Дом княгини Ливен

В петербургском пробуждении 1874—1884 годов огромную роль играли женщины-ари­стократки, и особенно две из них: Елизавета Ивановна Чер­ткова, с уверования которой оно и началось, и Наталья Федо­ровна Ливен.

О первой из них мы уже писали в нашем журнале, а перед второй мы все еще в долгу. Елизавета Ивановна однажды сказала о ней, что «никогда не встречала человека, который так всецело, без колебания, искал бы во всех действиях прежде всего славы Господней и согласовывал бы с ней всю свою жизнь».

Собствен­ная дочь Натальи Федоровны так свидетельствует о молитве своей матери: «Молитва моей матери меня подкосила. Здесь впервые я поняла, что значит настоящая молитва. В детстве молишься так легко и просто, повторяя часто одни и те же слова, не придавая им значения. Я вдруг осознала, что моя мать действительно гово­рит Богу обо мне. Нужно было принять решение!..»

Н. Ф. Ливен предоставила для многолюдных евангельских соб­раний свой дворец в Петербурге на Большой Морской, 43, в кото­ром был прекрасный зал, отде­ланный малахитом. Один аристо­крат, посетивший ее дом, с удивлением потянул носом и спросил: «Почему в вашем доме пахнет конюшней?» — «У меня было евангелизационное собра­ние для конюхов», — ответила хозяйка. «В вашем доме?! В этом зале?!» Тогда Наталья Федоровна разрешила все недоумения гостя. Она сказала: «Все, что у меня есть, принадлежит Господу. Я только Его управительница в этом доме».

Полнота отдачи всей себя и все­го своего Господу была вознагра­ждена: дом Ливен стал центром духовного пробуждения в Петер­бурге. Именно в нем находили приют и ободрение такие выдаю­щиеся служители Божьи, как Иван Вениаминович Каргель, Вильгельм Фетлер, миссионер среди заключенных доктор Беде­кер, здесь начал свои проповеди Иван Степанович Проханов.

В этом доме проходил знамена­тельный объединительный съезд всех евангельских направлений в нашей стране в 1884 году. Сюда приехали наши первопроходцы с Кавказа, Украины, из Крыма, Поволжья. Среди них был Васи­лий Гурьевич Павлов, записав­ший в своем дневнике, как его по­трясло то, что за столом простые мужики сидели рядом с барона­ми и графами и знатные дамы прислуживали им.

Именно в доме княгини Ливен начались первые воскресные школы, и среди детей был маль­чик Коля Пейсти, будущий изве­стный благовестник Евангелия, отец нашего современного пропо­ведника Ярла Пейсти.
Но не только своим практичес­ким христианством нам дорога Наталья Федоровна.

В 1884 году во время съезда были арестованы все его делегаты, и начались пер­вые и самые сильные гонения на верующих, продолжавшиеся до самой революции 1905 года. К княгине явился генерал от ца­ря с требованием прекратить соб­рания в ее доме. Об этом так рас­сказывает ее дочь, Софья Ливен: «Мать моя, всегда заботившаяся о спасении души ближнего, стала сначала говорить генералу о его душе и о необходимости прими­риться с Богом и подарила ему Евангелие. Потом в ответ на его поручение сказала: «Спросите у Его Императорского Величества, кого мне больше слушаться — Бога или государя?»

Это был очень смелый ответ, но царь вы­слушал его и сказал: «Она вдова, оставьте ее в покое». Здесь выяс­няются удивительные подробно­сти: муж, князь Ливен, служив­ший при дворе прежнего царя, убитого народовольцами, не пе­режил своего государя и умер в том же 1881 году. И у нового царя не поднялась рука на его вдову. Собрания в доме Ливен продол­жались без перерыва, во все вре­мя гонений, когда запрещены были все евангельские собрания, высланы все руководящие бра­тья, и Пашков, и Корф, и Бобринский. Петербургская община была «обезглавлена».

И тогда эти две чудесные женщины взяли на себя руководство собраниями. До 1887 года, до возвращения из Финляндии Каргеля, именно они со­хранили Петербург­скую общину. Когда вернулся Каргель, то княгиня Ливен пригласила его вме­сте с женой посе­литься у нее. Она ви­дела необыкновен­ные богословские способности этого удивительного бра­та, и именно благо­даря этому пригла­шению и устроению жизни Каргель смог написать свой пер­вый глубокий труд «Свет и тени буду­щих благ».

После революции 1905 года именно в ее доме были органи­зованы первые Биб­лейские шестине­дельные курсы, меч­та молодого Ивана Степановича Проха­нова, который ясно видел необходимость систематического богословского образования для плодотворного труда новообразованных общин. Эти курсы объединили вокруг се­бя все богословские силы общи­ны: И. В. Каргеля, И. С. Прохано­ва, Н. Н. Николаи, А. И. Максимовского.

Трижды организовывались эти краткосрочные курсы и стали моделью для будущих го­дичных курсов 1926—1929 годов. Так что и становление евангельско-баптистского образования то­же связано с этой замечательной женщиной. Она имела доступ ко двору, к царской семье, и мы можем только догадываться о размахе ее личного свидетельства. Во всяком случае, она была в состоя­нии оказывать весьма существен­ную помощь служителям Божьим.

Доктор Бедекер, который со­вершал миссионерскую поездку от Петербурга до Сахалина с раз­дачей Евангелий заключенным, пишет ей письмо такого содержа­ния: «Дорогой друг, у меня укра­ли разрешение проповедовать в тюрьмах. Не смогли бы вы достать и выслать мне другое? » Вскоре он получил ответ: «Дорогой друг, я подозреваю, что у вас ук­рали не только документ, но и деньги. Позвольте мне возместить вам эту потерю, а также выслать новый документ». Новый доку­мент назывался не «разрешение», а «предписание»: все двери теперь открывались перед ревностным проповедником — ведь речь те­перь шла о том, чтобы исполнить царское предписание!

Ее не миновало никакое начи­нание, тем более что она была инициатором многих из них. Так, вместе с другими сестрами она организовала швейные мас­терские и прачечные для бедных женщин, т.е. создала для них ра­бочие места. Это была первая по­пытка «христианского бизнеса», и он действительно был христи­анским: женщинам дали швей­ные машинки и раскроенные из­делия.

Когда работа была сдела­на, за нее тотчас выплачивались деньги, и тут же давался новый заказ. Для работниц и их семей устраивались в том же доме кня­гини христианские праздники, дочерей учили шитью, больных навещали прямо на дому, в их трущобах, и сколько женщин смогли из них выбраться благо­даря честному и светлому труду, Евангелию, собраниям и христи­анскому пению!

Княгиня Ливен обратилась к Богу в Англии, на молитвенном собрании в доме бывшего минист­ра. Она так радовалась своему спасению, что ей сначала и в голо­ву не приходило, что каждый но­вообращенный должен трудиться для Господа. Ее дочь пишет: «Ра­дость спасения не покидала ее, но вся полнота, ответственность, связанная со званием христиани­на, ей открылись лишь позже». Обратим внимание на это слово: «открылись». То есть Бог Сам ей это открыл. Такова была жизнь и вера этой женщины, которая встала в такие отношения с Бо­гом, что все события в своей жиз­ни принимала из Его рук. Имен­но отсюда ее мужество, бесстра­шие, изобретательность, муд­рость и доброе, умное сердце.

Марина Каретникова,
Санкт-Петербург

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: