ТРИ КОЛЫБЕЛИ БРАТСТВА ЕВАНГЕЛЬСКИХ ХРИСТИАН-БАПТИСТОВ В СССР

I. УКРАИНА

После первой русско-турецкой войны, окончившейся полной победой России над Турцией, Российская империя утвердилась на берегах Черного моря и в ее состав вошли Крымский полуостров и обширные пространства на юге Украины. Правительство Екатерины II решило заселить эти земли путем иностранной колонизации, и среди иностранных колонистов, двинувшихся в эти края, было значительное количество немцев-меннонитов.

Что же представляли из себя переселившиеся в Россию меннониты в духовно-нравственном отношении? Большинство их были формальные христиане. Они совершали крещение над взрослыми, но не через погружение, как это делают баптисты, а через обливание. Но и это было только внешним обрядом, формой без жизни. Именно в таком духовном состоянии находились церковные меннониты — члены старой Менонитской церкви.

Но надо сказать, что среди меннонитов, переселившихся в Россию, были и духовно живые меннониты, которых называли сепаратистами

за то, что они отделяли себя от общей массы меннонитов и собирались для общения и молитвы отдельно.

По приглашению этих меннонитов-сепаратистов, в 1845 году приехал на Украину молодой 28-летний проповедник — пастор Эдуард Вюст. Вюст занял место проповедника в менонитской колонии Нейгофнунг — недалеко от Бердянска. Это был замечательный проповедник. Его проповеди пробуждали самые каменные сердца. Его пламенный дух зажигал всех, то с ним соприкасался.

Духовное пробуждение, вызванное проповеднической деятельностью Эдуарда Бюста, охватило весь менонитский юг Украины и привело к возникновению так называемых братских меннонитов, впоследствии образовавших отдельное течение в менонитстве. Умер Вюст в 1859 году, проведя, таким образом, четырнадцать лет в проповеднической деятельности на юге Украины.

Первое время братские меннониты продолжали еще совершать крещение через обливание, но под влиянием баптистов они перешли впоследствии к крещению через погружение.

Теперь является вопрос: какое же отношение имело это духовное пробуждение среди немцев-меннонитов к возникновению русско-украинского братства евангельских христиан-баптистов? Связь между духовным пробуждением среди немцев на юге Украины и пробуждением среди украинцев и русских установить не трудно, — надо только помнить, что у немцев-колонистов на Украине работало много украинских и русских батраков — крестьян и рабочих, которые приезжали ежегодно, ради хороших заработков, в немецкие колонии со всех концов России. Вот эти батраки приглашались на так называемые библейские часы в дома братских меннонитов, где они слышали живое свидетельство о Христе на своем родном языке, в результате чего многие из них обращались ко Христу и становились так называемыми штундистами. Такое прозвище им дали в насмешку за то, что они посещали библейские часы, которые у немцев назывались бибельштунден .

Возвращаясь после окончания полевых работ у немецких колонистов в свои родные села и деревни, штундисты приносили свою новую веру односельчанам, и таким образом число штундистов в России возрастало.

Несколько позднее, чем в меннонитских колониях, началось духовное пробуждение в лютеранской колонии Рорбах — недалеко от Одессы, и это пробуждение связано с деятельностью двух реформатских пасторов — сперва Иоганна Бонекемпера и позднее Карла Бонекемпера (отца и сына).

Иоганн Бонекемпер прибыл в колонию Рорбах в 1824 году. Как и все духовно живые пасторы, он устраивал библейские часы, первоначально предназначенные только для немцев, а впоследствии он стал приглашать на них и украинских и русских рабочих, работавших у колонистов. И вот, двое из украинцев — Иван Онищенко и Михаил Ратушыый — оба из деревни Основа (Одесского округа), ходившие на полевые работы в колонию Рорбах, стали особо ревностными посетителями этих библейских часов у пастора Бонекемпера.

В 1867 году в колонию Рорбах приехал сын Иоганна Бонекемпера — Карл Бонекемпер. Он окончил гимназию в Одессе и богословский факультет Тартуского университета в Эстонии. Слово штундист стало распространяться в России именно в связи с деятельностью пастора Карла Бояекемпера, и первое сообщение о штундистах было напечатано в газете Одесский вестник от 14 марта 1868 года.

Чрезвычайно ревностным помощником Карла Бонекемпера по распространению Евангелия стал Михаил Ратушный. Познакомимся поближе с этим пламенным штундистом и самоотверженным служителем Христа. В дни, когда Михаил Ратушный, вместе с своим односельчанином Иваном Онищенко, начал посещать библейские часы в колонии Рорбах, в России царили тяжелые времена крепостного права. Как и миллионы других крестьян, Ратушный был крепостным крестьянином, и хотя ему в то время было около двадцати пяти лет, он был безграмотным.

Крестьяне деревни, носившей название Основа и находившейся недалеко от города Одессы, имели возможность покидать свою деревню и уходить в дни жатвы на заработки в соседнюю колонию Ромбах. Ратушный и Онищенко с любопытством прислушивались к приятному пению немецких хоралов, которое доносилось до них в тихие летние вечера из дома пастора Бонекемпера. И вот однажды Бонекемпер пригласил Ратушного и Онищенко к участию на своих библейских часах. Первым из них принял Христа в сердце Иван Онищенко — это было в 1857 году, еще во время деятельности Иоганна Бонекемпера, — и лишь через четыре года его примеру последовал и Михаил Ратушный. Пастор Бонекемлер не только привел Ратушноп и Онищенко к познанию Христа, — он каждый день вечером обучал их грамоте, чтобы они могли читать только что вышедший в свет Новый Завет на русском языке.

Михаил Ратушный был одаренным проповедником Евангелия. Вместе с Иваном Онищенко он много путешествовал с благой вестью Евангелия, особенно после освобождения крестьян от крепостной зависимости в 1861 году. Он был впоследствии избран пресвитером церкви в своей деревне Основе.

В 1884 году Михаил Ратушный был участником съезда верующих в Петербурге, созванного В. А. Пашковым и М. М. Корфом.

К числу первых деятелей братства евангельских христиан-баптистов на Украине принадлежит также Ефим Цимбал — крестьянин деревни Карловки, Херсонской губернии. Ефим Цимбал может считаться первым крестителем штундистов на Украине. Но кем же был крещен сам Цимбал? Мы уже сказали, что меннониты совершали крещение верующих через обливание. Но вот в руки видного братского меннонита Авраама Унгера попали духовные журналы, издававшиеся гамбургскими баптистами, в которых трактовался вопрос о крещении верующих по апостольскому обычаю, то есть через погружение. Авраам Унгер воспринял это учение баптистов о крещении, и с этого времени братские меннониты начали крестить через погружение.

От меннонита Авраама Унгера Ефим Цимбал и принял свое крещение. Это было 11 июня 1869 года, то есть через два года после крещения Н. И. Воронина в Тифлисе.

Ефим Цимбал крестил целый ряд штундистов и среди них ставшего особенно известным деятелем украинского братства — Ивана Рябошапку из деревни Любомирки Елисаветградской губернии (ныне Кировоградской области). Крещение Рябошапки состоялось в апреле 1870 года, а в 1871 году Рябошапка, в свою очередь, крестил Михаила Ратушного.

Иван Рябошапка был кузнецом у немца-колониста Мартина Гюбнера. Гюбнер был истинным христианином и часто беседовал с Рябошапкой на духовные темы, и в конце концов привел его ко Христу.

Рябошапка был горячим служителем Христа и вместе с Ратушным участвовал в съезде верующих в Петербурге. Впоследствии он был выслан в Ереван, а через пять лет ему было дано разрешение выехать в Болгарию, где он и умер в феврале 1900 года.

И еще одно имя следует вспомнить из плеяды первых штундистов на Украине — имя Ивана Лясоцкого из Киевской губернии, о котором известно, что он за свое свидетельство о Христе провел в ссылке в Закавказье одиннадцать лет.

Говоря о колыбели евангельских христиан-баптистов на Украине, мы должны всегда помнить этих первых благословенных служителей Христа и проповедников Евангелия: Ивана Онищенко, Михаила Ратушного, Ефима Цимбала, Ивана Рябошапку и Ивана Лясоцкого.

Михаил Ратушный и Иван Рябошапка были также участниками первого съезда баптистов в 1884 году в молоканском селе Нововасильевке, недалеко от Бердянска, на котором был основан Союз русских баптистов.

Заканчивая историю возникновения евангельских христиан-баптистов на Украине, необходимо остановиться на одном более позднем, о весьма видном деятеле украинского братства — на Федорое Прохоровиче Балихине.

Описывая свое обращение ко Христу, Федор Прохорович Балихин говорит, что в 1879 году, когда ему было двадцать пять лет, он Случайно попал в Харьков, где встретился с деятелем Библейского общества — Иваном Ивановичем Жидковым. Встреча и беседа с И. И. Жидковым освободили его сразу от наследственных молоканских убеждений и открыли ему истину духовного возрождения и примирения с Богом через веру в жертву Христа на Голгофе. Приезжавшие в это же время в таврические селения баптистские проповедники Воронин, Богданов, Павлов и меннонит Иоганн Вилер привели его к окончательному решению: отдать свою жизнь на Служение Христу. В мае 1882 года о принял крещение по вере и начал проповедовать Евангелие.

В 1886 году Ф. П. Балихин был избран пресвитером церкви села Астраханки на юге Украины.

По поручению Союза русских баптистов, он посетил более тридцати пяти губерний. В 1897 году он побывал в Румынии и Болгарии, и в 1903 году он посетил Германию и Англию.

Ф. П. Балихин крестил более 1300 душ и рукоположил в пресвитеры 22 брата.

В августе 1908 года он был участником Первого конгресса европейских баптистов в Берлине, откуда возвратился на родину с новыми силами, с новым желанием трудиться в Господнем винограднике.

II. Кавказ

Второй колыбелью братства евангельских христиан-баптистов был Кавказ. Здесь жило множество так называемых духовных христиан или молокан. Но молокане на Кавказе были уже не теми самодовольными молоканами, какими они были до своего переселения сюда из разных мест России. По молоканским селам на Кавказе прошли благословенные сеятели Евангелия — книгоноши Библейского общества, снабдившие молокан книгами Нового Завета, только что переведенного на русский язык. Новые Заветы, распространяемые среди молокан книгоношами, сделали их особенно ревностными исследователями Писания, и многие из молокан стали задумываться и искать ответа на тревожившие их духовные вопросы. Молоканство Кавказа переживало духовное пробуждение и стало молоканством, ищущим евангельскую истину.

К числу особо ищущих молокан принадлежал пресвитер молоканской общины в Тифлисе — Никита Исаевич Воронин. Наряду с пресвитерским служением он занимался коммерческой деятельностью, и по вечерам, подведя итоги в своих товарных книгах, он садился за свою большую Библию и с великой жаждой сердца поглощал ее драгоценные слова. И чем больше он читал Писание, тем больше он ощущал свою внутреннюю неудовлетворенность в молоканской вере, в которой был воспитан с детства. Особенно много занимал его вопрос покаяния и обращения, а также вопрос крещения.

В это время Воронин познакомился с известным проповедником Евангелия на Кавказе — Яковом Деляковичем Деляковым. Но Деляков был детокрещенцем, и в вопросе о крещении по вере он ничем не мог помочь Воронину. И все же Деляков оказал Воронину большую духовную помощь, а именно: он привел Воронина в дом баптистского проповедника Мартина Кальвейта, проживавшего в Тифлисе.

Кальвейт уверовал и получил крещение в Литве, но в 1863 году он переселился со своей семьей на Кавказ, где работал портным и вместе с тем проповедовал Евангелие. Вот к этому-то баптистскому проповеднику Яков Делякович Деляков и привел Никиту Исаевича Воронина, жаждавшего получить крещение, поскольку он уже имел веру во Христа как в своего личного Спасителя.

И вот 20 августа 1867 года в реке Куре, ночью, Кальвейт крестил Воронима, и таким образом в Тифлисе было положено начало первой баптистской общине в России.

Никита Исаевич Воронин, обратившись ко Христу и приняв крещение, начал усердно трудиться среди бывших своих единоверцев — молокан и многих из них привел ко Христу. Через три года после его крещения в Тифлисской общине баптистов было уже 78 членов.

Н. И. Воронин умер 20 мая 1905 года в Ростове-на-Дону — в дни происходившего там Всероссийского съезда баптистов.

Среди крещенных Н. И. Ворониным душ было два особенно ярких светильника: это Василий Гурьевич Павлов и Василий Васильевич Иванов.

Василий Гурьевич Павлов был крещен в 1871 году и ему было суждено сделаться одним из благословеннейших деятелей русского баптизма. Он был первым русским проповедником, который получил богословское образование в Гамбургской баптистской семинарии, куда он был послан в 1875 году. Здесь он был рукоположен на свое дальнейшее духовное служение известным баптистским проповедником И. Г. Онкеном.

Вернувшись на родину в Тифлис, Василий Гурьевич Павлов был с великой радостью встречен своей общиной, и с этого времени начинается его пламенное служение Христу. Где только не побывал с вестью о Христе этот самоотверженный служитель Божий!

В 1884 году он был участником исторического съезда верующих разных направлений в Петербурге, созванного В. А. Пашковым и М. М. Корфом, где он, конечно, познакомился с братьями Ратушным и Рябошапкой. По словам Василия Гурьевича, этот съезд был самым светлым воспоминанием в его жизни.

В 1887 году он вместе с Н. И. Ворониным и Амирханьянцем был сослан на четыре года в Оренбург под надзор полиции. В дальнейшем также на него обрушивались одно испытание за другим. В июле 1892 года утонула его двенадцатилетняя дочь Надежда. В это же время вспыхнула эпидемия ужаснейшей болезни холеры, которая унесла, в могилу его жену и троих детей. Остался он вдвоем со своим единственным сыном — девятилетним Павлом, который впоследствии стал тоже видным деятелем нашего братства евангельских христиан-баптистов. В этом непосильном горе один только Христос утешал его и хранил его от полного отчаяния. Вся его дальнейшая жизнь была наполнена подвигами во славу Христа.

К деятельности Василия Гурьевича Павлова в России надо добавить его деятельность в Румынии, где он в течение шести лет был пресвитером баптистской общины в городе Тульче и имел большой духовный успех. Но его тянуло на родину, Своему родному народу, и в 1901 году он вернулся в Тифлис, где благословенно проработал в общине еще шесть лет.

В 1905 году В. Г. Павлов был участником Первого Всемирного конгресса баптистов в Лондоне.

В 1907 году он подкинул Тифлис и переехал в Одессу, чтобы послужить баптистским церквам на Украине и в Бессарабии.

Этот неутомимый воин Христа ушел в славу небес в 1924 году, оставив на русском баптизме свой глубокий неизгладимый след.

Вот перед нами другой благословеннейший служитель Христа и проповедник Евангелия на Кавказе — Василий Васильевич Иванов. Он тоже происходил из молоканской семьи. Когда началось духовное пробуждение в Тифлисе, он был одним из первых среди обращенных молокан. Ему было двадцать три года, когда он обратился ко Христу и начал проповедовать Евангелие.

С первых же дней его духовного служения началась его подвижническая жизнь для Христа. В царской России он неоднократно подвергался арестам, но остался несгибаемым в своем служении Христу и Его Церкви. В 1895 году он был выслан в Закавказье, где провел несколько лет.

По возвращении из ссылки он поселился в городе Баку, где стал пресвитером большой баптистской церкви, и в течение этого своего служения он крестил более 1500 душ, уверовавших во Христа.

В 1905 году В. В. Иванов был также участником Первого Всемирного конгресса баптистов в Лондоне. Он был также участником и Второго Всемирного конгресса баптистов в Филадельфии (США) в 1911 году.

Влияние этого неутомимого деятеля в братстве евангельских христиан-баптистов вообще и, в частности, на Кавказе было чрезвычайно велико. Обращение ко Христу таких известных деятелей русского баптизма, как братьев Ф. П. Костромина, С. П. Степанова, И. П. Кушнерева, Андрея Евстратенко и других, совершилось не без влияния Василия Васильевича Иванова. Умер он в 1919 году.

Говоря о возникновении евангельских христиан-баптистов на Кавказе, нельзя не отметить большой духовной деятельности сына Кавказа, родившегося в Хасав-Юрте Дагестанской области в молоканской семье — Дея Ивановича Мазаева. Духовное рождение Дей Иванович пережил в ранней юности и был крещен по вере в 1885 году.

Когда в 1886 году первый председатель Союза русских баптистов Иоганн Вилер уехал в Румынию, вместо него в этом же году председателем Союза был избран Дей Иванович Мазаев. Это служение он нес почти до самой своей смерти в 1922 году — лишь с небольшим перерывом.

Дей Иванович Мазаев был талантливым самородком, обладал выдающимся умом и разносторонними способностями. Он был сильным проповедником — красноречивым и глубоким; он был даровитым духовным писателем и прекрасным редактором; он был также замечательным организатором и домостроителем Церкви Христовой. Его называли баптистским Соломоном. Не было ему равного в роли председательствующего на всероссийских баптистских съездах, избиравших его неизменно председателем Союза русских баптистов.

Вместе с В. Г. Павловым и В. В. Ивановым Дей Иванович Мазаев был участником Первого Всемирного конгресса баптистов в Лондоне летом 1905 года.

В 1907 году он начал редактировать журнал Баптист и был его редактором в течение нескольких лет. Умер он 20 мая 1922 года.

III. Петербург

Третьей колыбелью братства евангельских христиан-баптистов был Петербург — в то время столица царской России. История духовного пробуждения и возникновения евангельских христиан-баптистов в Петербурге (ныне Ленинград) полна особой духовной прелести.

В высокопоставленной семье генерал-адъютанта царской армии Черткова заболел сын — маленький мальчик Миша. Через своего воспитателя — горячего христианина — Миша полюбил Христа и в беседах со своей матерью, Елизаветой Ивановной Чертковой, весьма светской женщиной, хотя внешне и очень религиозной, сильно повлиял на ее душу. Болезнь мальчика Миши, несмотря на все старания лучших врачей, ухудшалась и, наконец, о закрыл навсегда свои детские глазки. Но после смерти сына пробужденная им мать встретилась как-то за границей с благословенным английским проповедником Редстоком и пригласила его в Петербург. Редсток охотно принял ее приглашение.

Первый приезд Редстока в Петербург состоялся ранней весной 1874 года, и в этот первый .приезд он .пробыл в Петербурге шесть месяцев. Через два года он посетил Петербург во второй раз и пробыл в нем полтора года.

Вот эти два приезда Редстока в Петербург и были началом великого духовного пробуждения, охватившего великосветские, аристократические круги пышной столицы.

Одним из первых петербургских аристократов, обратившихся ко Христу через проповеди и беседы Редстока, был отставной полковник Василий Александрович Пашков, по имени которого петербургских штундистов стали называть пашковцами, а иногда их называли и редстокистами.

Пашков продолжительное время избегал встречи с Редстоком, о однажды его жена пригласила заморского проповедника к себе в дом а обед. Волей-неволей Пашкову, как хозяину дома, пришлось встретиться с Редстоком. 3а обедом гость все время говорил о Христе, и все сидевшие за столом слушали его с большим вниманием. Слушал его и Василий Александрович Пашков. По окончании обеда все перешли в гостиную, и там продолжалась беседа о Христе. В заключение беседы Редсток предложил преклонить колени для молитвы, что показалось всем очень странным. Но молитва Редстока так подействовала на Пашкова, что он увидел себя перед Богом в очень печальном духовном состоянии, и тут же он воззвал в молитве о прощении своих грехов. Встав с коленей, Василий Александрович был уже другим человеком: он от всего сердца уверовал во Христа как своего личного Спасителя, умершего за его грехи и воскресшего для его оправдания.

— С этого времени В. А. Пашков делается благословеннейшим проповедником Евангелия. Его прекрасный дом на величественной реке Неве стал центром евангельской проповеди в Петербурге. В нарядном зале на обтянутых шелком стульях и креслах сидели рядом люди самых различных званий и состояний — аристократы и их дворники, кучера и другие слуги, преподаватели и учащиеся — и внимательно слушали простые и понятные проповеди о Христе из уст хозяина дома. Собрания сопровождались пением духовных гимнов под аккомпанемент известной труженицы на ниве Божией в Петербурге — Александры Ивановны Пейкер, готовившейся стать оперной певицей, но после обращения ко Христу отдавшей свой музыкально-певческий талант на служение своему Спасителю.

Василий Александрович Пашков предоставил под молитвенные собрания и другой свой дом — а Выборгской стороне. Но он не ограничивался в своей духовной деятельности только собраниями: он посещал и больницы и тюрьмы, неся туда евангельскую весть о Христе. В своем доме на Выборгской стороне он открыл столовую с самыми дешевыми, но хорошими обедами, которую посещали главным образом студенты, у которых было мало средств на прожитие. В этой столовой студенты чувствовали себя как дома, а Пашков свидетельствовал и им о спасении во Христе.

Постепенно дом В. А. Пашкова на Выборгской стороне стал центром евангельского движения в Петербурге. Вторым центром в Петербурге был дом княгини Ливен на Большой Морской улице, и третьим центром — дом Елизаветы Ивановны Чертковой в Гавани на Васильевском острове.

В эти незабвенные дни деятельности Василия Александровича Пашкова в России были уже три ветви евангельских христиан-баптистов: на Украине, на Кавказе и в Петербурге. И у Пашкова родилась мысль — собрать в Петербурге объединенный съезд верующих всех трех ветвей, а также и других евангельских течений. На пригласительные письма, подписанные В. А. Пашковым и М. М. Корфом, были получены ответы с согласием, и 1 апреля 1884 года в Петербург приехало более 70 человек верующих из многих мест России. Радость общения в духе любви и единства продолжалась два дня, а на третий день все участники съезда были арестованы и высланы ,по месту жительства. Вскоре после этого В. А. Пашков и М. М. Корф были вынуждены покинуть родину и выехать на чужбину, за границу.

Модест Модестович Корф был вторым по значимости евангельским деятелем в Петербурге. В отличие от В. А. Пашкова, до обращения своего бывшего равнодушным к религии человеком, Корф с самых юных лет искал Бога и, еще не найдя Его во Христе, занимался уже распространением Евангелий, признавая это дело полезным. На светских вечерах Корф много слышал о Редетоке и его проповедях в салонах петербургской знати и наконец сам встретился с ним. Первый вопрос, с которым обратился к нему Редеток, гласил: уверен ли он в своем спасении? Получив от Корфа отрицательный ответ, Редсток начал приводить одно за другим места Священного Писания, доказывающие, что верующий во Христа человек может знать о своем спасении и иметь уверенность в жизни вечной. Вскоре Модест Модестович Корф получил эту радостную уверенность в своем спасении и стал самым усердным сподвижником Василия Александровича Пашкова в деле проповеди Евангелия. Их имена следует всегда ставить рядом — так они оба были тесно спаяны в своем пламенном служении Христу.

О своем совместном с В. А. Пашковым служении в деле Евангелия М. М. Корф оставил замечательные Воспоминания, страницы которых ярко рисуют пятилетний период возникновения и развития братства евангельских христиан-баптистов в Петербурге.

Умерли эти оба благословеннейших служителя Христа — В. А. Пашков и М. М. Корф — в изгнании на чужбине.

Третьим видным евангельским деятелем и сподвижником Пашкова и Корфа в Петербурге был Алексей Павлович Бобринский. В дни, когда он обратился ко Христу, он занимал пост министра путей сообщения. Наблюдая благотворную перемену в жизни многих своих друзей и знакомых, которую произвело в них Евангелие, он решил лично познакомиться с Редстоком. Бобринского смущали так называемые противоречия в Библии. Редсток попросил Бобринского показать ему эти противоречия, на что Бобринский сказал, что он сделает это при следующей встрече с ним. Он горячо принялся за отыскивание противоречий на страницах Библии и через несколько дней приехал к Редстоку с длинным списком мест, которые казались ему противоречивыми. Но при этой второй встрече с Редстоком с ним произошло что-то трудно объяснимое. Приведем его собственные слова: Каждый из приведенных мною Редстоку стихов Священного Писания становился как бы стрелой, поражавшей меня самого. Во время нашей беседы я почувствовал таинственное для меня проявление силы Святого Духа. Я не мог

себе объяснить, что со мною делалось но в результате я получил от Господа рождение свыше.

С этого же дня Алексей Павлович Бобринский стал также одним из благословеннейших служителей Христа и Его Евангелия в Петербурге. Его дом сделался также одним из центров духовного пробуждения.

Весьма благословенным проповедником Евангелия в Петербурге, когда этот город стал третьей колыбелью братства евангельских христиан-баптистов в России, был доктор Бедекер, приехавший в Петербург в 1877 году. Самым замечательным делом, которое совершил д-р Бедекер для славы Христа в России, были его первое и второе героические путешествия с проповедью Евангелия и раздачей книг Священного Писания от Петербурга до Сахалина — через всю беспредельную Сибирь — где поездом, где пароходом, где в тарантасе. Д-р Бедекер побывал и во многих других местах тогдашней России. В его первом путешествии Петербург — Сахалин, состоявшемся летом 1890 года, его сопровождал известный служитель Божий — Иван Вениаминович Каргель, а во втором — верующий армянин Патвакан Тороян.

Д-р Бедекер умер 9 октября 1906 года восьмидесяти трех лет от роду, 3 которых более двадцати лет были посвящены им служению Христу в России.

Как мы сказали, спутником Бедекера в его первом большом путешествии Петербург — Сахалин был Иван Вениаминович Каргель, который также является одним из виднейших деятелей нашего братства евангельских христиан-баптистов.

В дни, когда штундисты или, как их называли, пашковцы, в Петербурге осиротели после высылки из России В. А. Пашкова и М. М. Корфа, как истинный посланник от Бога был принят ими И. В. Каргель.

Иван Вениаминович Каргель родился в 1849 году и провел свое детство в Болгарии, где и уверовал во Христа как в личного Спасителя. Затем он учился в Гамбургской баптистской семинарии, то есть в той же семинарии, в которой учился наш Василий Гурьевич Павлов. По окончании семинарии он был проповедником в Финляндии, в то время входившей в состав Российской империи. В 1884 году он был также одним из участников объединенного съезда в Петербурге, созванного, как уже было сказано, В. А. Пашковым и М. М. Корфом. Вскоре после этого И. В. Каргель переехал в Петербург и поселился со своей семьей в доме Ливен. Он проповедовал Евангелие в салонах петербургской знати. Впоследствии он много потрудился не только в проповеди Евангелия, но и в деле духовного воспитания верующих, в посещении церквей во многих местах России, в деле преподавания на Библейских курсах, что особенно важно отметить, в создании ценных для всего христианства духовных произведений, как-то: Свет из тени будущих благ , В каком ты отношении к Духу Святому , Христос — ваше освящение , Грех как величайшее зло в мире , толкование Книги Откровения, толкование Послания к Римлянам, автобиография Между краями мира и множество глубоко духовных статей. Умер Иван Вениаминович Каргель в ноябре 1937 года на Украине.

К плеяде видных евангельских деятелей как в Петербурге, так и во всем евангельско-баптистском братстве принадлежит также известный не только в СССР, но и за его пределами, Иван Степанович Проханов.

И. С. Проханов родился в 1869 году во Владикавказе в строгой молоканской семье. Его духовное рождение произошло осенью 1886 года. В 1888 году он, будучи членом Владикавказской общины баптистов, приехал в Петербург, где поступил в Технологический институт и окончил его в 1893 году. Учась в Петербурге, Проханов сблизился с тамошними верующими, но это было суровое победоносцевское время, и поэтому работать среди них он мог только с большой осторожностью. Он посещал их, ободрял, беседовал и молился с ними.

В 1895 году Иван Степанович Проханов отправился за границу, где пробыл до конца 1898 года. За границей он знакомился с духовной жизнью разных церквей, изучал богословие в самом старинном баптистском колледже — в Бристоле (Англия), а также слушал лекции на богословских факультетах Берлинского и Парижского университетов. В четверг 2 июля 1896 года о выступил с замечательной речью о штундистах в России на Десятом Международном конгрессе Евангельского Альянса в Лондоне. На этом же конгрессе с речью о русских штундистах выступил также доктор Бедекер.

По возвращении на родину И. С. Проханов поступил преподавателем в Рижский политехнический институт, но через некоторое время он, как вождь штундистов, вынужден был оставить эту работу, что заставило его переехать снова в Петербург. Это было в 1901 году, и с этого времени он становится в действительности вождем евангельских христиан в России.

Так как самые свирепые годы победоносцевского режима были позади, то И. С. Просканову удалось издать в 1902 году сборник духовных песен под названием Гусли и в 1904 году сборник своих стихотворений под названием Струны сердца . После манифеста 17 октября 1905 года он начинает издавать с 1 января 1906 года журнал Христианин , а с 1 января 1910 года еженедельную газету Утренняя звезда. Своими псалмами он значительно обогатил музыкально-певческое наследие нашего братства.

Самым же важным делом, совершенным И. С. Прохановым в эти годы, было основание в 1909 -году Всероссийского союза евангельских христиан, бессменным председателем которого он был вплоть до своего выезда за границу в 1928 году.

Умер Ива Степанович Проханов в октябре 1935 года. В 1907 году в Петербург приехал молодой баптистский проповедник Вильгельм Андреевич Фетлер. Он только что окончил баптистский колледж имени Сперджена в Лондоне.

Вильгельм Андреевич Фетлер, родом из Латвии, оказался вскоре видным деятелем баптистов на севере России — в Петербурге. Снова ожил дом Ливен — это историческое место русского штундизма, — когда его предоставили в распоряжение В. А. Фетлера. В рождественские дни 1911 года состоялось открытие построенного Фетлером Дома Евангелия в Петербурге. На торжественном открытии этого дома присутствовали многие деятели нашего братства евангельских христиан-баптистов, а также гости из-за границы: президент Всемирного Союза баптистов д-р Макартур из Нью-Йорка, д-р Маккайг из Лондона и д-р Биштром из Швеции.

В. А. Фетлер был основателем общины баптистов в Петербурге и ее пресвитером до 1915 года.

Нельзя пройти мимо замечательной женщины-христианки в Петербурге, деятельности которой как в дни Редстока, так и в течение долгих лет после него, много обязано русское евангельско-баптистское движение. Это Елизавета Ивановна Черткова. Это она вводила проповедника Редстока в дома петербургской знати и пополняла контингент его слушателей все новыми и новыми душами.

Елизавета Ивановна Черткова жертвовала большие средства на дела любви и милосердия. Она купила дом в Петербурге на Среднем проспекте в Гавани и построила на его участке большой зал для евангельских собраний. И сколько бурь и ураганов ни проносилось над головой евангельских христиан-баптистов в те времена, собрания их в этом доме оставались неизменно в тишине и покое. Е. И. Черткова очень дорожила дружбой и сотрудничеством великой и благословенной певицы Евангелия — Александры Ивановны Пейкер, пение которой вызывало слезы умиления у тысяч слушателей. Без сомнения, Елизавета Ивановна Черткова занимает видное место среди основоположников и первых руководителей евангельского движения на севере России.

А. Белоусов

Источник: http://old.mbchurch.ru/brotherly-journal/936-qp-y-s4-1967.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: