ОКЕАН БОЖЕСТВЕННОЙ ЛЮБВИ НА ГОЛГОФЕ

Ев. Матф. 27, 33 — 34

Я недавно взял в руки большую морскую раковину. И мне представилась такая картина: на дне громадного океана лежит эта раковина, как она действительно когда-то лежала, и как бы жаждет вместить в себе весь океан. Но, увы, она вместила в себе лишь каплю океана. Перед нами на Голгофе океан божественной любви. Наше сердце, подобно раковине на дне океана, жаждет вместить океан божественной любви, проявленной на Голгофе. Но то, что мы вместили в своем сердце и сознании от Голгофы, — это лишь капля океана Голгофской любви Христа. Да, раковина лежит на дне океана, и воды океана движутся над ней. Она не может вместить всех этих водных масс океана, и все же воды океана наполняют ее целиком. Наше сердце не может вместить всей полноты Голгофской любви Христа, но эта любовь может наполнять все наше существо, все наше сердце.

Евангелие говорит: «И пришедши на место, называемое Голгофа, что значит: «лобное место», дали Ему пить уксуса, смешанного с желчью; и отведав, не хотел пить». Эти слова вводят нас в глубину океана Голгофской любви Христа. Где же в этих словах глубина любви Христовой? Мы видим глубину Голгофской любви обычно в том, что Христос пошел на Голгофу добровольно, как Он Сам сказал: «Никто не отнимает ее (то есть жизнь) у Меня, но Я Сам отдаю ее» (Ев. Иоан. 10, 18). Но мы должны видеть любовь Христа к грешникам и в том, что Он решил выпить всю чашу Своих страданий — от первой до последней капли — при полном сознании. Христу был предложен напиток, притупляющий боли: уксус, смешанный с желчью. В Евангелии от Марка говорится о вине со смирною. Тут нет противоречия: уксус на востоке часто назывался вином, а в желчь нередко прибавлялась смирна. Христос, будучи Богом, знал, какой напиток Ему предложили. Но тогда зачем же Он его отведал? Только для того, чтобы всему миру показать, что Он мог бы притупить все ожидавшие Его на кресте боли и страдания как телесные, так и душевные. Он «отведал», то есть мог бы выпить этот обезболивающий напиток. Но Он не захотел его пить; Он отказался от обезболивания, от притупления Своих чувств и сознания. Он хотел пережить весь процесс нашего спасения в полном сознании и при самом ясном рассудке. Только таким путем совершенное спасение могло открыть нам, грешникам, двери рая. Смерть в бессознательном или полусознательном состоянии не имела бы силы для нашего спасения. Чтобы Голгофская жертва могла давать грешникам спасение, она должна была быть принесена Христом не только добровольно, но и в полном сознании. Обезболивающие или притупляющие боли средства имеют в медицине величайшее значение. Они дают возможность хирургам делать самые сложные операции, не причиняя страданий больному. Но не всегда были операции безболезненными. В дни, когда делал операции великий русский хирург Пирогов, хлороформа не было и оперируемый больной, при полном сознании, испытывал ужасающие боли, наносимые ему ножом хирурга. В хирургии хлороформ — ценнейшее и благодетельнейшее средство. Но на Голгофе ему не должно было быть места. Иисус, «отведав, не хотел пить».

Чтобы опуститься еще глубже в океан беспредельной любви Христа на Голгофе, — надо глубже погрузиться в страдания не только Его тела, но и Его души. Как ни велики были страдания тела Христа, — страдания души Его были безмерно больше. Посмотрим на бледное чело Христа, распятого на Голгофском кресте, и мы прочтем в Его очах страдание более глубокое, чем страдание от болезненных ран или жгучей жажды. Это страдание Мессии, отвергнутого Своим народом, как сказано в Евангелии: «Пришел к своим и свои Его не приняли». Это страдание Учителя, в трудный час покинутого учениками. Это страдание Того, чью безграничную любовь так немилосердно топтали люди на Голгофе, насмехаясь и издеваясь над Ним. Но еще более глубокое страдание отражено на челе распятого Спасителя: это страдание за те человеческие души, которые не примут Его жертвы и с равнодушием отвернутся от Его Крови, пролитой на Голгофе.

Густая тьма сокрыла лик Христа от взоров людей на целых три часа. И если бы мы в этой тьме всмотрелись в Его божественные очи, мы прочли бы в них страдание, превосходящее наше разумение. И действительно, кто из нас уразумел всю глубину Его слов на кресте: «Боже Мой! Боже Мой! для чего Ты Меня оставил?»

Океан любви на Голгофе мы никогда не исчерпаем здесь на земле. Но погружаться в него все больше и больше должно быть нашим постоянным желанием. Как часто мы смотрим на распятого Христа, на Его «ломимое» тело и видим только Его физическое тело. Но мы знаем из Писания, что у Христа есть другое Тело — это Его искупленная Церковь. И мы, члены Его Тела — Церкви, должны знать, что на Голгофском кресте было пронзено не только Его физическое тело, но и это другое Тело, именуемое в Евангелии «Церковью». Чтобы Церковь Его не погибла, но получила место с Ним в раю, Он занял ее место на Голгофском кресте и взял на Себя все наказание за ее грехи. Вот он — бездонный океан любви Христа!

При поверхностном взгляде на распятого за наши грехи Спасителя, мы не видим глубокого значения гвоздей, которые прошли через Его руки и пригвоздили их ко кресту. При более глубоком взгляде гвозди, прошедшие через руки Христа, исчезнут, и мы увидим две силы, которые привели Христа на Голгофу и пригвоздили Его ко кресту. Эти две силы — закон и благодать. Закон — с. его справедливым возмездием за грехи мира. Благодать — это безграничная любовь Божья к гибнущим грешникам. Вот что привело нашего Господа Иисуса Христа на Голгофу: закон, требующий возмездия за наши грехи, и благодать, жаждущая спасти нас, грешников, от вечного ада.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: