Енох

[toc]

«И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала, 300 лет и родил сынов и дочерей. Всех же дней Еноха было 365 лет. И ходил Енох пред Богом; и не стало его, потому что Бог взял его. Мафусал жил 187 лет и родил Ламеха.» (Бытие 5:1-32).

Несколько лет тому назад, когда при ежедневном исследовании Священного Писания по порядку я начал опять читать свою Библию сначала, то однажды снова остановился перед 5-й главой Бытия. Мне казалось, что сегодня мне надо просто перевернуть лист и не читать ее, потому что эта глава слишком суха и не имеет сказать мне больше ничего. Я уже слишком хорошо знал все повторяющийся припев в конце перечисления патриархов: и умер… и умер… Мне казалось в тот день, что я подошел как бы к великому кладбищу, вступать за ограду которого у меня не было никакого желания, так как от него не могла исходить жизнь. Хотя я и повторял себе: это же первое и старейшее кладбище, кладбище первых детей Божиих; здесь перед тобою проходит не род Каина, но Сифа — и т.д. Однако все это было недостаточно убедительными доводами, чтобы мне снова предаться исследованию этой главы. С другой стороны, я не мог решиться пропустить эту главу. Казалось, Господь говорил: «Разве ты думаешь, что на кладбище нельзя ничему научиться?» И далее: «Не Моя ли рука нашла некогда на пророка Иезекииля, вывела его и поставила на широкое поле, полное мертвых костей, чтобы он там услышал, что Я имел сказать ему?» (Иез. 37:1-11).

Далее мне припомнилось, что я уже часто бывал на некоторых кладбищах и, останавливаясь над многими могилами, читал надписи, которые иногда говорили мне так много печального, иные — так много ободряющего. Чудные, драгоценные поучения попадали тогда в сокровищницу моего сердца! Однако всякий раз мои мысли сосредотачивались обычно на одном горячем желании: «Научи меня так счислять дни мои, чтобы мне приобресть сердце мудрое!» (Пс. 89:12). Не было ли это приобретением? «О, конечно, — звучало тогда в моей душе, — я могу и сегодня научиться на этом кладбище, если Дух Святой, Автор этой главы, прольет на нее Свой свет». После этого я снова подошел к ней, остановился перед могильными плитами и надписями некогда существовавших предшественников на пути Божием в этом мире и Господь дал мне то, чего я никогда не ожидал.

Более же всего я был глубоко поражен, когда, подвигаясь все дальше, я внезапно остановился перед Енохом. Здесь история его жизни была начертана уже в течение тысячелетий, но для меня было это как бы новое открытие. «И этот тоже здесь? — спрашивал я с удивлением. — Не следовало ли его по крайней мере выделить из всех этих отошедших, показать нам на особом месте?» Муж бесконечной жизни поставлен среди тех, чьи могильные холмы лежат перед нами. До него и после него у всех других звучало: и умер… и умер… тогда как у него не может быть и речи об этом печальном припеве. Удивительное сопоставление.

«Разве здесь нет никакого урока для тебя, — спрашивал я дальше, — никакого для всех моих братьев и сестер?» Конечно, да! Вот один: Бог так поставил Еноха среди этих ничем не выделяющихся, обыкновенных детей Божиих, чтобы никто не мог сказать: невозможно быть другим, чем те, которые живут кругом. А вот еще и дальше урок: Бог поставил его так, чтобы каждый мог тем лучше видеть скудную, ненормальную, бедную жизнь, равно как и полную, нормальную, богатую, — и захотел бы избрать последнюю. Темное видишь лучше рядом с ярким светом, тогда как яркий свет сияет приятнее во тьме. Это принуждает и нас осмотреть то и другое во свете Божием.

Большинство, окружавшее Еноха

Тут мы имеем мужей исключительно долгой жизни. Кто уподобится им в этом? Вся мировая история не имеет никого, кого бы она могла поставить рядом с ними. Подумать только: 930 лет, 912 лет, 905 лет, 910 лет, 962 года, 969 лет и т.д. стоит на их памятной доске. Каждый из них жил в 10 — 12 раз дольше, чем старейший в наши дни. С убеленными сединою головами и внушающим благоговение возрастом стоят они перед нами. Священное Писание говорит и о седых головах; оно имеет драгоценные слова для них: «Венец славы — седина, которая находится на пути правды» (Пр. 16:31). Ах, если бы все те, которые сегодня ходят посреди нас с седой головой, имели бы пути правды позади себя! Однако будьте покойны и вы, молодые, если вы ходите путем правды! Ничего не значит, имеете ли вы светлые, черные или другие волосы — и они тогда будут украшать вас, как венец славы! Тем не менее, приятно все-таки видеть седые головы! Так было исстари. Со времени Моисея существовала уже заповедь: «Пред лицом седого вставай и почитай лицо старца, и бойся Бога твоего. Я Господь» (Лев. 19:32). Почему же именно здесь должен так проявляться страх перед Богом? Да потому, что неизмеримы доказательства милости, которые Бог в течение столь многих лет изливал в сосуд с седой головой. И здесь давайте подумаем о тех, которые в течение девяти столетий принимали в себя потоки любви Божией. С глубоким благоговением гляжу я до настоящего часа на тех древнейших ветхозаветных патриархов.

Однако заметим, что это большинство не имеет истории жизни. Не странно ли последнее при столь великой продолжительности жизни? О, как охотно пишет Отец Небесный, где есть что написать. Авель принес Ему только одну жертву — и вот она стоит у Него на счету. Мария вылила Ему на голову только один сосуд благовонного нарда — и тотчас сказано: «Она сделала, что могла» (Мк. 14:3-8). Много страниц заполнены жизнью Ноя, почти четырнадцать глав — Авраамовой историей и тринадцать — историей жизни Иосифа. Все это показывает, что Отец вовсе не так скупо высказывается о Своих детях. Много ли, мало ли, все идет в их и Его Книгу жизни.

О тех же, которые окружают Еноха, у Духа Святого нет ничего, что оказалось бы достойным занесения на страницы этой святой Книги. Неужели их столетия протекли, действительно, в полном бездействии? Во всяком случае, нет! Если бы мы могли наблюдать за ними, то увидели бы, в какой суете, в каком труде и ежедневных хлопотах протекала часто жизнь некоторых из них! Одни из них были земледельцами, возделывавшими в течение многих лет большие пространства земли и собиравшими богатые жатвы, так много кругом говорившие о них! Другие были просто пастухами, в стадах которых насчитывались тысячи и десятки тысяч голов крупного скота и в десятки раз больше мелкого скота, верблюдов без числа, лошадей и ослов! Каждый знал их как таковых, чьи прилежание и надзор ставили в пример другим пастухам-владельцам. Еще другие возвели себе большие и красивые дома, приготовили хорошую будущность для своих сыновей и дочерей, были предприимчивы, так что мы свободно позавидовали бы им. Нет, нет, они, во всяком случае, не были бездейственны, но для всего того, что они делали и совершали, у Бога не существовало пера, чтобы все это так или иначе отметить. Все это были дела, относящиеся к миру, — дела, которые исчезают под руками, ибо «мир проходит и похоть его» (1 Ин. 2:17). Для вечности, для Бога, для блага окружающих, для собственной души во всем том не было ничего! Люди такого рода, даже если бы они и сделались детьми Божиими, не имеют пред Богом истории жизни. Только там, куда проникла Его жизнь, где она бьется и переживается человеком, — там возникает история жизни перед Богом!

Братья и сестры, не протекает ли и наша жизнь без той или иной деятельности? Что имеется в ней для Бога, для вечности, для твоих братьев и сестер во Христе, для твоих близких и для погибающего мира? Находит ли Он, Господь твой, в жизни твоей то, что драгоценно для Него; то, что Он может занести в Свою книгу жизни? Или Он не находит ничего, как у этих многих? Или Он вынужден сказать о том, что ты делаешь для Него: «Я не нахожу, чтобы дела твои были совершенны пред Богом Моим», — или даже: «Удали от Меня шум песней твоих, ибо звуков гуслей твоих Я не буду слушать» (Ам. 5:23)? Если это так, то и у тебя нет истории жизни перед Богом! Или ты некогда найдешь записанной такую жизнь, о которой ты вечно будешь раскаиваться.

Если так было со многими окружавшими Еноха, то их длинная жизнь была, собственно, коротка. Как коротко то, что Бог говорит о них! Все, что Он имеет сообщить о них, — это то, что каждый из них был только звеном между прошедшим и грядущим поколением. Но это же может быть сказано и о тех, которые в главе 4 Бытия причислены к роду Каина. Если бы жизнь этого большинства была оценена или даже взвешена, то в ней не было бы найдено ни цены, ни весу. И все же неизменно то, что мы будем некогда взвешены перед Богом на весах, на которых не имеют значения ни наши многие годы, ни седые волосы, ни даже царский венец, но одно лишь наше внутреннее содержание, содержание нашей жизни и хождения перед Богом, как это мы видим на Валтасаре, над которым приговор Божией правды гласил: «Ты взвешен и найден очень легким!» (Дан. 5:27).

В Божием Писании о мужах седой древности (Быт. 5) вы находите, что Он так близко поставил их могилу к их колыбели, что если бы их столетия не были так точно начертаны, то невольно должен бы каждый из нас подумать, что жизнь их занимала только весьма короткий промежуток времени, гораздо короче, чем жизнь Еноха. И все же жизнь праотцев была такая длинная, как ничья другая. Но это была как бы «сжавшаяся» жизнь. К тому же жизнь всех их была однообразна до утомления. Если вы прочитали историю жизни одного, не трудитесь читать историю другого: в истории одного вы уже прочитали истории всех. Никакой бодрящий ветерок жизни не веет в течение столетий над этими тихо стоящими прудами, чтобы вызвать какую-нибудь приятную перемену. Разве удивительно, что такая однообразная жизнь оканчивается однообразным «и он умер»? «Но может ли вообще жизнь оканчиваться иначе?» — спросит читатель. Выслушай же слово Господне: «Верующий в Меня, если и умрет, — оживет, и всякий живущий и верующий в Меня не умрет вовек» (Ин. 11:25-26).

Взгляните же назад вы, старые братья и сестры! Посмотрите на вашу жизнь — не «сжавшаяся» ли это жизнь? Если так, то не расположена ли и ваша предстоящая могила, несмотря на многие годы вашей жизни, совершенно близко к вашей колыбели? Вы же, молодые братья и сестры, которые имеете жизнь вашу еще впереди, смотрите, чтобы она стала содержательной жизнью, исполненной плодов праведности Иисусом Христом (Флп. 1:11). Тогда ваша жизнь, даже если бы Господь вскоре закончил ее, будет длинной, полной жизнью! Вы же, старики, постарайтесь наверстать, что упущено, чтобы Господь по крайней мере при конце дней вашей жизни получил в собственность последние силы, последнее время и все наши сердца.

Посмотрим же теперь во свете Божием, как ходил

Енох один среди многих

Приближаясь к нему, мы не ощущаем ничего от дыхания смерти: здесь бьет только одна жизнь. Однако и о нем мы должны сказать, что его жизнь началась точно так же, как и жизнь всех других. Мы читаем: «Иаред жил 162 года и родил Еноха» (ст. 18). Как ты, я и мы все, Енох был рожден; он был человеком, как и мы, без какой бы то ни было разницы. Что говорил о себе Давид, то мог сказать о себе и Енох: «Вот, я в беззаконии зачат, и во грехе родила меня мать моя» (Пс. 50:7). Енох родился от плоти, и потому в день, когда отец его Иаред был извещен о рождении сына, можно было сказать: «Вот, одним грешником стало больше в мире». Все, что мы знаем об этом человеке, в высшей степени важно, ведь таким образом мы можем видеть, что Енох поднялся от нашего уровня до превознесенной высоты Божией. Более того, полные шестьдесят пять лет после своего рождения, то есть более одной пятой части своей сравнительно короткой жизни, он шел широким путем, в ногу с тогдашним миром. Конечно, сообразно с жизнью тех людей это не было слишком долго, но все-таки это было достаточно, чтобы наполнить порядочную меру греха. Итак, в Енохе мы имеем перед собой человека, который был сначала грешником по рождению и затем грешником по делам. Как жаль каждого года, каждого дня нашей жизни, которые не принадлежат у нас Богу и которые мы проводим по стихиям этого мира! Подобно мертвым рыбам, бываем мы гонимы великим потоком в «мертвое» море. Так ли с тобой, друг мой, как это было с Енохом в течение его шестидесяти пяти лет? Посмотрите хорошенько! На нем ты и каждый до сего дня может видеть, что для человека еще не все потеряно, хотя он и грешник по рождению, грешник по делам, — и тем более, если этот грешник хочет обратиться в Богу.

У Еноха дошло до поворота к новой жизни. Блажен человек, который может сказать о таком повороте в своей жизни! Этот поворот решает прошлое человека, его настоящее и будущее — всю вечность, если поворот правилен. В жизни Еноха совершенно точно указано время его обращения: «И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала» (ст. 22). До тех пор, значит, не было у него жизни пред Богом и с Богом. Отныне же заметно и для него, заметно и для Того, Кто вписал о нем в эту книгу, что с ним обстояло иначе. Что побудило Еноха к этой новой жизни, нам не сказано; во всяком случае, добрый Пастырь искал его и нашел, и Енох начал добровольно и доброхотно следовать за Ним.

Все же можно предположить, что поворот в жизни Еноха был тесно связан с рождением его первенца. Великий дар Божий, который Бог в этом сыне положил ему в лоно, был толчком к его новой жизни в Боге. Может быть, Енох говорил себе: «Дорогая бессмертная душа, жизнь для вечности поручена моим рукам. Это дитя дано мне Богом, чтобы я снова возвратил его Ему, воспитал для Него». Однако в душе его могло звучать: «Если ты хочешь этого, то ты сам должен быть вполне Божиим; должен быть посвящен Ему и жить для Него». И Енох не медлил. Решительный час для него пробил — он ухватился за Бога и повергся навсегда к Его ногам. Как новый человек, начиная новую жизнь, Енох мог вполне сказать душе своей: «Теперь, мое дитя, ты с первого своего вздоха должен дышать Божией атмосферой в моем доме и всю свою жизнь видеть Божию жизнь в своем отце!» Счастлив каждый отец и каждая мать, которые с таким святым приветом открывают свои сердца и свой дом каждому им Богом дарованному любимцу! Ах, если бы только хорошо была понятна великая ответственность родителей за души их детей! Ах, если бы родители с каждым новым ребенком получали новый толчок к более святой жизни, чтобы ни один из них не погиб по их вине, но все были спасены!

Посмотрим же, в чем состояла новая жизнь Еноха. Всегда были люди, которые внезапно начинали новую жизнь, но текшую, однако, из старого источника. Так, мы знали одного, который был великим расточителем. «Нет, — сказал он, придя в себя, — это должно измениться; я должен начать новую жизнь!» И он имел достаточно сильную волю и перестал мотать. Прошло не так много времени, и бывший расточитель сделался редкостным скрягой. Другой был страстным картежником, спустившим все. «Так не должно идти далее, — сказал он своей жене, — с сегодняшнего дня я начинаю новую жизнь!» Казалось, все шло успешно: он противостоял всем искушениям. Но ни один человек не знал, как мучил его отверженный им порок и скука! Чтобы избавиться от них, человек этот пробовал, когда бывало слишком тяжело, выпивать стаканчик. Все кончилось вскоре тем, что он сделался горьким, неизлечимым пьяницей. Так бывает всегда, когда люди начинают другую, новую жизнь без Бога. Нечистый дух изгоняется здесь силою Веельзевула.

Но как совершенно иной была новая жизнь Еноха! Она истекала из чудного источника вечной жизни. Мы читаем здесь, после великого поворота (в немецком переводе): «Он остался в божественной жизни» (ст. 22), — и в конце: «потому что он жил Божией жизнью» (ст. 24). Итак, его жизнь была у Бога Божией жизнью. Она не была и не может быть иной, как новой. Это та жизнь, которая заслуживает себе это имя; это жизнь для вечности; жизнь, которая протекает в этом мире с Богом и в Боге.

Слово о начавшейся новой жизни Еноха переводится очень различно, что указывает на то, что это слово имеет очень глубокий смысл, который нелегко передать одним словом. Русский текст говорит: «Ходил Енох пред Богом». Это значит, что его наружное и внутреннее движение на пути веры, его мысли, речи и действия совершались в присутствии Божиим и пред Его очами. Если я прохожу мой путь пред чьими-либо глазами, тогда всякое мое движение будет видимо им. Ходим ли мы так перед вездесущим Богом? День за днем и ночь? Английский перевод говорит: «Енох ходил с Богом». Это дает понять, что Енох шел с Богом туда, куда Он шел; и куда Бог не шел, туда не шел и Енох — ни в мыслях, ни в словах или делах. Это может также означать, что он ходил с Богом рука об руку, как те, которые неразлучно (в браке) соединились друг с другом. Также можно принять: Енох шел нога в ногу с Богом, не отставал от Него. О, было бы хождение каждого чада Божия таково, чтобы ни одно из них не было найдено без Бога! Немецкий перевод, как мы видели, мог бы сказать: «Божия жизнь переживалась им». На Енохе можно было видеть, как Бог может вести в этом мире Свою жизнь в человеческом теле. Таким образом, жизнь Еноха должна была быть могущественнейшим свидетельством для всего тогдашнего мира. Таковой должна была быть жизнь каждого единичного чада Божия и всех вместе. Для этого Бог и поставил этого мужа перед нашими глазами.

В высшей степени важно заметить, при каких обстоятельствах проводил Енох свою божественную жизнь. Многие говорят: «Да, те люди жили как раз в то хорошее старое время, когда еще можно было жить такой жизнью; теперь в мире совсем иначе!» Однако я прошу вас посмотреть тщательно, когда жил Енох. Мы находим, что Ной, который был очевидцем ужасного суда Божия над тогдашним отпавшим миром, был его правнук. В следующей, шестой главе Бытия вы найдете картину жизни того времени. Достаточно несколько черт, чтобы определить то «доброе старое время». Вот обвинение Божие: «Не вечно Духу Моему быть пренебрегаемым человеками: потому что они плоть; пусть будут дни их сто двадцать лет». Далее Бог говорит: «И увидел Господь, что велико развращение человеков на земле, и что все мысли и помышления сердца их были зло во всякое время. И раскаялся Господь, что создал человека на земле, и восскорбел в сердце Своем. И сказал Господь: истреблю с лица земли человеков, которых Я сотворил» (Быт. 6:3,5-7). И из собственных слов Еноха мы можем видеть, какой мир окружал его. «Се, — восклицал он, — идет Господь со тьмами святых Ангелов Своих — сотворить суд над всеми и обличить всех между ними нечестивых во всех делах, которые произвело их нечестие, и во всех жестоких словах, которые произносили на Него нечестивые грешники» (Иуды 14-15).

Нет, не в золотое и не в райское время Енох проживал здесь свою святую жизнь! Чего только не видел и не слышал этот верный раб Божий! И с какой болью о Боге должен был он смотреть на это великое множество! И так как в течение трехсот лет его жизни и веры не было никакого поворота к улучшению, но успех во грехе только увеличивался, то и скорбь его тоже возрастала. То же, что это отпадение от Бога и безбожная жизнь того времени могли подвинуть его хотя бы на волос к отступлению, не приходило ему на мысль. Наоборот, если все это каким-либо образом влияло на Еноха, то, без сомнения, только так, что он еще ближе становился к Богу. Вдобавок мы читаем, что в общественном отношении Енох жил в такой же обстановке, как и все другие и многие из нас. Он жил семейной жизнью в доме, полном сыновей и дочерей. Что здесь встречаются скорби, печали, затруднения и неприятности — кто этого не знает! Итак, не в монастыре, не где-либо скрытым от мира, но среди всех других людей с таким же жребием, какой является и нашей участью сегодня, проживал этот муж свою жизнь в Боге. Какой пример для нас и одновременно — какое поощрение!

Не должно ли привлекать нас и то, что Енох без колебания и перерыва проводил свою жизнь пред Богом? Это не было так, как ныне у многих, которые называют себя верующими, у которых можно наблюдать короткий порыв, а затем следует ослабление и далее — хождение и жизнь немногим лучшая, чем у детей мира сего. Нет, о Енохе мы читаем: «И ходил Енох пред Богом, по рождении Мафусала, триста лет» (ст. 22). Если бы люди дали о нем это свидетельство, то мы могли бы еще спросить себя, верно ли они оценили его, ибо они могли видеть его только снаружи. Данное же свидетельство есть Божие свидетельство, в котором не сказано ничего лишнего и ничего не убавлено. Подумай только — триста долгих лет, никогда не отклоняясь от Бога, никогда не уходя с Его глаз, жить непрерывной жизнью с Ним и в Нем! Это не может быть иным, как блаженной жизнью духовного торжества! Это было нечто из того, что вкусил апостол, когда он воскликнул: «Благодарение Богу, Который всегда дает нам торжествовать во Христе!» (2 Кор. 2:14), — и нечто из того, чего жаждал наш Господь от Своих учеников и с чем Он связал целый ряд обетовании, когда говорил им: «Пребудьте во Мне, и Я в вас… кто пребывает во Мне и Я в нем, тот приносит много плода!» (Ин. 15:4-5).

Не ужасно ли и не приходится ли призадуматься, когда бываешь вынужден сказать, что такая непрерывная жизнь веры совершенно незнакома великому большинству детей Божиих настоящего времени?! Мало ли таких, которые сознают, что они не ходили даже трехсот дней перед Богом и с Ним с тех пор, как обратились к Нему? И сколько существует таких, которые снаружи сохраняют еще хороший вид, так что мы почти с радостью пошли бы с ними одним путем, однако вдруг обнаруживается, что они годами позорно истачивались червем греха! Мы извергаем их вон из нашей среды, но дрожим в глубине и страшимся при мысли, чтобы нам вскоре не пришлось снова сделать подобное открытие в наших рядах! Почему же это так в наши дни? Жизни Еноха недостает большинству — жизни пред Богом, с Ним и в Нем. Они хотят быть обращенными, чтобы избежать ада, но не удаленными от греха: без боли плоти, не имея стены между собой и миром. Отсюда — быстрое отделение и отчуждение от Христа, так как Он и жизнь, которою они хотят жить, не совмещаются. Придите, мои братья и сестры, станьте около этого Еноха: сравните себя с ним и, если вы видите, что вы тоже не можете мериться с ним, падите к ногам Божиим, чтобы Он простил вас и очистил, но в то же время и открыл вам тайну жизни Еноха! Его тайной было непосредственное, личное общение с Богом, которое он, лишь только раз вкусив, уже не оставлял в продолжение полных трехсот лет. Это непрерывное общение производит также, без всякого усилия, непрерывную святую жизнь.

Заключение

Чем же окончилась эта славная жизнь Еноха? Это нечто, о чем ни я, ни вообще никто не может говорить, потому что — взгляните только! — эта славная жизнь не кончилась, она не прекратилась еще до сегодня. Вернемся со мною на замечательное старейшее кладбище, где прежде снова и снова звучало нашему уху: и умер… и умер… Смотрите: могила Еноха пуста; здесь вы не услышите: и умер. И еще больше — здесь вовсе нет могилы Еноха. Его жизнь в Боге, которой он жил в течение трехсот лет, поглотила все, над чем смерть в нем имела права. Эта жизнь сделалась в нем такой сильной, что его дух, душа и тело вполне перешли в полное обладание этой жизнью. Могла ли смерть осмелиться протянуть к нему свою костлявую руку? Скорее смерть могла вострепетать перед Енохом, нежели он перед нею! Вот это — истинная жизнь в Боге, которая поглощает смерть победою! Итак, мимо смерти и могилы он перешел отсюда в тот, другой мир. Он не был от мира сего, поэтому ничего и не осталось от него в последнем; не осталось даже и дома, этой земной хижины. Енох пошел туда, где царствует Бог, его общение с Ним сделалось неразрывным. Тому и принадлежал он.

Для меня драгоценно сообщение о конце жизни Еноха, как Бог передает это в Ветхом и Новом Завете. В первом сказано: «И не стало его, потому что Бог взял его» (ст. 24). Подобно дыханию растворился Енох пред этим миром — Бог привлек его к Себе. В последнем читаем: «И не стало его, потому что Бог переселил его» (Евр. 11:5). Наши переселенцы переправляются в Америку, в Канаду, в Сибирь. Как темно на пути туда все, что перед ними, и как тяжел путь! Но как светло и славно должно было быть переселение Еноха, ибо его совершил Тот, пред Которым протекала здесь вся его жизнь! Это был блаженный путь в течение трехсот лет в земной долине скорбей, который при своем конце на встретил никакой тени, становясь все светлее до вечного дня.

Какая совершенно иная история жизни в сравнении с той, которую мы рассматривали вначале! Она поистине полна жизни! Как ни коротко по сравнению с другими странствовал Енох на земле, все же жизнь его простиралась неизмеримо дальше, чем жизнь всех их. Вопрос, однако, в том, на кого мы избрали быть похожими. На тех с их долгой пустой земной жизнью, о которой Бог ничего не имеет сказать, или на эту короткую, о которой Он с довольством сказал так много и которая не кончилась еще до сегодня? Мы все без исключения должны бы жить теперь жизнью Еноха, так как она для нас более возможна, чем была для него, ибо рассмотрите только получше — он также принадлежал к тем, о которых Дух Святой свидетельствует: «Все сии, свидетельство-ванные в вере, не получили обещанного, потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства» (Евр. 11:39-40). О нас нечто лучшее… Верим ли мы этому, мы, которых касается это? О, как бы должны мы жаждать этого и стремиться превзойти Еноха, как Елисей стремился превзойти Илию!

Братья, мы идем навстречу дню восхищения! Этот славный день очень близок — он пред дверьми! Но мы только тогда будем иметь часть в восхищении, если наша жизнь будет подобна жизни Еноха!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: