Святость Божья, гнев Божий и любовь Божья на Голгофе

2 Кор. 5, 21

«Незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех, чтобы мы в Нем сделались праведными пред Богом». В оригинале и во всех других переводах Евангелия слова незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех» гласят более ярко, а именно: незнавшего греха Он сделал для нас грехом». Если мы вникнем в эти удивительные слова, то перед нами откроются святость Божья, гнев Божий и любовь Божья, явленные на Голгофе в распятом на кресте Спасителе.

В чем же явлена святость Божья на Голгофе? Чтобы нам понять святость Божью, явленную на Голгофе, мы должны вникнуть в святость Божью, явленную на горе Синае. Прочтем о святости Божьей, явленной на горе Синае, в Книге Исход 19, 16 — 20: «На третий день, при наступлении утра, были громы, и молнии, и густое облако над горою, и трубный звук весьма сильный; и вострепетал весь народ, бывший в стане. И вывел Моисей народ из стана в сретение Богу, и стали у подошвы горы. Гора же Синай вся дымилась от того, что Господь сошел на нее в огне; и Восходил на нее дым, как дым из печи, и вся гора сильно колебалась. И звук трубный становился сильнее и сильнее… И сошел Господь на гору Синай, на вершину горы, и призвал Господь Моисея на вершину горы, и взошел Моисей…» И дальше описывается, как Господь через Моисея дал Свой великий и святой закон Израилю, а через него и всему человечеству. Но ни Израиль, ни человечество не исполнили этого великого и святого закона, данного Богом. Все до единого оказались нарушителями этого закона, и все до одного заслужили возмездие за нарушение его — смерть, смерть телесную и смерть духовную. Такова святость Божья, явленная на горе Синае при даровании закона человечеству. На Голгофе мы видим эту же святость Божью, но явленную при наказании всего человечества в лице Иисуса Христа за нарушение закона, данного Богом на горе Синае. Мы обычно видим святость Божью только на горе Синае, поскольку она сопровождалась громом и молнией, весьма сильным трубным звуком и колебанием горы. А о горе Голгофе мы поем: «Вечная любовь зовет всех под сень креста, и для каждого найдет место у креста. Там свершились чудеса; нам открылись небеса и умолкнула гроза — тихо у креста!» «И умолкнула гроза…» Какая гроза? Гроза Синая! Но она умолкнула только после того, как во всей силе своей она разразилась на Голгофе над головою распятого на кресте Спасителя.

«Тихо у креста…» Но эта тишина водворилась на Голгофе только после того, как смолкли удары молотка по гвоздям, которые прошли через руки и ноги Христа; тихо у креста стало только после того, как смолкли разъяренные крики врагов Христа, поносивших и злословивших Его; тишина на Голгофе наступила только после того, как густая тьма угасила палящий зной палестинского солнца, немилосердно жегшего распятого Страдальца. Тихо у креста стало после того, как жгучий огонь Христовых ран погас при последнем вздохе нашего Господа на кресте.

Но в чем мы видим гнев Божий, явленный на Голгофе? Молнии и громы на Синае не поразили ни одно живое существо. А молнии и громы справедливого суда Божьего поразили на Голгофе Иисуса Христа — этого Праведника из праведников, этого прекраснейшего из сынов человеческих, Который перед судом всего человечества мог бы повторить Свои известные слова: «Кто из вас обличит Меня в неправде?» (Ев. Иоан. 8, 46). Нам были бы понятны громы и молнии Голгофы, если бы на среднем кресте висел грешник из грешников ветхозаветного времени — Манассия или грешник из грешников новозаветного времени — Иуда, поцелуем предавший своего божественного Учителя. Манассия заслужил громы и молнии справедливого гнева Божия, — ведь об этом грешнике из грешников мы читаем в 4 Царств 21, 16: «Еще же пролил Манассия весьма много невинной крови, так что наполнил ею Иерусалим от края до края, сверх своего греха, что он завлек Иуду в грех — делать неугодное в очах Господних». Нам было бы понятно, если бы все то страдание, которое постигло Иисуса Христа на Голгофе, постигло бы такого грешника, как Манассия. И если бы справедливый гнев Божий поразил такого грешника, как вор и предатель Иуда, которого один из величайших поэтов мира Данте, из чувства даже человеческой справедливости, поместил в наказание за его грех на самое дно ада, — то и это было бы понятно каждому разумному человеку. Но на Голгофе стрелы суда Божьего поразили самое чистое сердце, которое когда-либо билось на земле. На Голгофе громы и молнии обрушились на Того, о Котором Евангелие говорит, что Он не знал греха. «Незнавший греха» — так называет Слово Божье нашего Господа Иисуса Христа.

Но все же, что же это за молнии и громы, которые мы видим и слышим на Голгофе? Это все страдания, перенесенные нашим Господом Иисусом Христом на Голгофе, все Его страдания, взятые в совокупности, — страдания Его плоти и страдания Его души; страдания, которые привели в конце концов к самому трагическому крику, который когда-либо слышало человеческое ухо. Я имею в виду четвертое слово Христа на кресте: «Боже Мой, Боже Мой! Для чего Ты Меня оставил?» И, наконец, сердце Христа остановилось, — возмездие за грех каждого грешника совершилось! Гроза Голгофы смолкла, и стало тихо у креста.

Но сущность Голгофы — в любви Божьей, явленной в страданиях и смерти Христа на кресте. Послушаем еще раз слова Евангелия: «Незнавшего греха Он сделал для нас жертвою за грех»… Может быть, именно эти слова могли бы быть лучшей надписью над главою Христа, распятого на кресте. Да, это так; сущность креста Голгофы именно в том, что Христос, «незнавший греха», стал жертвою за грех каждого человека, и стал ею добровольно, из безграничной любви к каждому грешнику. «Незнавший греха» Христос стал на Голгофе жертвою и за грех Манассии и за грех Иуды, заслуживших действительно быть на дне ада. О великом грешнике Манассии мы должны знать, что во имя жертвы Христа, принесенной «а Голгофе, он вошел в число искупленных Кровью Христа детей Господних, так как Слово Божье свидетельствует о нем, что он принес искреннее покаяние Богу во всех своих грехах и преступлениях. Прочтем о покаянии Манассии в 1 Паралип.

33, 12 — 13: «И в тесноте своей он стал умолять лицо Господа, Бога своего, и глубоко смирился пред Богом отцов своих. И помолился Ему, и Бог преклонился к нему, и услышал моление его… и узнал Манассия, что Господь есть Бог». Ради Голгофской жертвы Христа Бог преклонился к Манассии — этому величайшему грешнику. Ради Голгофской жертвы Христа Бог преклонился бы и к Иуде, помещенному поэтом на дно ада, если бы Иуда, по примеру Манассии, принес искреннее и глубокое покаяние, вместо того чтобы удавиться. Жертва Христа, принесенная на Голгофе, та« драгоценна в очах Божьих, что ради нее все грешники мира могли бы быть в Царствии Божьем, если бы только этого пожелали и покаялись подобно Манассии.

Как мы должны без конца славить нашего Искупителя, Иисуса Христа, что Он, «незнавший греха», взял наш грех на Себя и принес Себя в жертву, чтобы мы, великие грешники, сделались праведными в Нем пред Богом.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: