Первое слово Христа на кресте

Отче, прости им, ибо не ведают, что творят (Лук. 23, 34).

В словах Христа мы имеем образ Его. Он изобразился в них, как Солнце в тихом озере. Он изобразился и в Своих словах на Кресте! Их было сказано — семь. Каждое из них — своего рода окошечко, через которое мы заглянем в самое сердце Христа.

Если все слова Христа — золото, то слова, оказанные Им на кресте, — бриллианты.

Все распинаемые говорили — но это были либо слова, выражающие страдание, либо слова проклятая, либо просьбы о помиловании… А у Христа первым словом была молитва. Он много молился в Своей земной жизни, и в глубочайшем испытании на кресте — Он молится.

Отче!… О чем говорит это слово? О том, что Христос, несмотря на ужас Своего положения, видит перед Собою Отца! Совершалась величайшая несправедливость: прекраснейший из Сынов Человеческих причтен к злодеям. Мы соблазняемся в таких случаях. Где же Бог? Где же Его любовь? Где же его правосудие? Вот наши вопросы в таких случаях. А Христос видит Отца. Он видит Его любовь. Он знает, что из этого ужаса Голгофы получится — спасение всех грешников!

О, если бы мы твердо знали, что Отец Небесный через любое испытание ведет нас ко благу!

Прости им! Мы знаем, как поступали со Христом в Гефсимании… в Синедрионе… у Понтия Пилата… на Голгофе. Какие насмешки, какие глумления! Плевки в лицо, удары по ланитам, нанесение ран побоями и гвоздями! Из Его уст вышли когда-то слова: Молитесь за обижающих вас!

Христос — единственный Учитель, у которого слова и дела, учение и жизнь никогда не расходятся. Легче учить, чем жить. Легче говорить, чем делать.

Христианство очень богато словами, но значительно беднее оно делами.

Ибо не ведают, что творят! Не ведают! О, глубина мыслей Христа! Он объясняет зло Голгофы неведением! Но неведение может быть разное: одни люди знают много, другие меньше, третьи — почти ничего.

Возьмем Иуду Предателя — он знал больше всех! Члены Синедриона знали много, но меньше Иуды. Ирод, насмеявшийся над Христом, знал еще меньше. Понтий Пилат знал еще меньше Ирода, а воины, распинавшие Христа, — и совсем ничего не знали. Они — самые невинные на Голгофе. Но и Иуда и воины имели вину перед Христом — различную, но имели. И потому нуждались в прощении от Бога.

Наше ведшие тоже различно. Мы неодинаковы в отношении знания воли Божией. Но мы все виновны, в той или другой степени, в распинании Христа! Все наши грехи — гвозди. Наша вражда к Нему, наше равнодушие к Нему, утрата нами первой любви к Нему, это все — распинание Христа.

Но и за нас Его молитва: Отче, прости им! И нас Он любит безграничной, беспредельной любовью и хочет научить нас любить такой же любовью!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: