Авель

«Верою Авель принес Богу жертву лучшую, нежели Каин; ею получил свидетельство, что он праведен, как засвидетельствовал Бог о дарах его; ею он и по смерти говорит еще» (Евреям 11:4).

Какое множество драгоценных мыслей связанно с Авелем, лишь только мы слышим его имя! От него идет приятное благоухание, несмотря на то, что он сын Адама и родился вне рая. Авель недолго жил в этом мире. Явился он лишь вспыхнувшим светом, который был презренным образом потушен. Об особых делах его тоже ничего не сказано. Тем не менее, Авель выдвинут Богом, поставлен во главу длинного ряда его героев веры, чтобы предшествовать всем другим, которые когда-либо избрали Бога или еще изберут Его. Авель первый странствовал в этом мире как дитя Божие; он же первый вкусил, что дает мир возлюбленным Божиим. Авель нашел узкий путь и пошел по нему. То есть он был первым верным свидетелем, и притом таким, который своею кровью запечатлел свое свидетельство о Боге.

Что сделало Авеля таким великим здесь и таким славным в будущем? Это была его вера, вера, в которой у него не было предшественника, которой он ни у кого не мог научиться, о которой никто ему не проповедовал, но которую он принял непосредственно от Бога, которая непосредственно связывала его с Богом и навсегда соединила его с Ним. Чтобы научиться нам от этого мужа, он поставлен Богом перед нашими глазами как в Ветхом, так и здесь, в Новом Завете. Более всего пусть его вера еще и в наши дни скажет нам, какова должна быть наша вера, если мы хотим быть благоугодными Богу.

Не должно ли быть для нас важнее всего знать,

Как проявляется вера Авеля

Здесь мы читаем: «Верою Авель принес жертву лучшую, нежели Каин».

Итак, вера Авеля, во-первых, выразилась в принесенной Богу жертве. Это очень поучительный намек. Большинство думает, что вера есть дело только головы, которое никому ничего не стоит. В действительности же она начинается с приношения, жертвы, отречения, так продолжается и так оканчивается. Не должен ли Авраам, придя к вере, жертвовать своей родиной, друзьями и домом отца своего? Не должен ли он после отдать Измаила, затем даже Исаака и свою любимую жену? И было ли иначе у Моисея? Это то, чем всегда отличается истинная вера, она никогда не приходит к Богу с пустыми руками, но приносит Ему то, что Он желал бы видеть на Своем жертвеннике. Такой ли ты верующий, который более всего готов слушать, но только не об отдаче и жертве? Тогда у тебя вера только головы, которая тебе ничего не стоит. Да и притом сама она не имеет никакой ценности. Смотри, даже ложная вера не может приближаться к Богу пустой, и она приходит с жертвой. Бедный человек знает, что такой, какой он есть, он не может быть благоугодным Богу, поэтому он старается принести Ему что-нибудь, что могло бы сделать его благоугодным перед Ним. Мысль правильна, но не тебе, а Богу надо делать оценку жертвы, которую необходимо принести. Сам Бог должен назначить, какая жертва может быть благоугодна Ему. Рассказывают про одного североамериканского индейца, как он в течение трех дней охотился в лесах, не убив никакой дичи. Сердце разрывалось при мысли о голодной семье, которая тщетно ожидала его дома. В своей скорби индеец решил обратиться к великому духу, в которого верят эти язычники. Он бросился на большой камень, который они считали жертвенником, громко кричал, проливая горькие слезы. Наплакавшись досыта, так что уже больше не мог, индеец ожидал дичи, но ничего не являлось. Тогда ему пришло на ум: то, что он дал великому духу, в действительности ничтожно, — и он стал думать, что он мог дать больше. По долгом рассуждении индейцу стало ясно, что у него нет большего и лучшего, чем его оружие. И вот он пришел и положил его на свой жертвенный камень, но и после этого не последовало ответа от духа. Проходили часы, но никакой дичи не попадалось на его глаза. Несчастный и разбитый, он готов был потерять всякую надежду. Вдруг индеец сказал себе: «Знаю, что я ему дам», — пошел и кинулся сам на свой жертвенник и был услышан. Тотчас навстречу ему вышла роскошная дичь, которую он мог убить и принести своей голодающей семье. Ах, если бы индеец знал одну, лучшую жертву, посредством которой бедный человек и здесь, и в вечности становится благоугодным Богу! Приди перед Богом, Христом, но положи и себя, и все, что есть у тебя, на Его жертвенный алтарь.

Посмотри, Каин весьма близко, около Авеля, тоже приносит свою жертву. Он делает то, что и тот. Но Каин жертвует от земли, он жертвует по своему усмотрению, и Бог не смотрит на него: Каин отвержен. Не жертвуй никогда ничего, что исходит отсюда, снизу, от земли!

«Верою Авель принес жертву лучшую, нежели Каин». Каждый знает, что вера есть то внутреннее отношение души к Богу, когда доверяешь Ему как дитя и вполне опираешься на Него. Это отношение души к Богу и дало перед Ним истинную цену принесенной Авелем жертвы. Каин мог принести точно такую же жертву, подражая образу и соблюдая время принесения ее. Но его жертва со всем этим была бы отвержена, если бы она не сопровождалась этим сердечным отношением к Богу. «Все, что не по вере, грех» (Рим. 14:23). Итак, прекрасное и хорошее пожертвованное Богу и по-видимому святое может быть не только не угодно Богу, но даже быть грехом перед Ним, если мы не находимся в благоугодном отношении к Нему, О, как мало спрашивают в наше время об этом отношении к Богу при сем своем действии и думают, что десять тысяч рублей Анании (Деян. 5:4) бесконечно лучше, чем две лепты вдовицы (Мк. 12:42-43).

Но вера должна иметь некоторое откровение от Бога, на котором она основана. Таким образом, вероятно, Бог сообщил Свою волю относительно жертвы уже нашим первым прародителям. Может быть, это случилось, когда Бог сделал им одежду из шкур животных (Быт. 3:21). Вряд ли могли эти кожи явиться как-либо иначе, чем от жертвенных животных, так как мясная пища была дозволена только после потопа (Быт. 9:3-4). Так, в смиренном послушании, сообразно воле Божией, Авель мог поспешить к своему стаду, принести Богу лучшую жертву всесожжения и с нею приблизиться к Нему. Только жертва, назначенная Богом, есть жертва веры и благоугодна Ему, и только она пролагает нам путь к Его сердцу. Несчастный Каин! Он, очевидно, не заботился о том, чего хотел Бог, но думал, как в настоящее время еще столь многие, что Бог должен быть доволен всем тем, что бы Ему ни приносили. Да не приближается же никто к Богу таким образом!

Вера Авеля опиралась на жертву, в которой он являлся как грешник. Так должно быть. Это было истинное положение, которое надо было занять Авелю в присутствии Божием. Отдав вместо себя на смерть живого ягненка, он признал себя грешником, повинным в смерти, который должен погибнуть так же, как его жертва. Отдавая свою жертву, Авель как бы сказал: «Боже мой, Боже, своими грехами я погубил жизнь. Все, чего я заслужил, — это смерть. Но, о, милостив Ты! Ты позволяешь вместо моей жизни отдать жизнь другого существа. Какой серьезный, справедливый и какой милостивый путь для меня!» В жертве Авеля выступало не только святое правосудие Божие в отношении греха, но и бесконечная милость к грешнику. «Без пролития крови, без смерти, — как бы говорит себе Авель, — не бывает прощения» (Евр. 9:22). Может быть, у него текли горькие слезы раскаяния и сожаления, слезы глубокого сокрушения, когда нож смерти поразил его жертву и кровь вытекала из нее, — этого мы тем более можем ожидать, так как смерть с ее ужасом была так мало знакома. Не должен ли был Авель сказать себе: «Как ужасен грех, если самое высокое и лучшее, что Бог даровал, должно пасть его жертвой».

Не так стоял Каин перед Богом со своей жертвой. У него не было никакой мысли о своем грехе и греховности. Его жертва была жертвой благодарения. Ею Каин говорил, подобно фарисею: «Боже! благодарю Тебя, что я не таков, как прочие люди, грабители, обидчики, прелюбодеи, или как этот мытарь» (Лк. 18:11). Каин видел и считал себя достаточно хорошим. Он, смотря на Бога, не нуждался ни в какой милости. Он сам признал себя невиновным и оправдал себя. Меришь ли ты, дорогой читатель, своим собственным масштабом или, превозносясь над подонками человечества, думаешь, что так ты будешь благоугоден Богу? Или даже думаешь, что не ты Богу, а Он тебе должен — должен, во всяком случае, дать тебе небеса и блаженство? Так Бог не примет ни тебя, ни твоей жертвы. Ты стоишь перед Ним в полном ослеплении. Ты встал на ступени, на которых никогда не сможешь пользоваться Спасителем. Бог действительно есть Бог всякого милосердия, но если ты принимаешь себя за сосуд, наполненный справедливой праведностью, в котором нет места для милости, — то Бог вынужден отвратиться от тебя. Еще одно:

Вера Авеля принесла жертву, которая была прообразом Христа

Мы читаем: «И Авель также принес от первородных стада своего и от тука их» (Быт. 4:4). Не имея никакого представления о грядущих Божиих законах относительно приносимых Ему жертв, Авель принес в жертву самое чистое, непорочное, лучшее из первородного стада его. Он понимал, что не полное недостатков и немощи могло покрыть перед Богом его грехи и преступления, не то, что само должно было быть отвержено, могло приблизить в нем отверженного, но благоугодное Богу могло сделать грешника благоугодным Ему. Так, уже в этой первой угодной Богу жертве перед душой Авеля мог стоять Тот, о Котором свидетельствовал апостол Павел: «Ибо не знавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы в Нем сделались праведными пред Богом» (2 Кор. 5:21), — и Который, как апостол Петр говорит о Христе, пострадал за грехи наши, «праведник за неправедных», чтобы привести нас к Богу (1 Пет. 3:18). Да и для Авеля, этого первого праведника, не было ни в Ком ином спасения и «не было другого имени под небом, данного человекам, которым надлежало бы спастись», кроме имени обещанного Христа (Деян. 4:12). Авель взирал на истинного Агнца, Который взял на Себя грехи мира, — вперед, как мы теперь смотрим назад. Никогда прежде и никогда после не было и не будет другого искупления от грехов, как в Нем, распятом. Поэтому-то Отец и поставил Его пред Собою как Агнца, закланного прежде создания мира (Отк. 13:8). Вот это-то и было лучшим в жертве Авеля по сравнению с Каиновой.

Жертва Каина не говорила ни о каком Искупителе, ни о Праведнике, преданном за него, неправедного и грешника, — Праведнике, Который мог бы привести его к Богу. Удивительно ли, если гнев Божий пребывал на Каине? Только «верующий в Сына имеет жизнь вечную». «Не верующий в Сына не увидит жизни, но гнев Божий пребывает на нем» (Ин. 3:36). Как жалки все те, которые выдумали себе спасение, оправдание без Христа, праведность через дела закона, которые дают древним входить в небеса за счет их собственной праведности! Таковые не имеют никакого понятия о пути Божием ко спасению, они никогда не понимали Бога. У Бога не два пути ко спасению. Кто выставляет еще и другой, кроме Христа, тот отстраняет Сына Божия, Который говорит: «Я семь путь и истина и жизнь; никто не приходит к Отцу, как только чрез Меня» (Ин. 14:6). Это раз и навсегда исключает другие пути. Дорогой читатель, Христос — единственная жертва, посредством которой ты можешь прийти к Богу. Приди через Него к Богу, как Авель!

Не должно ли еще для нас быть важным знать,

Что приобрела вера Авеля

Прежде всего, она приобрела праведность. Что он праведен, было следствием его жертвы веры. Это будет и всегда должно быть следствием живой веры во Христа. На этом каждый может испытать свою веру. Если ты веришь, что твоя вина останется на тебе, и если ты останешься, как и прежде, непрощенным грешником, то дела с твоей верой обстоят неблагополучно. «Вера твоя спасла тебя», — говорит Господь лежащей у ног Его горько плачущей грешнице. Ее спасение состояло в том, что Господь взял от нее грех и простил ее. Как удивительно! Простив ее, Христос явился собственным ее Спасителем, и все же Он говорит: «Вера твоя спасла тебя». Но как верно первое, верно и второе. Господь говорит: то, что ты обратилась ко Мне, поверила, что у Меня освободишься от бремени твоих грехов, — был верный путь, и он спас тебя (Лк. 7:50). «Итак, оправдавшись верою» — только так и не иначе, по исповедованию апостола Павла о себе и других, мы имеем мир с Богом — через Господа нашего Иисуса Христа (Рим. 5:1). Так встал некогда Авель на должное совершиться в будущем дело Агнца Божия, упокоился на Нем, и Бог тотчас поставил это на счет Авеля, так что он стал праведным в праведном.

Так было от начала, так еще и до сих пор. «Итак нет ныне никакого осуждения тем, которые во Христе Иисусе живут не по плоти, но по духу» (Рим. 8:1). Если у тебя еще нет праведности, если давит бремя грехов, то приди к Сыну Божию — Он предлагает тебе совершенное на Голгофе дело спасения для грешников. Встань на Него обеими ногами веры, то есть вполне положись на то, что именно это дело привело в порядок то, что ты испортил, — и Отец тотчас зачтет тебе то, что совершилось для каждого грешника, потому что «Кровь Иисуса Христа, Сына Его, очищает нас от всякого греха» (1 Ин. 1:7). Как Авель верою достиг праведности, так можешь достигнуть ее и ты. Для этого он поставлен здесь, впереди всех героев веры.

Авель приобрел и уверенность через свою веру. Все снова нас спрашивают те, которые не имеют ни прощения, ни праведности: «Как можно знать, что имеешь прощение и что ты праведен перед Богом?» Вот ответ: «Ею получил Авель свидетельство, что он праведен». Авель получил свидетельство в сердце, откуда никто не мог взять его. Это было как печать на документе. Славен документ, который говорит мне о деле, но печать возвышает его, делает его непоколебимым. Слово Божие говорит: «Конец закона Христос, к праведности всякого верующего» (Рим. 10:4). И ты можешь положиться, что это так, потому что Сам Бог сказал это. Но как драгоценно, если к этому присоединяется печать свидетельства. Как получил Авель это свидетельство — нам не сказано, но мы знаем, каково тем, которые получили его. Мы читаем: «Сей самый Дух свидетельствует духу нашему, что мы — дети Божий» (Рим. 8:16). Мы состоим из духа, души и тела, подобно прежнему храму Божию, состоявшему из двора, святилища и Святого-святых. Наше тело — это внешняя, видимая часть нашего существа, наш двор. В нем находится святилище — душа, и там еще есть Святое-святых — наш дух. Вот с этим-то сокровенным в нашей внутренности начинается общение Духа Святого, лишь только мы достигли праведности во Христе. И Дух Его свидетельствует духу нашему, что это так. Вы видите, как глубоко, как неприкосновенно и неизгладимо присваивается свидетельство тем, кто достигает праведности во Христе через веру. Так, без сомнения, было и с Авелем, первым получившим такое свидетельство. Но слава и поклонение нашему Господу, Авель не был единственным, который стал столь блаженным, потому что сейчас же далее в этой главе, в пятом стихе, мы читаем о Енохе: прежде переселения своего получил он свидетельство, что угодил Богу (Евр. 11:5). Далее апостол продолжает представлять нам через все грядущие столетия и тысячелетия со времен Ветхого Завета других праведников, и так как он не хотел повторять у каждого все то же самое свидетельство, то в заключение главы берет их всех вместе и говорит: «И все сии, свидетельствованные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее» (Евр. 11:39-40).

Как же обстоит с тобой? Ты имеешь веру. Имеешь ли ты и праведность, имеешь ли ты это свидетельство, о котором идет речь и которое имели все спасенные без исключения? Может быть, ты допускаешь, что все те имели его, но в настоящее время не существует ничего подобного? И все же такое суждение в корне неправильно. Еще многие миллионы, которые, как Авель, верою стали праведными, носят и в наши дни в своих сердцах это свидетельство и уверены, как он, в своем вечном спасении. Поэтому не успокаивайся прежде, чем все это не сделается твоим личным опытом.

Авель получил все это непосредственно от Бога. Это нужно заметить, так как апостол также сделал это, говоря: «Как засвидетельствовал Бог о дарах его». Свидетельство Авеля не было результатом чувства или впечатления, которое он имел во время своего жертвоприношения, но Сам Господь, Которому была принесена жертва, сообщил ему Свой приговор; Бог свидетельствовал о его даре. Так сказано в тексте. Именно это проливает свет как на веру этого первого мужа Божия, так и на праведность, полученную им. Бог свидетельствует, как мы видим, не о нем, не о принесенной им жертве. И в результате Бог признает Авеля праведным. Если бы Бог засвидетельствовал об Авеле, то результатом непременно должно было бы быть: «Авель, ты не праведен», — потому что он был таков по рождению и по поступкам. Таким образом, жертва Авеля и его покоящаяся на ней вера приобрели ему праведность Божию. Жертва Авеля была для него не чем иным, как тенью и прообразом Агнца, берущего на Себя грехи мира, и на Нем покоился Авель в живой вере. Праведность этого Агнца, устроенную верою Авеля, Бог тотчас поставил на его счет.

Бог всегда свидетельствует о жертве и даре, которые мы приносим Ему, если они — Христос. О Нем сказано: «Которого Бог предложил в жертву умилостивления в Крови Его через веру, для показания правды Его в прощении грехов, соделанных прежде, во время долготерпения Божия, к показанию правды Его в настоящее время, да явится Он праведным и оправдывающим верующего в Иисуса» (Рим. 3:25-26). И еще написано: «А не делающему, но верующему в Того, Кто оправдывает нечестивого, вера его вменяется в праведность» (Рим. 4:5). О, пусть бы каждый читающий это достиг такого великого успеха на этом простом пути!

Наше слово обращает внимание читателя еще на одно, а именно:

Как продолжает действовать Авель своей верой

Наш текст говорит: «ею он и по смерти говорит еще». Какой же это язык? Язык веры, если и смерть не может заставить его умолкнуть! Что же Авель говорит нам? Он свидетельствует еще сегодня, что путь веры — единственный путь ко спасению. В первой главе Послания к евреям все герои веры, поименованные в предыдущей главе, названы «облаком свидетелей». Облако проходит над нашими головами. Если мы посмотрим вверх, оно не может остаться незамеченным ни днем, ни ночью. Так и это облако свидетелей мы должны видеть. И Авель является первым среди этих свидетелей. В его вере мы имеем шеститысячелетнее свидетельство веры. Оно старше всех других свидетельств, и оно говорит нам: приди, посмотри на мне как на примере, каков был путь, безошибочно приведший меня ко спасению. Что это был Божий путь, ты можешь видеть из того, что Сам Бог тотчас ответил, сделав меня, грешника, праведником. Авель говорит далее: если я достиг праведности за четыре тысячи лет перед тем, как умер Христос, тем более должен достигнуть ее ты после того, как Он уже все совершил на Голгофе. Я мог приступить к Богу только с тенью истинной жертвы, ты, напротив, можешь покоиться верою на действительной. Как для меня это было путем моего личного спасения, так это единственный путь и для тебя, твоего личного спасения. И не говорит ли Авель еще: посмотри только, если я был так чудно спасен на пути веры, не имея какого-либо предшественника, от которого я мог бы научиться, насколько же более должен спастись ты теперь, после того как Бог поставил тебе мой пример и дал тебе целое облако свидетелей, да и ныне бесчисленные миллионы людей постигли праведность на пути веры.

Вступив на этот путь, последуй данным примерам. Не допускай удерживать себя — так говорит еще Авель. Кроме того, я, кажется, слышу его как бы говорящим: одумайся, если я вошел в славу, не имея ни слова Писания, без проповедуемого Евангелия, без пророков Божиих, не видя ни одного вестника мира, посланного от Бога, тем более мог бы это сделать ты! Можешь ли ты представить какое-либо извинение при столь многих нагроможденных милостях, окружающих тебя? Смотри же, чтобы благодать Божия не тщетно была принята тобою (2 Кор. 6:1).

Хотя Авель и умер, он говорит еще, даже свидетельствует именно через свою смерть. Его смерть не была следствием прожитой до своего предела, до глубокой старости жизни. Он умер не естественной смертью, которая есть возмездие за грех. Авель умер, потому что был праведником, потому что верил. Он был первый мученик, первый в этом мире, запечатлевший кровью свою веру. Своей смертью Авель засвидетельствовал: как было мне, так будет каждому праведнику в этом мире. Праведника не будут терпеть, здесь он будет ненавидим, и ненавидим смертельно. В твоем собственном доме ты испытаешь это. Там ты всегда найдешь около себя Каина, если ты — Авель. Если Бог засвидетельствует однажды, что ты праведен, и если твои отец, мать, зять, невестка, брат, сестра не хотят иметь ничего общего с твоим Богом, то не ищи далеко твоих врагов — они живут с тобою под одной кровлей. Не удивляйся и не изумляйся, потому что как ты видишь на мне, так обстоит в этом мире с первого дня, с тех пор как существовал праведник. Смотри, и Спаситель твой тоже предсказал тебе это. Когда Господь посылал учеников Своих в этот мир, Он сказал: «Враги человеку — домашние его» (Мф. 10:36). То же переживал и Он Сам в Своем доме, здесь, на земле (Ин. 7:3-5). Однако умирающий Авель свидетельствует своей смертью еще больше.

Когда тебе приходится страдать, говорит он нам, страдай как и я. Да не останется в этом мире ни одного горького слова из уст твоих. Не дай врагам твоим возможности сказать, что они были раздражены тобой, что ты держал себя враждебно, — но чтобы твои молитвы благословения продолжали звучать в их ушах нескончаемым эхом, когда тебя уже не будет и ты давно пал их жертвой. Смерть Авеля говорит нам: страдай, как страдал твой Господь, Который, будучи злословим, не злословил взаимно, страдая, не угрожал, но передавал то Судии Праведному (1 Пет. 3:23). Тогда только твои страдания или смерть запечатлеют веру, которая драгоценна перед твоим Господом и которая продолжает сиять через столетия. О, никогда не страдай за свои жестокие слова, за свое противоречие, свою враждебность. Но страдай только за Христа и с Ним, чтобы тебе возрадоваться и восторжествовать в явление славы Его (1 Пет. 4:13).

Наконец, Авель говорит еще о том, каким благоугодным сделался он Богу. Настал день, когда Авель лежал на земле убитый. Кровь его была пролита. Авеля не стало. И вот казалось, что с ним все кончено. Но не так было у Бога, потому что дорога в очах Господних смерть святых Его (Пс. 115:6). С высоты Божиего престола Бог его спросил о нем: кровь Авеля — теплая, восходящая, дала услышать свой голос, и ответ Божий не отсутствовал. Не чувствуем ли мы совершенно это? Не можем ли мы видеть, как драгоценен своему Отцу был Авель? Не можем ли мы заметить, какая тесная связь существует между Господом славы и теми, которые страдают за Него? Когда враги праведника разделываются с ним, тогда им приходится иметь дело с Тем, Кого, собственно, они ненавидели в праведнике. Проливший кровь праведника должен услышать из Его уст все, что эта кровь говорила за него перед Богом. Сам Бог будет ее переводчиком, заступником и мстителем. Итак, Авель свидетельствует через тысячелетия всем страждущим и мученикам, чья невинная кровь течет здесь: чем тяжелее наши страдания, тем ближе подходит и наш Господь, тем горячее проникает и Его любовь. И если смерть придет от руки врага, то она приведет вас также к престолу вашего Отца. Не отступайте, что бы ни случилось, потому что самое худое, что перенесете вы здесь ради Господа, некогда будет иметь там самую высокую цену.

Дорогой читатель, пусть и перед тобой не напрасно стоит Авель со своей жертвой и верой. Пусть он, хотя и умерший, еще и теперь говорит тебе: прежде чем ты расстанешься с ним, пусть Авель обратит к тебе несколько вопросов, на которые ты честно мог бы ответить перед Богом. Имеешь ли ты веру, спрашивает он тебя, подобно моей, веру с жертвой перед Богом, и притом лучшей, нежели Каина? Достиг ли ты через эту веру праведности от Бога и свидетельства от Него, которого никто не может отнять? И еще: готов ли ты страдать за свою веру и, если потребуется, запечатлеть ее смертью? Если на эти немногие вопросы ты можешь ответить радостным «да!», то благо тебе. Тогда ты можешь присоединиться к тому «облаку свидетелей», в котором Авель является первым. Дай Господь, чтобы это было так.

Аминь.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: