СЕМЬ ЖЕМЧУЖИН ХРИСТИАНСКОГО ХАРАКТЕРА

Любовь

1 Кор. 13, 1 — 3

Из всех жемчужин христианского характера любовь является самой драгоценной жемчужиной. Церковь в Коринфе была удивительной церковью: с одной стороны, там были печальнейшие явления, о которых мы читаем в 1 Кор. 3, 3 — зависть, споры и разногласия, и много плотского. А с другой стороны, некоторые члены этой церкви обладали различными духовными дарами. И вот этой церкви, где было столько даров, апостол Павел пишет, что высшим даром является любовь. Даже вера и надежда не так драгоценны, как любовь. Мы читаем: «Теперь пребывают сии три: вера, надежда, любовь; но любовь из них больше» (2 Кор. 13, 13).

И далее мы слышим призыв ап. Павла ко всем верующим, ко всем христианам: «Достигайте любви» (1 Кор. 14, 1), то есть достигайте этого первого и высшего христианского качества, этой первой жемчужины христианского характера.

Зная, что многие дети Божий ищут других даров, апостол Павел направляет их внимание на этот самый высший дар — любовь и говорит, что без любви все другие дары теряют свое значение. Послушаем его слова: «Если я говорю языками человеческими и ангельскими, а любви не имею, то я — медь звенящая, или кимвал звучащий. Если имею дар .пророчества и знаю все тайны, и имею всякое познание и всю веру, так что могу и горы переставлять, а не имею любви — то я ничто. И если я раздам все имение мое и отдам тело мое на сожжение, а любви не имею, — нет мне в том никакой пользы».

Апостол Павел говорит о больших подвигах, даже об отдаче тела на сожжение, — что они могут быть сделаны без всякой любви. Нам трудно себе представить подвиги, жертвы, служение людям — и все это без любви. Но мы поймем это, если будем помнить, что мотивы, то есть побуждения для совершения подвига могут быть различные.

Побуждением для совершения подвига может быть высокая материальная оплата подвига или завоевание себе имени, которое будет жить в веках. Вспомним жалкого грека из Малой Азии, Герострата, который, желая прославиться, сжег в 356 году до Рождества Христова выдающееся произведение древнего искусства — храм Артемиды в Ефесе. Герострат действительно прославился, и нет энциклопедического словаря, где не было бы его имени. Но эта слава — жалкая слава. Врач может быть весьма искусным врачом, но если его врачебные подвиги вызываются большим вознаграждением, то они теряют свою ценность.

Мы способны восторгаться так называемыми звездами — пророка ми, проповедниками, выдающимися праведниками. А Христос через апостола Павла говорит нам сегодня, что восторгаться следует, главным образом, любовью. И если даже эта любовь похожа на свет маленького ночничка, то она должна цениться нами больше, чем роскошная, но не зажженная люстра.

Вот почему мы так любим скромную Марию из Вифании, ибо мы чувствуем, как она полна любви. И эту любовь она излила, не жалея, на Христа — вместе со своим нардовым миром. Но мы можем не сомневаться, что из этой скромной ученицы Христа любовь, изо дня в день, изливалась и на всех жителей Вифании.

Христос хочет видеть в нас, Своих учениках и ученицах, это драгоценное качество — любовь. Ведь это Он, Христос, сказал о «чаше холодной воды», поданной рукой любви. Чаша простой холодной воды превращается в большую драгоценность, если в нее вложена любовь. Тот же Христос высоко оценил две лепты, то есть одну копейку бедной вдовы, и только потому, что они были положены рукой любви.

Средневековые алхимики усердно искали так называемый «философский камень», с помощью которого они хотели превращать все металлы в золото. Мы теперь все улыбаемся, что люди могли жить такими ложными надеждами. Но Христос учит нас все наши дела, даже самые малые и скромные, поистине превращать в золото. И средство для этого одно — любовь. Стоит в любое наше дело вложить любовь, и оно станет «золотым» делом!

Заметим, что Христос говорит о любви коринфянам. Почему? Потому что враг человеческих душ посеял в Коринфской церкви вражду и раздор, и разделил ее на «Павловых», «аполлосовых» и на «кифиных». И вот всем им Христос предлагает верное средство для исцеления от вражды и раздора: любовь.

Что будет с нами, если мы будем полны любви? Мы станем такими, как сказано в 1 Кор. 13, 4 — 7. Мы станем долготерпеливыми, милосердными; мы перестанем завидовать и превозноситься над другими: мы «е будем гордиться и искать своего; не будем раздражаться » мыслить зло; не станем радоваться неправде, а будем сорадоваться истине; все будем покрывать любовью, всему будем верить, всего надеяться и все переносить. Вот какая перемена произойдет со всеми нами! И средство для достижения всего этого только одно: любовь!

Дела любви будут жить вовек! Евангелие говорит: «Любовь никогда не перестает». Небольшое дело Марии — помазание ею Христа, но сделанное с любовью, — стало всемирно известным делом. Люди легко забывают дела любви, но Бог, для Которого любовь превыше всего, сделает так, что они, словно звезды, будут вовеки сиять в небесах. Евангелие говорит, что «любовь все переносит». Все мы знаем, на что способна мать, любящая свое дитя. Любовь делает ее буквально героиней! О, на какие подвиги бывает способна любящая мать!

Нам понятны подвиги ап. Павла ради Христа Иисуса, Которого он любил такой большой любовью, а также и его подвиги ради спасения человеческих душ, которые были так дороги его сердцу. Любовь ап. Павла ко Христу и душам была способна переносить все. Любовь сделает и нас героями, способными переносить все!

Главный предмет в школе Христа — это любовь. Христос учит нас любви словом и делом. Его последние наставления перед страданиями и смертью на Голгофе были уроками любви. Вот Его прощальные слова: «Любите друг друга, как Я возлюбил вас» (Ев. Иоан. 13, 34). А как Он возлюбил нас — мы это видим на Голгофе.

Мы по опыту знаем, что самые трудные уроки в школе Христа — это уроки любви. В христианстве наших дней больше всего ощущается отсутствие любви. Самым большим недостатком каждого из нас является недостаток любви. Нельзя быть хорошим христианином без любви. Христианство без любви бесславит Учителя любви — Иисуса Христа! Любовь побеждает самое жестокое сердце.

Любовь — это солнце, которое растопляет любой лед в человеческих сердцах. Если мы будем сеять любовь, то мы и пожнем любовь. Один мальчик крикнул в лесу и, услышав эхо, подумал, что в лесу находится еще другой мальчик. «Ты нехороший!» — крикнул мальчик. «Ты нехороший», — услышал он в ответ. «Ты противный!» — крикнул мальчик. «Ты противный!» — был ответ. Мальчик побежал к матери и стал жаловаться на злого мальчика в лесу. Мать поняла, в чем дело, и сказала сыну: пойди в лес и заговори с злым мальчиком ласково. Мальчик пошел опять в лес. «Ты хороший!» — крикнул он. «Ты хороший!» — был ответ. «Я люблю тебя!» — крикнул мальчик. «Я люблю тебя!» — был ответ.

Вот так действует и любовь. Мы жалуемся на плохих людей: на плохого мужа, на плохую жену, на плохих детей и плохих соседей.; Но поступим с ними по заветам Христа — по заветам любви. Поступим, как наш мальчик в лесу: пойдем к ним с любовью. И любовь победит. Будем сеять любовь на каждом шагу нашей жизни.

Пусть ярко сияет в нашем характере любовь! Но какая любовь? Любовь, сходящая свыше в наше сердце. Любовь, источником которой является Христос!

Смирение

Ев. Матф. 11, 29

Очень драгоценной жемчужиной христианского характера является смирение. Вот почему Христос приглашает нас, христиан, в Свою школу для приобретения этого прекрасного качества. Он говорит: «Научитесь от Меня, ибо Я… смирен сердцем». Но как любовь, так и смирение приобретаются очень трудно. Истинно смиренных христиан очень мало. У нас всех гордости гораздо больше, чем смирения. Мы никогда не должны забывать слов Писания: «Бог гордым противится, а смиренным дает благодать» (Иак. 4, 6), и эти слова объясняют нам, почему в жизни многих христиан так мало благословения: потому что у них мало смирения.

Дождь может в изобилии изливаться на вершину горы, но он стечет с нее в долину. Благодать Божия не останется на гордо поднятой голове, но сердце, склоненное в глубоком смирении перед Господом, наполнится ею до краев.

О, как драгоценно смирение! Великий богослов Августин назвал смирение лучшим украшением христианина. Действительно: смирение делает христиан очаровательными людьми. Даже самые далекие от Христа люди ценят это качество в последователях Христа. Смирение христианина или христианки может обезоружить самого ярого врага Христа. И наоборот: гордость и самомнение христиан настраивают против них всех окружающих их людей. Мы часто жалуемся на не доброжелательное отношение к нам людей, но не порождено ли такое отношение к нам нашей духовной гордостью и самомнением? Христос хочет, чтобы Его последователи были тихими «овцами», а не бодливыми «козлами».

В чем же заключается это полное неземной красоты качество христианского характера — смирение? Смирение — это умаление, исчезновение нашего «я». Ярким примером осуществления этого качества является Иоанн Креститель. Мы имеем замечательное свидетельство Евангелия о его смирении. К нему в пустыню пришли священники и левиты и спрашивают его: «Кто ты?» Иоанн мог бы сказать: я — про рок, который призвал тысячи людей к покаянию и погрузил их в воды крещения. Но нет, Иоанн исчезает и в глубоком смирении говорит: «я глас вопиющего в пустыне» (Ев. Иоан. 1, 19 — 23). Он хочет быть незримым вестником о Христе. Вот образец истинного смирения. Иоанн хочет умаляться, чтобы возрастал Христос.

Ему принесли весть, что от него уходят им крещенные и переходят ко Христу. На лице Иоанна ни малейшего недовольства. Наоборот, светлая улыбка озарила его, и он воскликнул: «Ему должно расти, а мне умаляться» (Ев. Иоан. 3, 30).

А вот перед нами апостол Павел. В своем смирении он тоже желает только одного: умаляться и исчезать, чтобы возвеличивался Христос и был бы виден только Он в его жизни и служении. «Уже не я живу, но живет во мне Христос» (Гал. 2, 20). Апостол, и даже величайший из апостолов, исчез и остался только Христос! Вот в чем сущность христианского смирения.

В лесной чаще слышится запах ландыша — этого удивительного цветка, но попробуйте найти его. Высоко-высоко в небе слышится приятная трель жаворонка, но попробуйте обнаружить эту маленькую серенькую птичку. В сумерках льется удивительно мелодичное пение соловья, но где же певец? Перед нами поле с склоненными низко колосьями. И чем больше зерен в колосе, тем ниже он наклонился. Чем больше у нас плодов в нашем служении Господу, тем ниже мы должны склоняться перед престолом Всевышнего, зная, что мы — ничто, а все и во всем Христос.

Было время, когда ап. Павел говорил о себе, что он — наименьший из апостолов (1 Кор. 15, 9). Но, обогащаясь все большими и большими плодами, он стал называть себя «наименьшим из всех святых» (Ефес. 3, 8). И это потому, что он все меньше и меньше обращал внимание на себя, а взор его все больше и больше покоился на Христе. Он видел, конечно, плоды своего служения и однажды даже сказал: «Я более всех их потрудился» (1 Кор. 15, 10), но тут же он наклонил низко свою голову и в глубоком смирении проговорил: «Не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною».

Самым большим Испытанием для смирения являются причиняемые нам поношения и оскорбления. Вот когда обнаруживается, имеем ли мы истинное смирение или ложное, показное.

Посмотрим, как было испытано смирение Давида и как оно оказалось смирением истинным и неподдельным. Прочтем 2 Цар. 16, 5 — 10: «Когда дошел царь Давид до Бахурима, вот, вышел оттуда человек… по имени Семей… он шел и злословил, и бросал камнями на Давида… Так говорил Семей, злословя его (Давида): уходи, уходи, убийца и беззаконник! И сказал Авесса, сын Саруин царю: зачем злословит этот мертвый пес господина моего царя? пойду я и сниму с него голову. И сказал царь: пусть он злословит; ибо Господь повелел ему злословить Давида». Давид поставил между злословящим Семеем и собою Господа, и это помогло ему перед лицом такого ужасного злословия сохранить глубокое смирение.

Однажды знаменитый миссионер в Индии Вильям Кэри был приглашен на торжественный обед к губернатору Индии. За столом сидели представители высшей индийской знати. Один из аристократов, говоря о Кэри, сказал пренебрежительно о нем: да ведь он в прошлом сапожник. Кэри смиренно добавил: даже не сапожник, а лишь холодный сапожник.

Такого глубокого смирения не имели даже апостолы Христовы. После трехлетнего пребывания в школе Христа они все еще были способны интересоваться вопросом: кто из них был больше (Ев.Лук. 9, 46). А накануне страданий и смерти своего Учителя, на Тайной вечери, они подняли даже спор, кто из них должен почитаться большим (Ев. Лук. 22, 24). Прежде чем этот спор о своем величии стал слышен в Иерусалимской горнице, Христос видел его уже в сердцах Своих апостолов, и Он преподал им бессмертный пример смирения. Он препоясал Себя полотенцем и умыл им, спорящим о своем величии, ноги. Подумаем только: Властелин Вселенной препоясан полотенцем и умывает ноги Своим ученикам. Какое смирение, какое самоуничижение! И как было печально божественному Учителю видеть полное отсутствие духа смирения в сердцах Своих учеников.

И все же о»и приобрели эту жемчужину — смирение, это драгоценное свойство христианского характера. Они исполнились самым глубоким смирением, когда сошел на них Дух Святой.

Какими совершенно преображенными стоят они перед нами после исполнения Святым Духом. Мы видим это смирение апостолов на страницах Евангелий и посланий, которые они написали уже после дня Пятидесятницы. С каким смирением пишет о себе евангелист Иоанн: «Один же из учеников Его, которого любил Иисус, возлежал у груди Иисуса» (Ев. Иоан. 13, 23). Мы только догадываемся, что это был Иоанн, но сам Иоанн не говорит об этом. Как смиренны апостолы: перед лицом всех поколений человечества, живших в течение почти 2000 лет христианской эры, они не скрыли на страницах Нового Завета ни одного своего недостатка, ни одной своей ошибки. Апостол Павел в своем Первом послании к Коринфянам 15, 8 открыто, к сведению всего мира, написал: «А после всех явился и мне, как (некоему) извергу»… Без глубокого смирения никто не скажет так о себе.

Будем помнить, что все жемчужины нашего христианского характера нисходят свыше, как сказано в Послании Иакова 1, 17: «Всякое даяние доброе и всякий дар совершенный нисходит свыше, от Отца светов»… И смирение не произведут в нас никакие наши собственные потуги. Чтобы умалилось и даже исчезло наше громадное «я» и чтобы все наше существо заполнил Собою Сам Христос — для этого нужен Дух Святой и Его действие в нас.

Радость

Филип. 4, 4

Один человек, побывавший на нашем богослужении, сказал: «Какие скучные лица у ваших верующих». А может быть, этот человек и прав: может быть, и действительно есть верующие без радости в сердце? Между тем радость — это одно из самых прекрасных свойств христианина. Радость — это тоже одна из семи драгоценных жемчужин нашего христианского характера.

Евангелие — это благая, радостная весть. И как же можно быть верующим в эту радостную весть и не быть исполненным этой светлой евангельской радостью? В рождественскую ночь светлый, сияющий вестник неба сказал пастухам на поле вифлеемском: «Я возвещаю вам великую радость, которая будет всем людям!» Почему же эта великая радость отсутствует в жизни многих христиан?

Мы читаем в Деян. Ап. 8, 5 — 8, как благовестник Филипп пришел в один самарийский город и проповедовал там Христа, и в результате его проповеди была радость великая в том городе. И это понятно: весть о Христе несет человеческому сердцу великую радость, но только при условии веры в эту радостную весть.

Что же означает верить в радостную весть Евангелия о Христе? Это значит: принять Христа в сердце таким, каким Он нам дан в Евангелии. Через такое принятие Христа мы делаемся «чадами Божиими», как сказано в Ев. Иоан. 1, 12: «Тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими». Почему же принятие Христа несет человеческому сердцу такую великую радость? Потому что Христос является даром Божиим падшему человечеству, как мы читаем в Ев. Иоан. 3, 16: «Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего единородного, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную».

Такой драгоценный подарок от Бога, как наш Спаситель Иисус Христос, не может не преисполнить нашего сердца величайшей радостью. А когда мы познаем драгоценную истину, что Христос взял весь наш грех на Себя и пошел с ним на крест Голгофы, чтобы искупить нас Своей Кровью, то можно ли верить в эту великую истину и не испытывать глубочайшей радости в своем сердце? Если такая радость не наполняет нашего сердца, то, очевидно, мы не уяснили себе достаточно ясно этой великой истины о нашем искуплении Кровью Христа — Агнца Божия.

Радость спасения должна быть постоянным спутником нашей жизни, как сказал Христос: «Радуйтесь тому, что имена ваши написаны на небесах» (Ев. Лук. 10, 20).

Наша радость должна быть сознательной радостью. Как бы мы посмотрели на человека, который говорит о своей радости, а на вопрос, почему он радуется, отвечает: «А я и сам не знаю». Христиане должны знать, где источник их радости. Он — во Христе, и отделить нашу радость от Христа нельзя. Если христианскую радость отделить от Христа, она тут же завянет. Вот почему апостол Павел все снова и снова призывает нас радоваться в Господе. В Господе, во Христе не может быть безрадостного состояния! Если есть безрадостные христиане, значит, должны быть причины для такого состояния. Каковы же эти причины?

Грех помрачает радость чада Божия. Псалмопевец Давид был одним из самых радостных праведников Ветхого Завета, о чем ярко свидетельствуют его псалмы. Псалмы Давида — это нескончаемое «аллилуйя»! И вдруг радость этого благословенного псалмопевца поблекла, и радостные звуки его гуслей замолчали. В Псалме 31, 3 — 4 сам Давид говорит: «…обветшали кости мои от вседневного стенания моего… свежесть моя исчезла, как в летнюю засуху».

В чем же дело? Где причина утраты радости Давидом? И мы слышим в ответ его слова: «Исповедаю Господу преступления мои» (Пс. 31, 5). Грех помрачил радость Давида; гр<ех помрачает и нашу радость. Вот почему так много скучных христиан в церквах Христовых.

Печаль на лице может быть отражением печали сердца. Но и наоборот: улыбка может быть только «косметикой»: она может играть на лице в то время, как сердце плачет. Медицина называет печаль реактивной депрессией, то есть реакцией на какое-то тяжелое событие в жизни, будь это смерть близкого человека или утрата чего-то очень дорогого.

Но радость о Христе не исчезает и при печали в сердце: под слоем нашей скорби или печали она таится в затаенной глубине нашего сердца. Вот почему мы поистине всегда радуемся в Господе. Мы способны радоваться и в самой глубокой печали, как македоняне, о которых мы читаем в 2 Кор. 8, 2: «…они среди великого испытания скорбями преизобилуют радостью». Вот такая радость, то есть обильная радость среди величайших скорбей уже является чудом, которое творит в плачущем сердце только Христос.

О евнухе, принявшем в свое сердце Христа на пути из Иерусалима в Эфиопию, мы читаем, что после крещения он «продолжал свой путь, радуясь» (Деян. Ап, 8, 39). Это не значит, что у евнуха вместо трудной дороги был мягкий ковер под ногами. Нет. Но он и сквозь слезы умел взирать на Иисуса Христа и черпать от Него радость на радость. Одним словом: никакие печали, никакие скорби на пути детей Божиих не могут заглушить их радости во Христе.

Говоря о радости верующих в Иисуса Христа, как о драгоценной жемчужине в их христианском характере, мы должны знать, что есть христиане, которые, по своей природе, часто подвергаются духу уныния. И таких христиан в церквах Христовых не мало. Они часто находятся в состоянии так называемой депрессии.

Но что значит депрессия? Депрессия — это подавленное душевное состояние, при котором все окружающее представляется в мрачном виде. Апостола Фому часто причисляют к христианам, склонным к унынию духа, склоиным к депрессии и меланхолии. Часто эта подавленность духа у верующих выражается в страхе — не совершен ли ими грех против Духа Святого, -или в сомнениях — прощены ли им грехи. Трудно утешать и ободрять детей Божиих, подвергшихся депрессии, впавших в подавленное состояние духа. Слова в этих случаях мало помогают.

Как же помочь душам, впавшим без всякой причины, а только по природе своего характера, в состояние уныния духа? Есть замечательное Mecтo в Слове Божием, -в котором описывается такое состояние уныния и вместе с тем дается хороший рецепт для избавления от него. Это Псалом 41,6: «Что унываешь ты, душа моя, и что смущаешься? уповай на Бога; ибо я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего». О чем говорят эти слова? О том, что состояние уныния нашего духа — лишь временное явление. Во время такого состояния надо уповать (на Господа, молиться и верить, что это состояние уныния, это состояние депрессии, подавленности духа пройдет, и радость снова водворится в сердце.

В состоянии уныния мы должны все снова и снова повторять слова псалмопевца: «Я буду еще славить Его, Спасителя моего и Бога моего». И как пришло неожиданно в наше сердце уныние, так внезапно вернется к нам и радость — радость в Иисусе Христе.

Взирание на Христа

Евр. 12, 1 — 2

Взирание на Христа должно стать неотъемлемой частью нашего христианского характера. Если присмотреться внимательно к жизни окружающих нас верующих во Христа людей, то нетрудно увидеть, куда устремлены их взоры и на чем они особенно сосредоточены.

Больше всего привлекают взоры верующих телесные болезни. Мы по опыту знаем, как трудно больному человеку отвлечься от своей болезни. Постоянный интерес к своей температуре и тревога при каждом ее повышении. Постоянное прислушивание к биению своего сердца и прощупывание своего пульса. Малейшие боли захватывают внимание больного. А когда болезнь достигает состояния, которое врачи называют безнадежным состоянием, тогда больной делается неспособным думать ,о чем бы то ни было другом, кроме своей болезни. То же самое происходит с нами, когда заболевает кто-либо из близких нам людей. Как необходимо нам в дни болезни устремлять наш взор на Христа, чтобы не впасть в уныние от удручающей картины каждого одра болезни.

Сильно привлекают к себе наше .внимание и неудачные члены семьи. Сын-пьяница может отвлечь от всего другого взоры родителей, и особенно матери. Жестокость мужа сосредоточивает на себе все взимание мученицы-жены. Тяжелые характеры людей, живущих с нами, отвлекают нас от многого ценного и полезного в жизни. Вот почему нам всем необходимо приобрести способность — неизменно отвлекать свой взор от всего, что удручает нас, и направлять его на Христа. Мы знаем тоннели, залитые ярким электрическим светом; и при взирании на Христа все наши жизненные тоннели начинают сиять ярким светом.

Нелегко усвоить эту драгоценную способность — все снова и снова направлять свой взор на Христа. Но мы легко приобретем эту способность тогда, когда Христос завладеет всем нашим сердцем. Тогда мы уже просто будем не в силах не смотреть на Него, на Его драгоценный для нас образ.

Как-то в вагон метро вошли юноша и девушка, по-видимому любящие друг друга. Мест рядом не оказалось, и молодые люди сели на свободные места друг против друга. Девушка открыла книгу и хотела заняться чтением. Но она все снова и снова отрывалась от книги. И почему? Ее влекло смотреть на того, кого она любила. Для меня в этом простом случае был большой урок: мне стали особенно понятны слова Евр. 12, 2: «Будем проходить предлежащее нам поприще, взирая на… Иисуса».

При горячей любви ко Христу нас влечет все снова и снова направлять наш взор на Христа, Которого мы так любим. Взирать на Него становится для нас постоянной необходимостью.

Наш взор приковывают к себе не только физические болезни, но не в меньшей степени и духовные недуги. Какой-либо сделанный нами грех может сильно удручать нашу совесть и не давать нам покоя. Сомнения разного рода могут прийти в наше сердце, и мы, подобно ап. Фоме, можем погрузиться в них настолько, что будем видеть только свои сомнения. Особенно тяжелым является сомнение в прощении Ботом наших грехов и в спасении Христом нашей души. Сомнения могут сделать нас совершенно безрадостными.

Как важно в этих случаях научиться взирать на Христа как на Того, Кто все грехи наши взял на Себя, в том числе и тот грех, который особенно удручает нас. Устремление нашего сердечного взора на; Христа в терновом венце особенно необходимо в дни сомнений в нашем спасении. Терновый венок на голове Христа — это символ взятого Христом на Себя проклятия, то есть наказания за все наши грехи. Взирая на Христа в терновом венке, мы можем радостно повторять слова: все мои грехи на Нем, на Нем! Зачем же я сомневаюсь в своем спасении? «Возрадуйся, душа моя, Христа Иисуса славословь… Он спас меня, проливши Кровь: как велика Его любовь!»

Дни нашей жизни на земле так богаты искушениями всякого рода, и мы бываем полны заботы, как нам преодолевать их и избежать падения. Каждого из нас преследует свой грех. Враг наших душ, диавол, искусный рыбак, ловящий каждого человека на особую приманку. У него нет трафарета или шаблона. Но путь к победе над любым искушением только один: это поднятие нашего взора к воскресшему живому Христу, Который может спасать нас от всякого греха (Евр. 7, 25). Взирание на Христа в терновом венке несет мир и радость нашим сердцам. А взирание на Христа воскресшего дарует нам победу над нашими искушениями, даже самыми огненными!

Недовольство собой, своим духовным состоянием тревожит многих верующих. Есть дети Божий, которые с утра до вечера рассматривают себя и, видя свои бесчисленные недостатки, вздыхают и впадают в состояние безнадежности и отчаяния. Наша задача: от самих себя направлять взор на Христа и взирать на Него как на наш пример и образец, данный нам для подражания Ему во всем. Как художник, рисующий портрет кого-либо, все снова и снова поднимает свой взор от своего полотна на того, кого рисует, так и мы должны свой взор от себя, от своих недостатков направлять на Христа, в Ком нет ни единого недостатка, и стремиться приобрести Его образ.

Красота нашего христианства может заключаться только в нашем следовании по стопам Христа, Который говорит: «Кто последует за Мною, тот не будет ходить во тьме, но будет иметь свет жизни» (Ев. Иоан. 8, 12). Мы часто не знаем, как нам поступить в том или другом случае; мы находимся словно во тьме, не видя пути, по которому нам надо идти. Взирание на Христа дает нам свет, особенно если мы готовы спросить Его: «Христос, как бы поступил Ты на моем месте?».

Взирание на Христа укажет нам всегда правильный путь жизни. Будем всегда стремиться поступать так, как Он поступал, чувствовать так, как Он чувствовал, и говорить так, как Он говорил. Его пример будет всегда сиять перед нами.

Пусть с помощью Божией вся наша христианская жизнь превратится в постоянное взирание на Христа, к чему и призывает нас Слово Божие. И пусть это постоянное взирание на Христа будет также одной из драгоценнейших жемчужин нашего христианского характера. Да сияет она ярко в нашей повседневной жизни во славу нашего Спасителя!

Мир, покой

Ев. Иоан. 14, 27

«Мир оставляю вам, мир Мой даю вам: не так, как мир дает, Я даю вам. Да не смущается сердце ваше и да не устрашается». В этих словах Христа сокрыто очень драгоценное качество христианского характера, а именно: мир, покой, отсутствие смущения и страха. Хорошо выражен характер христианина такими словами одного стихотворения:

«Среди смятенья и рыданий, среди потоков слез людских, среди руин погибших зданий один лишь он спокоен, тих»…

Эти слова говорят о том, что христианин должен быть похож на скалу в бушующем море.

Два художника изобразили мир и покой на своих картинах. Один художник нарисовал тихое и гладкое, как зеркало, море и ребенка, беззаботно играющего на его берегу. Другой художник нарисовал страшную бурю на море и птичку, спокойно сидящую в скале, заливаемой волнами.

Иметь мир в сердце, когда кругом тишина и благополучие — это одно дело. А сохранять мир и покой во время рева бури и бросания нас волнами из стороны в сторону — это совершенно другое дело. Христос дает нам, Своим детям, именно такой мир, именно такой покой — покой во время бури. И как отрадно видеть христианина или христианку с такой жемчужиной покоя и мира в сердце.

Что нужно, чтобы нам приобрести такой характер? Надо иметь Христа фундаментом всей нашей жизни. Этот фундамент — не песок, а камень. Нечто прочное и постоянное! Таким же устойчивым и постоянным будет и наш характер. Нашему миру и покою будет содействовать наше постоянное пребывание во Христе.

Чарльз Финней был великим духовным поэтом. Он написал тысячи духовных гимнов, среди которых имеется гимн, который и мы поем: «Поли любви к душе моей, Иисус, к груди Своей Ты прижми меня, пока смолкнет бурная река. О, укрой, Иисус, меня, пока буря не пройдет».

Что побудило Чарльза Финнея написать этот гимн? Это была маленькая птичка, которая, спасаясь от разразившейся страшной грозы, влетела в открытое окно в комнату поэта и укрылась доверчиво в складках его халата.

Так, пребывая во Христе, мы укрываемся от всех бурь, так часто разражающихся в нашей жизни. Как важно для сохранения в нашем сердце мира и покоя, чтобы Христос стоял между каждой нашей бурей и нами. Тогда ничто в мире не нарушит нашего -покоя. Апостолы Христа во время бури на море закричали от страха, потому что они потеряли из вида Христа, так недалеко находившегося от них. Они видели только грозные волны, которые заслонили от них Христа. Апостол Петр стал тонуть, потому (что перестал смотреть на Христа; » он видел только бушующее море, которое -скрыло от него Христа. Мы никогда не будем скалою в жизненном море, если не будем полностью сокрыты во Христе, как мы поем: «Мой Бог — скала, сокрыт в Нем я, покров во время бури!»

Как легко петь эти слова, но как нелегко хранить в сердце мир и покой во время бури! Много драгоценных слов в Евангелии, но слова Христа «Мир оставляю вам, мир Мой даю вам» — как-то особенно дороги нам, когда кругом завывает буря. Знаем ли мы по опыту, как Христос дает мир и покой нашим душам? Если посмотреть поглубже в свое сердце, то мы вое заметим, что нам больше всего недостает мира » покоя. Все снова и снова охватывают нас бесчисленные беспокойства. «Страх и ужас не знакомы разве на пути тебе? — Ах, Господни легионы охранят 1меня везде».

О, если бы у нас всегда было такое доверие к нашему Господу, но, увы, мы чаще страдаем маловерием.

Что лишало наше сердце мира и покоя до нашего обращения ко Христу? Мы читаем в Ис. 48, 22: «Нечестивым же нет мира, говорит Господь». Наоборот: глубокий мир наполняет сердце того, кто стремится исполнять волю Божию, как написано в Ис. 48, 18: «О, если бы ты внимал заповедям Моим! тогда мир твой был бы как река».

Было время, когда мы не знали ни мира, ни покоя вследствие нашего греха и нечестия. Но мир снизошел в наше сердце тотчас же, как только мы сложили свой грех к подножию креста Голгофы; именно тогда наше сердце испытало глубокий и сладостный мир. Как трудно было ветхозаветным праведникам обретать истинный мир для своих сердец — ведь тогда еще не было креста Голгофы. Не было в те времена песни, подобной песне, которую мы поем: «Есть для плачущих земли место у креста… поспеши скорей найти место у креста. Если скорбь в твоей груд», то к Спасителю приди и покой душе найди у Его креста!» А теперь мы не только поем эту песнь, но и по опыту знаем, какой покой дает нашим сердцам место у креста. Это драгоценный покой Голгофы!

Но почему же так беспокойно бывает наше сердце теперь, когда мы имеем прощение грехов и уверенность в спасении? Нас тревожат и волнуют изо дня в день заботы — большие и малые. Мы, слава Господу, усвоили великую истину, что грех наш был возложен на Агнца Божия, Иисуса Христа, и искуплен на кресте Голгофы. Но с большим трудом мы усваиваем другую истину: что Христос хочет нести Сам бремена наших бесчисленных забот, как мы читаем в 1 Петр. 5, 7: «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас».

Чадо Божие, исполненное забот, страха и беспокойства, может ли быть благословением для окружающих людей? Как у холодной печи не согреется озябший человек, так около христианина, не имеющего ни мира, ни покоя, едва ли обеспокоенное сердце найдет успокоение.

Есть христиане, которые вокруг себя разливают благодатный покой и мир; и есть христиане, которые, наоборот, лишают покоя тех, которые его имели. Что мы несем окружающим нас людям — покой или беспокойство? Правда, в наших домах молитвы мы слагаем все, что нас тяготит, к ногам нашего Господа Иисуса Христа, но когда мы покидаем дом молитвы, мы забираем снова с собой все свои заботы и тревоги, и продолжаем под их тяжестью вздыхать и стонать, наводя тоску на людей, соприкасающихся с нами. Мы часто бываем похожими на железнодорожных носильщиков, которые почти всегда бывают согбены под своими ношами. Но их ноши — это ноши других, а мы озабочены своими личными делами. Мы были бы идеальными христианами, если бы носили, согласно Слову Божию, бремена других. Но чаще мы полны забот о самих себе.

Как же нам быть христианами, несущими мир и покой сердцам, в которых царит беспокойство? Для исполнения великой миссии умиротворения мы должны сами быть всегда обладателями мира и покоя. Как можно давать то, чего мы не имеем?

А если в наших собственных сердцах царит буря — что нам делать тогда? Когда наши часы перестают ходить, мы идем с ними к тому, кто может их починить. Кто же может «починить» наше взволнованное, наше обеспокоенное сердце? Христос говорит: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас» (Ев. Матф. 11, 28). Только Христос усмиряет бури наших сердец. Только у Христа приобретает покой наша душа. Какое счастье, что мы знаем, куда пойти с нашими бурями жизни, с нашими потерявшими мир сердцами — ко Христу, Который дал нам великое обетование: «Я успокою вас»!

Кротость

Филип. 4, 5

«Кротость ваша да будет известна всем человекам». Эти слова указывают на одно свойство христианского характера, которое должно стать известным всему миру. И это свойство последователей Христа будет известным, если христиане будут являть его всем людям и каждому человеку в отдельности. Это свойство называется кротостью. Кротость — это очень драгоценная жемчужина христианского характера, но, к сожалению, не у всех христиан встречающаяся. Чтобы оценить это свойство, эту жемчужину, надо вникнуть в слово «кротость» и понять его. Надо также рассмотреть это замечательное качество на основании Слова Божия. Тогда эта жемчужина засияет перед нашими очами всеми своими чудесными красками.

Но что значит кротость, что означает это свойство характера? На немецком языке кротость означает «нежность», «мягкость». Где же нам найти пример кротости, чтобы нам последовать ему? Мы вспоминаем слова Христа, которые Он сказал о Себе: «Я кроток… сердцем» (Ев. Матф. 11, 29). Значит, мы имеем пример и образец кротости в Иисусе Христе. В Его кротком поведении. Мы читаем о Нем в Ев. Матф. 12, 19 — 20: «Не воспрекословит, не возопиет, и никто не услышит на улицах голоса Его; трости надломленной не переломит и льна курящегося не угасит». Голос Христа, конечно, был слышен на улицах и городов и деревень Палестины. Это был голос Его наставлений, Его бесед с людьми, Его поучений. И никогда Христос не говорил в повышенном тоне, раздраженно или в гневе. Чтобы не переломить надломленную трость, Он обращался с ней очень бережно. Чтобы не угасить едва тлеющий огонек, Он обращался с ним особенно нежно.

Язык Христа был всегда кроткий и мягкий. Мы знаем, как Христос встретил Иуду, когда он пришел в Гефсиманию, чтобы предать Его. Ни раздражительности, ни гнева не чувствуется в словах Христа, обращенных к Иуде: «Друг, для чего ты пришел?» (Ев. Матф. 26, 50). На суде в синедрионе служитель первосвященника ударил Христа по щеке. Христос с удивительной кротостью сказал ему. «Если Я сказал худо, покажи, что худо; а если хорошо, что ты бьешь Меня?» (Ев. Иоан. 18, 22 — 23). Ответом Христа на пригвождение Его ко кресту и на все насмешки, которые раздавались на Голгофе по Его адресу, была молитва: «Отче, прости им».

Как кроток и нежен был Христос в обращении с человеческими душами. Он был хирургом, удалявшим грех » порок из человеческих сердец, но Он был хирургом с мягкими и нежными руками. Об одном зубном враче говорили: у него удивительно мягкие руки! И о нем говорили так потому, что он очень осторожно и нежно обращался с больными. Вот так именно и Христос обращался с грешниками.

Однажды ко Христу привели фарисеи очень большую грешницу; они были готовы ударами камней освободить ее от греха и порока. Христос же с величайшей кротостью и нежностью оказал ей: «…Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ев. Иоан. 8, 11).

На Тайной вечери апостолы спорят о своем величии. Христос слышит их спор, но ни единым словом не упрекает их. Кротко Он наливает воду в умывальницу и безмолвно приступает к омовению их ног.

Ап. Петр отрекся трижды от Христа во дворе первосвященника. А что делает Христос? Он с нежной любовью и глубоким состраданием посмотрел на своего павшего ученика. Ни одного слова укора — только посмотрел на него, и этого было достаточно, чтобы Петр все понял и горько заплакал (Ев. Лук. 22, 61). На берегу Геннисаретского озера воскресший Христос мог бы сделать Петру упрек или выговор за его отречение, но Он обращается к нему с мягким вопросом: «Симон Ионии! любишь ли ты Меня?» (Ев. Иоан. 21, 15). Какими нежными и мягкими руками касается Христос сердечной раны Петра.

Евангелие призывает всех детей Божиих к приобретению сердца Христа. Мы читаем в Послании к Филиппинцам 2, 5: «В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе», — то есть в нашей груди должно биться такое же сердце, какое билось в труди Христа. А каким было сердце Христа — это видно из всей Его жизни на земле.

Но Христос открыл нам Свое сердце также и в Своих притчах. Возьмем Его притчу о блудном сыне. Блудный сын причинил отцу своему глубокую рану тем, что ушел из дама и вдали, на чужбине, начал вести распутный образ жизни. Устав от такой греховной жизни, он решил вернуться домой. И вот Христос показывает встречу Отцом этого испорченного до мозга костей сына. Мы читаем в притче Христа: «И когда сын был еще далеко, увидел его отец его и сжалился; и побежав пал ему на шею и целовал его»… Вот каким мы видим сердце Христа. И чтобы мы оценили это сердце, нам тут же в притче показано другое сердце, сердце старшего сына этого отца, — сердце нам хорошо знакомое, потому что мы сами обладаем таким же сердцем.

Прочтем Ев. Лук. 15, 25 — 28: «Старший же сын его был на поле; и возвращаясь, когда приблизился к дому, услышал пение и ликование; и призвав одного из слуг, спросил его: что это такое? Он сказал ему: брат твой пришел, и отец твой заколол откормленного теленка, потому что принял его здоровым. Он осердился и не хотел войти. Сердце старшего брата оказалось черствым и совсем непохожим на нежное сердце отца.

Сердце Христа мы видим также в притче о милосердном самарянине. Христос говорит в этой притче: «Некоторый человек шел из Иерусалима в Иерихон и попался разбойникам, которые сняли с него одежду, изранили его и ушли, оставивши его едва живым… Священник… увидев его прошел мимо. Также и левит… посмотрел и прошел мимо. Самарянин же некто, проезжая, нашел на него и, увидев его, сжалился, и подошед перевязал ему раны, возливая масло и вино!»… Христос закончил эту притчу словами ко всем нам: «Иди, и ты поступай также» (Ев. Лук. 10, 30 — 37).

Как мало у нас «елея» для ран человеческих сердец. Если мы и не равнодушны, подобно священнику и левиту в притче Христа, к сердечным ранам наших ближних, то у нас часто недостает кротости, нежности и осторожности в обращении с этими ранами. Нам дано в Слове Божием ясное указание, как обращаться с израненными грехом душами. Прочтем Галат. 6, 1: «Братья! если я впадет человек в какое согрешение, вы духовные, исправляйте такового в духе кротости».

Кротость — это сильное оружие в руках христианина. Христос говорит о силе кротости в Ев. Матф. 5, 5 такие слова: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю». Христос, очевидно, хочет сказать, что кротостью можно завоевать «землю», то есть человечество. И мудрейший из мудрых — Соломой говорит: «Мягкий (то есть кроткий) язык переламывает кость» (Притч. 25, 15). Вот почему нам в Евангелии дается совет — на все вопросы, направленные к нам, верующим, со стороны людей, не знающих Бога, давать ответ с кротостью (1 Петр. 3, 15).

Ап. Павел дает совет Тимофею — наставлять противников Христа с кротостью (2 Тим. 2, 25). Нам дается в Кол. 3, 12 совет облекаться в кротость, чтобы она была украшением всех детей Божиих. Мы призываемся в 1 Тим. 6, 11 «преуспевать»… в кротости. Это значит, что мы должны стремиться приобретать эту чудесной красоты жемчужину. И что очень важно отметить — среди плодов Духа Святого значится и эта жемчужина — кротость (Гал. 5, 23). Значит, и Дух Святой работает над нами, чтобы произвести в нас это драгоценное свойство.

Мы закончим наши мысли о кротости словами ап. Павла в Послании к Титу 3, 2: «…быть тихим и оказывать всякую кротость ко всем человекам». Мы знаем одного человека, которого Библия называет «кротчайшим из всех людей на земле» (Числ. 12, 3). Это — Моисей. Но и он не устоял перед толпой, которая вывела его из равновесия, и он потерял на время кротость и лишними ударами по скале показал, что он пришел в раздражение. Не будем осуждать его: это урок для всех нас, чтобы мы были всегда на страже и при всех обстоятельствах сохраняли это драгоценное качество кротости, и были всегда и на всяком месте кротчайшими людьми на земле. Да поможет в этом всем Своим последователям кроткий сердцем Христос!

Довольствование тем, что есть

Евр. 13, 5

«Имейте нрав несребролюбивый, довольствуясь тем, что есть. Ибо Сам сказал: не оставлю тебя и не покину тебя». Перед нами седьмая жемчужина христианского характера — довольствование тем, что есть. Счастлив тот, кто ею обладает. Как приятно видеть довольного всем человека и, наоборот, как неприятно иметь дело с ничем не довольным человеком.

Как же приобрести нам эту драгоценную жемчужину? Прежде всего, недовольство создается у нас отсутствием того, что нам хочется иметь. Каждый недовольный человек перечисляет то, что он хотел бы иметь и чего у него нет. Но каждый недовольный человек может сделаться довольным, если он начнет перечислять не то, чего у него нет, а то, что у него есть. К числу величайших благ в нашей жизни принадлежит здоровье, обладая которым мы перестаем его ценить; мы способны даже забывать, что мы обладаем таким сокровищем. Я думаю, что любой человек предпочтет спать на соломе, лишь бы быть здоровым, чем на роскошной перине и при этом болеть какой-либо мучительной болезнью.

Довольствование своим самым скромным жилищем наполнит наше сердце, если мы вспомним, что есть люди, не имеющие своего собственного угла и иногда не знающие, куда пойти переночевать. Многие, имея жилище, недовольны мебелью, которой оно обставлено. Но как приятны солнечные лучи, которые заглядывают в окно нашей комнаты и окрашивают ее в самые яркие краски.

А как прекрасна природа, которой обладает каждый человек, живущий на земле. Мы восхищаемся картинами художников, изображающими природу. А ведь лучшая картина — это копия с природы. Кто завидует обладателям дорогих картин и не замечает природы вокруг себя, тот похож на родителей, которые восторгаются фотографиями своих детей, но не замечают самих детей.

Как здоровье, так и природа, которая так радует наше сердце, принадлежат к нашим сокровищам, и когда мы будем снова любоваться красотами природы, вспомним сотни тысяч слепых, которые ничего не видят, кроме постоянной ночной тьмы. Обладая драгоценной способностью видеть, мы поймем, что никакого права мы яе имеем быть недовольными или .роптать на свою судьбу.

В Библии мы имеем немало примеров недовольства у больших и богатых людей, и довольствования тем, что есть, у простых и бедных людей. Приведем несколько примеров.

Вот перед нами царь Самарийский Ахав. Он имеет все, но ему не дает покоя виноградник Навуфея, расположенный рядом с его дворцом. Навуфей — бедный и простой человек, и он доволен своим скромным домиком и виноградником при нем, и не соглашается продать его Ахаву даже за большие деньги. Тогда царь Ахав, по совету своей жены Иезавели, уничтожил Навуфея и завладел его виноградником.

Вот Аман — правая рука Персидского царя Артаксеркса. Чего ему недостает? Чем он недоволен? Он, видите ли, недоволен тем, что какой-то еврей, по имени Мардохей, не кланяется ему и не оказывает ему почтения. И вот Аман мучается от своего затронутого самолюбия. А Мардохей? Он не ищет себе славы, он ищет славы Божией и блага своего народа!

Возьмем примеры из Нового Завета. Перед нами Иоанн Креститель. Он живет в пустыне, ночует в пещере; его пища — акриды (печеные жуки особого рода) и дикий мед. Но он счастлив, он доволен тем, что есть. Он живет великой идеей Царствия Божия, и она для него — все.

Вот два человека, жившие в одно и то же время: император Нерон, у которого имеется все, но он мечется и не находит покоя в своем роскошном дворце в Риме; а апостол Павел не имеет ничего, к тому же он покрыт ранами от ударов, ему нанесенных, и брошен в темницу, но он доволен всем и поет песнь хвалы своему Богу.

Как важно всем людям понять, что источник счастья находится не вне нас, не вокруг нас, а внутри нас. Библия говорит, что истинное, настоящее счастье — в Боге, в вере в Него и в любви к Нему. Мы читаем в Псалме 61, 2 — 3: «Только в Боге успокаивается душа моя; от Него спасение мое. Только Он — твердыня моя, спасение мое, убежище мое».

Всем страдающим от недовольства жизнью и ропота на свои условия и обстоятельства полезно было бы иногда побывать на кладбище, то есть в стране молчания, предназначенной для всех людей. Могилы ушедших из жизни людей говорят о том, что кладбище уравнивает всех: и лежащих под дорогими могильными памятниками, и покоящихся под могильными холмами, заросшими бурьяном. Значит: надо думать не только о материальном благополучии в жизни, а о более ценном ее содержании. Но понятия о более ценном содержании жизни у людей разные.

Для нас, верующих, особенно ценны слова ап. Павла в Послании к Филиппийцам 1,21, которые показывают нам, каким содержанием была наполнена его жизнь. Он говорит: «Для меня жизнь — Христос». Имея Христа, ап. Павел перестал обращать внимание на обстоятельства своей жизни, и в Послании к Филиппийцам 4,11 — 13 он говорит замечательные слова: «Я научился быть довольным тем, что у меня есть: умею жить и в скудости, умею жить и в изобилии; научился всему и во всем, насыщаться и терпеть голод, быть и в обилии и в недостатке; все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе».

Имея Христа в своем сердце и в своей жизни, мы верим, что Он заботится и печется о нас, Своих искупленных детях, и направляет все обстоятельства нашей жизни к нашему благу. Мальчик может не понимать того, что делают для его блага родители, но когда он вырастет, — он поймет мудрость и любовь родителей и их заботу о нем. Мы часто не понимаем путей, которыми ведет нас Христос, и поэтому бываем и недовольны, и ропщем на судьбу свою. Но приходит время, и мы видим, как мудро вел нас Христос, хотя путь был и тернистым и каменистым, и не нравился нам. В Послании к Римлянам 8,28 и 38 — 39 мы читаем: «Знаем, что любящим Бога… все содействует ко благу… ибо я уверен, что ни смерть, ни жизнь, ни ангелы, ни Начала, ни Силы, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина, ни другая какая тварь не может отлучить нас от любви Божией во Христе Иисусе, Господе нашем». Поэтому пусть никакие трудности или недостатки в нашей жизни не омрачают нашего лица.

Имея Христа, мы знаем, что Он не оставит нас и не покинет насг какими бы ни были обстоятельства нашей жизни. Если мы выйдем ранним утром в снегом покрытый лес и услышим щебетание проснувшихся птиц, то у нас может явиться мысль: где же этим птицам найти пищу, когда кругом все покрыто снегом? И все же тщетно мы будем искать в лесу хоть одну умершую от голода птичку. И мы вспомним слова Христа: «Взгляните на птиц небесных: они не сеют, ни жнут, ни собирают в житницы; и Отец ваш небесный питает их. Вы не гораздо ли лучше их?» Да, Бог верен в Своей безграничной любви к нам и в Своей заботе и попечении о нас, Своих детях.

Христос дает нам это драгоценное качество нашего христианского характера: постоянное довольствование тем, что мы имеем. Так что, имея Христа, мы говорим словами Аввакума 3, 17 — 18: «Хотя бы не расцвела смоковница и не было плода на виноградных лозах, и маслина изменила, и нива не дала пищи, хотя бы не стало овец в загоне и рогатого скота в стойлах, — но и тогда я буду радоваться о Господе и веселиться о Боге спасения моего». Во Христе мы будем всегда довольны тем, что мы имеем!

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: