Ионафан

Ионафан одолевает скалы
Цар. 14, 1—13

Одной из самых светлых личностей Библии является Ионафан — сын царя Саула и самый верный друг Давида. Прежде чем мы рассмотрим его как друга Давида, полного необыкновенной любви к нему, мы познакомимся с ним как с удивительно храбрым человеком и большим героем ветхозаветного народа Божьего.

Перед нами необычайное зрелище: отряд филистимлян — этих главных врагов ветхозаветного народа Божия — попрятался среди скал и на их вершинах, чтобы совершить нападение на этот народ. Ионафан, сопровождаемый одним только своим оруженосцем, отправляется в стан врага, расположенный среди неприступных скал. Положение Ионафана было очень трудным. Мы читаем о его положении: «…острая скала с одной стороны и острая скала с другой стороны…» И с вершины одной из них Ионафан слышит крик врагов: «Взойдите к нам и мы вам скажем нечто». Что делать? Враг силен и многочислен, а Ионафан только вдвоем с оруженосцем. Но Ионафан уповает на Бога, и он без малейшего страха говорит своему оруженосцу: «Следуй за мной…» И мы читаем далее: «…и начал всходить Ионафан, цепляясь руками и ногами, и оруженосец его за ним».

Какая картина перед нами и сколько в ней поучения для всех детей Господних! Апостол Павел, находясь в положении Ионафана, говорит в 2 Кор. 7,5: «Когда пришли мы в Македонию, плоть наша не имела никакого покоя, номы были стеснены отовсюду: отвне — нападения, внутри — страхи». Разве это не положение Ионафана?

Скала с одной стороны, скала с другой стороны, и, кажется, нет выхода из тупика. Что делать среди острых скал? Что делать среди разного рода трудностей? Это очень важный вопрос нашей земной жизни. Есть два отношения к скалам, окружающим нас, к трудностям, которых так много в нашей земной жизни: мы можем среди острых скал опустить наши руки и предаться отчаянию, то есть плакать, унывать и падать духом; жаловаться другим и роптать на свою судьбу. Так поступают очень многие дети Божий.

Но среди наших трудностей мы можем поступать по примеру Ионафана, то есть смотреть на наши кажущиеся такими непреодолимыми трудности как на лестницу, на вершине которой стоит наш Господь Иисус Христос и зовет нас подыматься к Нему по ступеням этой трудной лестницы.

Мы должны помнить, что путь следования за Христом — не ровный и гладкий. На этом пути встречаются и трудности. Посмотрим еще раз на Ионафана, как он восходит на вершину скалы, «цепляясь руками и ногами». Трудно ему, но он не смотрит на трудности — лишь бы достигнуть вершины. Вот что мы должны делать с нашими трудностями: каждую трудность мы должны превращать в ступень и подниматься по ней ко Христу, к этому животворному Солнцу. Какими благословенными окажутся тогда все наши трудности!

В Книге Иова 5, 7 есть слова, которые очень ясно говорят о значении всех трудностей в жизни детей Господних: «Человек рождается на страдание, как искры, чтобы устремляться вверх». Все наши трудности должны быть ступенями, поднимающими нас к небу и приближающими нас к Иисусу Христу, как мы поем: «Ближе, Господь, к Тебе… хотя б крестом пришлось подняться мне…» Недавно одна сестра просила меня достать ей книгу «Потерянный и возвращенный рай».

Сегодня, говоря об Ионафане, с большим трудом поднимающемся по острой скале, я припоминаю, что автор книги «Потерянный рай» Мильтон пережил великое горе — он совершенно ослеп на оба глаза. Но это не сделало его бесплодным, погрузившимся в свое великое горе человеком. Нет, будучи слепым, он диктовал своей дочери слова замечательной книги, называющейся «Потерянный и возвращенный рай», книги, которой восхищается все человечество. Свою полную слепоту автор книги превратил в благословенную лестницу, по которой он поднимался все ближе к своему Господу.

А вот другой христианин — известный проповедник Веслей. Англиканская церковь закрыла перед ним все свои храмы. Это была одна его великая скорбь, а другая его «острая скала» — это его жена, которая ежедневно мучила его своим ужасным характером. А он? Он по своим острым скалам поднимался все выше и выше, служил все горячее и горячее своему Спасителю, все больше и усиленнее молился, все больше читал Библию, и произнес сорок тысяч благословеннейших проповедей!

И еще приведу в пример одного проповедника, имя которого известно почти всем нам. Это знаменитый Сперджен. Он долгие годы страдал тяжелой формой ревматизма. Он часто ощущал невыносимые боли… Но и он не падал духом, а по острой скале своей мучительной болезни, подобно Ионафану, поднимался все выше и выше и достиг благословеннейших высот: он произнес тысячи проповедей, из которых каждая в самых ярких красках показывает нам Христа и Его голгофский крест.

А апостол Павел? Среди бесчисленного сонма искупленных едва ли найдется христианин или христианка, которые пережили бы столько трудностей, как этот великий служитель Христа. Но и для него его трудности были только лестницей, по которой он приближался все больше к своему Искупителю Иисусу Христу. Удары палками, побиение камнями, многочисленные раны разного характера не сделали апостола Павла унылым и обескураженным,— нет, наоборот, они зажигали его еще большим пламенем любви ко Христу и к Его славному делу.

Да поможет и нам Господь не бояться гор наших трудностей!

Ионафан очаровывается Давидом
1 Цар. 17 глава

«Когда кончил Давид разговор с Саулом, душа Ионафана прилепилась к душе его, и полюбил его Ионафан, как свою душу». Где же и как встретился впервые Ионафан с Давидом?

Первая встреча Ионафана с Давидом произошла в «долине дуба», где царь Саул и его воины расположились станом и приготовились к войне против филистимлян. Что же произошло в «долине дуба» и чем очаровал Давид Ионафана, что он так прилепился к его душе? В «долине дуба» выступил из филистимского стана единоборец, по имени Голиаф. Это был великан громадного роста и в весьма тяжелом вооружении. Обращаясь к воинам Саула, он вызывал их на единоборство с собою, говоря: «Сегодня я посрамлю полки израильские; дайте мне человека, и мы сразимся вдвоем».

Саул и все его воины пришли в страх и трепет от таких слов Голиафа. Целых сорок дней подряд, утром и вечером, вызывал Голиаф кого-либо из воинов Саула на единоборство, но никого не находилось, чтобы сразиться с ним. Мы читаем, что все израильтяне, увидев этого великана, убегали от него. Не решился сразиться с Голиафом даже храбрый Ионафан. И вдруг в «долине дуба» появляется Давид. Он был послан своим отцом проведать братьев и передать им некоторую пищу.

Во время беседы Давида с братьями снова выступил Голиаф, и Давид услышал его дерзкий вызов на единоборство с ним. Давид решил ответить на вызов Голиафа и был готов выступить против него, но его брат Елиав начал останавливать его, и даже наговорил ему много оскорбительных слов. «Зачем ты сюда пришел?» — сказал Елиав Давиду, и на кого оставил немногих овец тех в пустыне? Я знаю высокомерие твое и дурное сердце твое; ты пришел посмотреть на сражение».

Желание Давида сразиться с Голиафом было передано царю Саулу, и он призвал Давида к себе. И что же сказал Давид Саулу? «Пусть никто не падает духом из-за него; раб твой пойдет и сразится с этим филистимлянином». Саул, посмотрев на Давида, на его невзрачный вид и пастушескую сумку, обратился к нему с такими словами: «Не можешь ты идти против этого филистимлянина, чтобы сразиться с ним; ибо ты еще юноша, а он воин от юности своей».

Тогда Давид указывает Саулу на силу Божию, которую он так часто испытывал в своей жизни. Он говорит Саулу: «Раб твой пас овец у отца своего, и когда, бывало, приходил лев или медведь и уносил овцу из стада, то я гнался за ним, и нападал на него, и отнимал из пасти его; а если он бросался на меня, то я брал его за космы и поражал его, и умерщвлял его… Господь, Который избавлял меня от льва и медведя, избавит меня и от руки этого филистимлянина».

Но Саул больше уповает на силу оружия, чем на помощь Божию, и он одевает Давида в свои одежды, возлагает на голову его медный шлем и надевает на него броню и, наконец, опоясывает его мечом своим. Давиду не по душе оружие Саула, и он говорит ему: «Я не могу ходить в этом; я не привык. И снял Давид все это с себя».

И вот перед нами Давид совсем в другом вооружении. Мы читаем: «И взял Давид посох свой в руку свою, и выбрал себе пять гладких камней из ручья, и положил их в пастушескую сумку, которая была с ним; и с сумкою и с пращою в руке своей выступил против филистимлянина». Вот эту картину, которая развертывалась в «долине дуба», внимательно наблюдал сын царя Саула — Ионафан.

И чем больше он наблюдал за Давидом и прислушивался к его словам, тем больше он очаровывался им — его мужеством и особенно его живым упованием на Бога. И вот Давид идет по долине навстречу Голиафу… Голиаф, увидев Давида, «с презрением посмотрел на него… и сказал ему: что ты идешь на меня с палкою?. ..подойди ко мне и я отдам тело твое птицам небесным и зверям полевым». До Ионафана доносятся слова Давида: «Ты идешь против меня с мечом и копьем, и щитом, а я иду против тебя во имя Господа Саваофа… Ныне предаст тебя Господь в руку мою, и я убью тебя, и сниму с тебя голову твою… и узнает вся земля, что есть Бог…»

Ионафан все внимательнее следит за событиями в «долине дуба» и видит, как Давид опустил руку свою в сумку и взял оттуда камень, и бросил из пращи, и поразил филистимлянина в лоб, так что камень вонзился в лоб его, и он упал лицом на землю. Меча же не было в руках Давида. Тогда Давид подбежал и, наступив на филистимлянина, взял меч его и вынул его из ножен, ударил его, и отсек им голову его; филистимляне, увидев, что силач их умер, побежали…»

Эта победа Давида над Голиафом привела всех в изумление и восхищение, вплоть до самого царя Саула. Но больше всех был изумлен, восхищен и очарован Давидом Ионафан, и он полюбил его как свою душу.

Очарование Ионафана Давидом — это прообраз нашего очарования Иисусом Христом. Две тысячи лет тому назад на нашу землю пришел Спаситель мира — Христос. Он пришел, чтобы иметь поединок с древним врагом Бога и всего человечества — диаволом. Этот поединок состоялся на Голгофе, и о нем древнее пророчество Библии гласит так: «Вражду положу между тобою и между женою, и между семенем твоим и между семенем ее; оно будет поражать тебя в голову, а ты будешь жалить его в пяту» (Быт. 3,15).

Подобно Давиду в «долине дуба», сокрушитель голиафа всех голиафов — диавола пришел на нашу землю без вида и величия, ибо Он пришел не для того, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Ев. Матф. 20,28). Он, Христос, был в нашем мире, но мир Его не познал. Он пришел к Своим, к Своему народу, и свои Его не приняли. Лишь немногие узрели через все Его уничижение Его вечную божественную славу. И в конце Своего земного пути Он подвергся особому уничижению, когда был причтен к злодеям и позорно распят посреди двух разбойников. Но позорный крест стал местом Его величайшей победы над голиафом — диаволом!

Правда, был момент, когда можно было думать, что Он побежден голиафом греха и смерти. Это было тогда, когда Он испустил дух, то есть умер, и был погребен во гробе, как погребаются все люди после своей смерти. Но Он воскрес победоносно и вышел из гроба, чтобы показать Себя Своим друзьям и последователям, а также явить Себя миру как Того, Кто «был мертв, и се, жив во веки веков». (Откр. 1, 18).

Мы, новозаветные ионафаны, рассматривая великие события на Голгофе, убедились в том, что наш драгоценный Спаситель, так позорно распятый на кресте, был не только Агнцем Божиим, закланным за наши грехи, но и «львом из колена Иудина», одержавшим полную победу над диаволом, грехом и адом.

И, созерцая крест Голгофы и победу нашего Господа Иисуса Христа, одержанную там над голиафом всех голиафов — диаволом, мы тоже пришли в изумление и восхищение, и теперь мы очарованы нашим дорогим Искупителем так, что с Ним мы ничего не хотим ни на земле, ни на небе. Вместе с одним благословенным служителем Христа мы говорим: «У нас одна лишь только страсть, и это Он — лишь Он!»

Как Давид, очаровавший Ионафана, делался в его глазах все большим и большим,— так и Христос, очаровавший нас, возрастает перед нами в Своей красоте и славе, а мы умаляемся перед Ним с каждым днем все больше. Как Ионафан был полон Давида после встречи с ним в «долине дуба», так и мы, новозаветные ионафаны, полны Христа, и Христос стал для мае поистине «прекраснее всех сынов человеческих» (Пс. 44,3). Но нам нужно больше, чем очарование и восхищение Христом,— мы должны беззаветно любить Христа — так, как Ионафан любил Давида.

Ионафан заключает союз с Давидом
Цар. 17, 55—58; 18, 1—13

«Ионафан же заключил с Давидом союз, ибо полюбил его, как свою душу». Любовь — больше, чем восхищение или очарование. Любовь — это союз с тем, кого любишь. Саул после победы Давида над Голиафом был тоже восхищен и очарован им, но он не заключил союза любви с Давидом. О восхищении Саула Давидом мы читаем: «Когда Саул увидел Давида, выходившего против филистимлянина, то сказал Авениру, начальнику войска: Авенир! чей сын этот юноша? Авенир сказал: да живет душа твоя, царь; я не знаю.

И сказал царь: так спроси, чей сын этот юноша? Когда же Давид возвращался после поражения филистимлянина, то Авенир взял его и привел к Саулу, и голова филистимлянина была в руке его. И спросил его Саул: чей ты сын, юноша? И отвечал Давид: сын раба твоего Иессея из Вифлеема… и взял его Саул в тот день, и не позволил ему возвратиться в дом отца своего… и сделал его Саул начальником над военными людьми, и это понравилось всему народу и слугам Сауловым».

Да, Саул был тоже восхищен и очарован Давидом, почему и оказал ему такие высокие почести, оставив его при своем дворе и поставив его во главе всего своего войска. Но все это было сделано Саулом не из любви к Давиду, а из выгоды для самого себя. Именно на Сауле мы видим громадную разницу между восхищением, очарованием и любовью. Восхищение Саула Давидом вскоре угасло и превратилось в обратное чувство — чувство ненависти к нему. Как же это случилось? Слово Божие дает нам на этот вопрос самый ясный ответ.

Мы читаем: «Когда они шли, при возвращении Давида с победы над филистимлянином, то женщины из всех городов израильских выходили навстречу Саулу царю с пением и плясками, с торжественными тимпанами и с кимвалами. И восклицали игравшие женщины, говоря: Саул победил тысячи, а Давид — десятки тысяч! И Саул сильно огорчился, и неприятно ему было это слово, и он сказал: Давиду дали десятки тысяч, а мне тысячи; ему недостает только царства.

И с того дня стал подозрительно смотреть Саул на Давида. И было <на другой день: напал злой дух от Бога на Саула, и он бесновался в доме своем, а Давид играл рукою своею на струнах, как и в другие дни; в руке у Саула было копье. И бросил Саул копье, подумав: пригвожду Давида к стене. Но Давид два раза уклонился от него… и удалил его Саул от себя, и поставил его у себя тысяченачальником…»

Зависть, порожденная в сердце Саула пением женщин в честь Давида, превратила восхищение Саула Давидом в жгучую ненависть к нему. И эта ненависть росла с каждым днем и превратила царя Саула в самого ярого врага Давида. Ненависть Саула к Давиду достигла таких размеров, что он решил убить его, и с этой целью бросал в него неоднократно свое копье. Он стал преследовать Давида на каждом шагу, и жизнь Давида стала подобной жизни серны, за которой непрестанно гонится охотник. Ненависть Саула к Давиду была так велика, что он начинал ненавидеть даже всякого, кто хоть сколько-нибудь сочувствовал ему. Даже сына своего родного, Ионафана, возненавидел Саул за то, что он полюбил Давида и сблизился с ним.

В Новом Завете мы имеем случай превращения восхищения нашим Господом Иисусом Христом в глубокую ненависть к Нему. Это было в Иерусалиме, при входе Христа в него, когда восхищенная толпа народа кричала «Осанна! Осанна Сыну Давидову!» — а через несколько» дней после этого многие из этой толпы, под воздействием первосвященников и священников, на суде у Пилата, кричали: «Распни Его! Распни Его!»

Но слава Господу: перед нами пример не только восхищения и очарования Давидом, но и беззаветной любви к нему в лице Ионафана. Ионафан заключил с Давидом — союз любви, и мы посмотрим, в чем заключался этот союз. Ионафан полюбил Давида, но что это значит? У нас есть песнь о любви, в которой имеются слова, поясняющие, что значит истинная любовь: «Любовь — это значит: для счастья другого отречься от личных стремлений». Любовь — это отдача всего, даже самого дорогого, тому, кого мы любим. Любовь — это непрерывная цепь жертв в пользу того, кого мы любим. Была ли у Иоанафана такая любовь к Давиду? Да, именно такой любовью, любовью жертвенной, любил Ионафан Давида!

Ионафан был наследником престола, но, встретившись с Давидом, он увидел, что Давид достойнее его занять этот престол, и из любви к Давиду он был готов отказаться от престола в пользу его. Напрасно Саул старался запугать сына отнятием у него престола Давидом, как мы читаем об этом в 1 Цар. 20, 30—31: «Тогда сильно разгневался Саул на Ионафана и сказал ему: сын негодный и непокорный! разве я не знаю, что ты подружился с сыном Иессеевым на срам себе и на срам матери твоей? Ибо во все дни, доколе сын Иессеев будет жить на земле, не устоишь ни ты, ни царство твое». Утрата престола ничуть не страшила Ионафана, ибо он в любой день был готов предоставить свой престол Давиду. Это была, конечно, большая жертва любви, которую принес Ионафан Давиду. Но Ионафан был готов на еще большую жертву из любви к Давиду. Он был готов отдать даже свою жизнь за него; ведь был день, когда отец бросил и в него свое копье, чтобы, поразить его (1 Цар. 20, 33).

Там, где отдано сердце тому, кого любишь, там жертвы приносятся и большие и малые. Ионафан отдал Давиду свой престол, и был готов, отдать за него и жизнь. Но мы читаем и о меньших дарах Ионафана любимому им Давиду: «И снял Ионафан верхнюю одежду свою, которая была на нем, и отдал ее Давиду, также и прочие одежды свои, и меч свой, и лук свой, и пояс свой» (1 Цар. 18, 4). Да, любовь поистине является бесконечной цепью отдач всего, что нам дорого, тому, кого мы любим. Именно такую любовь мы видим у Ионафана к Давиду, и он был верен союзу, заключенному с Давидом, до последнего дня своей жизни.

А каков наш союз со Христом? Знаем ли мы, что у всех верующих в Господа Иисуса Христа заключен с Ним союз — союз любви? Когда же заключили мы Союз любви со Христом? Тогда, когда мы обратились к Нему и отдали Ему свои сердца! Но, может быть, мы не помним дня отдачи своего сердца Христу. Тогда мы помним день своего крещения по вере, а крещение — это видимое выражение заключенного нами союза со Христом. Мы имеем полное право так смотреть на наше крещение по вере, ибо оно является «обещанием Богу доброй совести» (1 Петр. 3, 21).

В чем же выражается наша любовь ко Христу, наш союз с Ним? Какие жертвы принесены нами любимому нашему Господу и Спасителю Иисусу Христу? Это, прежде всего, наша жизнь, которую мы посвятили Ему на служение. Это наше сердце, в котором некогда господствовало наше «я», а теперь оно предоставлено Христу для Его царствования в нем. Конечно, отдача жизни на служение Христу — это высший дар, какой мы только могли принести Ему, поскольку посвящение жизни Христу — это отдача всего Ему. С посвящением нашей жизни Христу мы отдали Ему и наши способности, большие они или малые, все наши силы и все, чем мы обладаем. Наш союз со Христом хорошо выражен словами одной из наших любимых песен: «Всю возьми любовь мою, с ней у ног Твоих стою; о, возьми всего меня, навсегда, навек Твой я!»
Как важно и нам, подобно Ионафану, остаться верными нашему союзу со Христом до самой смерти, чтобы всем нам удостоиться славного «венца жизни» (Откр. 2, 10).

Испытанная любовь Ионафана
Ис. 48, 10

Все в нашем мире требует испытания. Вот корабль строится на судоверфи и, наконец, он стоит перед нами во всей своей красоте. Но может ли красота судна удовлетворить нас? А если после спуска его на воду обнаружится течь, согласимся ли мы взойти на него и отправиться в плавание? Конечно, нет. Корабль требует испытания, и если он выдержит его, тогда только плавание на нем будет безопасным и приятным.

Мы знаем также, что существуют особо смелые люди — это летчики-испытатели. Кто захочет летать на новом, еще не испытанном самолете? Как хорошо, что каждый самолет испытывается, прежде чем он начнет совершать свои регулярные рейсы. Каждый материал испытывается на растяжение и на способность выдерживать тяжести. Каждый человек испытывается, прежде чем его поставят на ответственную работу, вот почему важен не только диплом, но и испытание специалиста трудом.

А в нашей христианской жизни разве не требуется испытания? Наша любовь ко Христу, наша верность Ему разве не нуждаются в испытании? Евангелие говорит об одном христианине, по имени Апеллес, который прошел путь больших испытаний и при этом сохранил любовь и верность Христу (Римл. 16, 10).

Перед нами Ионафан, который заключил союз любви с Давидом. Но этот союз требовал испытания. Любовь Ионафана к Давиду нуждалась в испытании, ибо как она ни была прекрасна, но, не пройдя испытания, она не могла бы в полноте радовать сердца Давида. И мы с радостью узнаем из Писания, что любовь Ионафана выдержала все испытания, так что Ионафан стоит перед нами, как ветхозаветный Апеллес.

Посмотрим же, какие испытания прошла любовь Ионафана к Давиду. Ионафан был прекрасным сыном у своего отца Саула. И пока его отец скрывал свои недобрые чувства и даже ненависть к Давиду, пока Ионафан видел хотя и наружное только расположение отца к Давиду, — ему было не трудно, если можно так выразиться, любить Давида и доказывать свою любовь на деле. Но испытания его любви к Давиду начались тогда, когда пламя ненависти, таившееся пока незаметно в сердце Саула, вырвалось наконец наружу.

Вот тут-то и началось время, когда Ионафан должен был решить вопрос: или ради отца порвать свой союз с Давидом, или остаться верным Давиду, а это значило — разделить рано или поздно участь Давида и подвергнуться всем тем трудностям, которые выпадут на долю Давида. Ионафан избрал делить трудности вместе с Давидом. Но выдержит ли его любовь к Давиду такое испытание?

Мы читаем в 1 Цар. 19, I: «И говорил Саул Ионафану, сыну своему, и всем слугам своим, чтобы умертвить Давида; но Ионафан, сын Саула, очень любил Давида». Вникнем в эти слова: они говорят о том, что Саул поведал Ионафану ужасную весть — что он намерен умертвить Давида. Это значит, что отныне Ионафан будет иметь дело с приговоренным к смерти Давидом.

А ведь большая разница — дружить с Давидом, поставленным Саулом над всем его войском, или дружить с Давидом, приговоренным Саулом к смерти. Какое испытание для любви Ионафана к Давиду! И как замечательно выдержал это испытание Ионафан. Он любил Давида, когда тот стоял на высоком посту главнокомандующего армии Саула; и он любит его и теперь, когда Саул приговорил его к смерти. И он не скрывает своей любви к Давиду ни перед отцом, ни перед народом. В сердце Ионафана была такая любовь к Давиду, которую не могли потушить никакие воды. Уничиженный и презираемый, и даже к смерти приговоренный Давид делался для него все дороже и дороже.

Какой пример для нас, любящих нашего Господа Иисуса Христа! Христос не пришел еще на нашу землю в полноте Своей божественной славы; Он не был любим многими, и еще больше было равнодушных к Нему. Любящие Христа христиане в прошлом, 19 веке, были сильно испытаны в своей любви к Нему. В чем же заключалось это испытание? Были выпущены в свет две книги — Штрауса и Ренана, в которых отрицается божественность Иисуса Христа, и Он показан простым смертным человеком.

Эти сочинения Штрауса и Ренана смутили многих христиан, во многих сердцах они посеяли сомнения во Христе как в истинном Боге, а также и в совершенных Им чудесах, о которых повествуют страницы Евангелия. Эти две книги были большим испытанием для всех христиан. Но искренние и горячо любящие Христа души не смутились от этих книг и не поколебались в своей вере. Наоборот, они еще крепче ухватились за Христа, Который сделался для них еще дороже. В то время как тысячи усомнились в божественности Христа, истинные Его друзья и последователи были полны самой горячей любви к Нему именно как к Богу.

Ионафан не смутился, что его возлюбленный друг Давид был зачислен в список приговоренных к смерти, но любовь его к Давиду была серьезно испытана этим фактом.

Прочтем 1 Цар. 19, 4—5: «И говорил Ионафан доброе о Давиде Саулу, отцу своему, и оказал ему: да не греши царь против раба своего Давида; ибо он ничем не согрешил против тебя, и дела его весьма полезны для тебя; он подвергал опасности душу свою, чтобы поразить филистимлянина, и Господь соделал великое спасение всему Израилю; ты видел это и радовался; для чего же ты хочешь согрешить против невинной крови и умертвить Давида без причины?» Несмотря на то, что Ионафан только что слышал из уст отца смертный приговор Давиду, он тут же начинает свидетельствовать самое доброе о Давиде, зная, что это ему может дорого обойтись.

В другой раз Ионафан снова вступился за Давида перед отцом и сказал ему: «За что умерщвлять его? что он сделал? Тогда Саул бросил копье в него, чтобы поразить его» (1 Цар. 20, 32—33). Итак, Ионафан из любви к Давиду стал тоже приговоренным к смерти; но и это испытание было выдержано Ионафаном, и он не порвал своего союза любви с Давидом.

Доброе свидетельство Ионафана о Давиде смягчило сердце Саула, и он сказал сыну: «Жив Господь, Давид не умрет» (1 Цар. 19, 6). Но это смягчение Саулова сердца в отношении Давида было весьма кратковременным. Когда Давид одержал новую победу над филистимлянами, то Саул снова исполнился зависти и бросил в Давида копье, чтобы пригвоздить его к стене, но Давид отскочил, и копье вонзилось в стену.

Теперь Давиду стало ясно, что один только шаг отделяет его от смерти, и ему пришлось бежать из царского дворца и блуждать с одного места на другое. Но Ионафан и беглеца Давида, потерявшего всякий кров над головою, кроме высокого неба, продолжает любить самой горячей любовью. Он снова клянется ему своей любовью, «ибо любил его, как свою душу» (1 Цар. 20, 17).

Задача искренне и горячо любящих Христа — нести доброе свидетельство о Нем и возвещать Его славные совершенства. И это свидетельство о Христе должно исходить не только из наших уст, но оно должно быть и свидетельством нашей доброй и святой жизни.

Любовь Ионафана к Давиду могла в любой день стоить ему жизни. Ионафан мог бы этого испугаться и начать избегать встреч с Давидом. Но он не испугался и продолжал свое общение с Давидом. Рискуя многим, Ионафан вышел к Давиду в поле, и «целовали они друг друга, и плакали оба вместе, но Давид плакал более» (1 Цар. 20, 41). Какая трогательная картина любви и преданности!

Пусть и наша преданность Христу будет такой же. Христос верен нам, и мы знаем Его слова: «Не оставлю тебя и не покину тебя» (Евр. 13, 5). Не будем сомневаться в этих Его словах. Но да сохранит нас Господь от того, чтобы мы когда-либо и ради чего-либо оставили или покинули Его — нашего дорогого-Спасителя! Будем благодарить Господа за все испытания нашей любви, к Нему, хотя бы наша любовь к Нему испытывалась даже в «горниле страдания» (Ис. 48, 10).

Давид ставит памятник Ионафану
1 Цар. 31 гл.; 2 Цар. 1, 17—27

Мы познакомились впервые с Ионафаном на вершине горы Боцец-Сене в день, когда он овладел двумя острыми скалами и обратил в бегство филистимлян. Теперь мы увидим Ионафана сражающимся с филистимлянами на вершине горы Гелвуи и будем свидетелями его смерти. При нашей первой встрече с Ионафаном мы видим его как победителя над филистимлянами. При нашей последней встрече с ним мы видим его как пораженного насмерть врагами. При прощании с Ионафаном мы не обойдемся без траура. Может быть, внешние слезы не польются из наших очей, но внутренне мы переживем некоторую скорбь, хотя так много веков отделяют нас от смерти Ионафана. Дело в том, что мы успели полюбить Ионафана — эту удивительно светлую личность Ветхого Завета.

Немногими словами говорит Библия о гибели этого верного друга Давида. Прочтем эти слова, в которых одновременно говорится и о гибели отца Ионафана, Саула: «Филистимляне же воевали с израильтянами, и побежали мужи израильские от филистимлян, и пали пораженные на горе Гелвуе. И догнали филистимляне Саула и сыновей его, и убили филистимляне Ионафана и Аминадава и Малхисуа, сыновей Саула.

И битва против Саула сделалась жестокая, и стрелки из луков поражали его, и он очень изранен был стрелками. И сказал Саул оруженосцу своему: обнажи твой меч и заколи меня им, чтобы не пришли эти необрезанные, и не убили меня, и не издевались надо мною. Но оруженосец не хотел; ибо очень боялся. Тогда Саул взял меч свой и пал на него. Оруженосец его, увидев, что Саул умер, и сам пал на свой меч и умер с ним. Так умер в тот день Саул и три сына его, и оруженосец его, а также и все люди его вместе» (1 Цар. 31, 1—6).

В глубоком трауре по своем верном друге Ионафане Давид воздвигает ему двойной памятник: один — вечный, как вечна сама Библия, — это «плачевная песнь», слова которой мы имеем на страницах Слова Божия и которые трогают нас до слез. Второй памятник — скоропреходящий, но полный поучения для нас: Давид учит свой народ употреблению лука — этого древнего оружия для метания стрел.

«Плачевная песнь» Давида рисует нам дивной красоты образ Ионафана, который трудно забыть. Если бы я был композитором, я обязательно написал бы музыку к ее словам. Прислушаемся к этой песне: «…Саул и Ионафан! любезные и согласные в жизни, не разлучились и в смерти своей; быстрее орлов, сильнее львов они были. Дочери израильские, плачьте о Сауле… сражен Ионафан на высотах твоих. Скорблю о тебе, брат мой Ионафан: ты был очень дорог для меня; любовь твоя была для меня превыше любви женской».

Трудно найти в поэзии что-либо более трогательное и сильнее описывающее какую-либо дружбу на земле, чем эта короткая, но полная слез «плачевная песнь» Давида.

Но не менее прекрасен и вещественный памятник, воздвигнутый Давидом Ионафану, а именно: народ, по повелению Давида, учится употреблению лука. Почему же Давид воздвиг такой странный памятник Ионафану? Саул и Ионафан пали от стрел филистимлян. У них были мечи, но меч — это оружие, поражающее на близком расстоянии.

А лук — это оружие дальнострельное, то есть оружие дальнего действия, и Саул и Ионафан были поражены именно этим оружием. Давид почерпнул из этой трагедии важный урок, а именно: если бы весь народ владел этим оружием, возможно, они не потеряли бы своего царя Саула и наследника престола, Ионафана. И он повелел научить сынов Иудиных владеть луком.
Но не только по этой причине воздвиг Давид Ионафану такой памятник. Дело в том, что Ионафан был замечательным стрелком из лука.

Давид был однажды свидетелем поразительной меткости Ионафана, когда после бегства своего из дворца Саула он встретился с Ионафаном в поле, о чем мы читаем в 1 Цар. 20, 17—22 и 20, 35—39: «И снова Ионафан клялся Давиду своею любовью к нему; ибо любил его, как свою душу. И сказал ему Ионафан: завтра новомесячие, и о тебе спросят, ибо место твое будет не занято. Поэтому на третий день ты спустись, и поспеши на то место, где скрывался ты прежде, и сядь у камня Азель. А я в ту сторону пущу три стрелы, как будто стреляя в цель. Потом пошлю отрока, говоря: «Пойди найти стрелы»; и если я скажу отроку: «вот, стрелы сзади тебя, возьми их», то приди ко мне; ибо мир тебе и, жив Господь, ничего тебе не будет.

Если же так скажу отроку: «вот, стрелы впереди тебя», то ты уходи: ибо отпускает тебя Господь… На другой день утром вышел Ионафан в поле, во время, которое назначил Давиду, и малый отрок с ним. И сказал он отроку: беги, ищи стрелы, которые я пускаю. Отрок побежал, а он пускал стрелы так, что они летели дальше отрока.

И побежал отрок туда, куда Ионафан пускал стрелы, и закричал Ионафан вслед отроку, и сказал: смотри стрела впереди тебя… отрок же не знал ничего; только Ионафан и Давид знали, в чем дело».

Обучая народ употреблению лука, Давид хотел, чтобы память об Ионафане сохранилась как можно дольше. До гибели Ионафана стрелки из лука в воинстве Саула были редкостью; теперь — в память своего друга — Давид вводит этот род оружия в употребление всего народа.

Какие духовные уроки во всем этом для нас, детей Господних и учеников Христовых? Наша великая христианская задача — воздвигать памятники нашему Господу Иисусу Христу, — такие памятники, которые могут прославить Его на нашей земле. Какие же памятники можем мы воздвигнуть нашему любимому Спасителю? Если мы будем преображаться в образ Христа, то есть если мы будем думать так, как Он думал, если мы будем говорить так, как Он говорил, и если мы будем поступать так, как Он поступал, то мы воздвигнем нашему Господу Иисусу Христу памятник более прекрасный, чем тот памятник, который воздвиг Давид Ионафану. Поистине образ Христа в Его учениках и ученицах — это лучший памятник Христу для прославления Его имени среди человечества.

В памятнике, воздвигнутом Давидом Ионафану, имеется еще и другой драгоценный урок для нас, а именно: воины Саула на горах Гелвуйских потерпели самое тяжелое поражение, и возможно, от неумения употреблять лук как дальнострельное оружие того времени. Почему мы, христиане, терпим столько поражений в нашей духовной жизни? Почему мы так немощны и даже бессильны? Не потому ли, что мы не научились пользоваться одним замечательным оружием, а именно — луком молитвы!

Это очень дальнострельное оружие. Мы ценим высоко наши церковные кафедры с благословенными проповедями на них. Но не менее должны мы ценить и «комнаты молитвы», о которых говорит Христос в Ев. Матф. 6, 6: «Ты же, когда молишься, войди в комнату твою и, затворив дверь твою, помолись Отцу твоему, Который втайне; и Отец твой, видящий тайное, воздаст тебе явно». Наши молитвы достигают самого неба, самого престола Божия, самого сердца нашего Господа Иисуса Христа.

Мы должны научиться пользоваться этим мощным оружием — луком молитвы — у одного великого мужа молитвы, пророка Илии. Прочтем об одной особенно победоносной молитве этого мужа молитвы в 3 Цар. 18, 41—45: «И сказал Илия Ахаву: пойди, ешь и пей, ибо слышен шум дождя. И пошел Ахав есть и пить, а Илия взошел на верх Кармила и наклонился к земле, и положил лицо свое между коленами своими. И сказал отроку своему: пойди, посмотри к морю. Тот пошел и посмотрел, и сказал: ничего нет.

Он сказал: продолжай это до семи раз. В седьмой раз тот сказал: вот, небольшое облако поднимается от моря, величиною в ладонь человеческую. Он сказал: пойди, скажи Ахаву: «запрягай колесницу твою и поезжай, чтобы не застал тебя дождь». Между тем небо сделалось мрачно от туч и от ветра, и пошел большой дождь».

Об этой замечательной молитве пророка Илии сказано и в Новом Завете, в Послании Иакова 5, 17—18: «Илия был человек подобный нам и молитвою помолился, чтобы не было дождя: и не было дождя на землю три года и шесть месяцев; и опять помолился: и небо дало дождь, и земля произрастила плод свой».

Будем больше пользоваться «луком молитвы», и наша христианская жизнь преобразится так, что она будет подобной жизни нашего Господа Иисуса Христа, Который был ярким «Светом миру» и благословенной «Солью земли».

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: