ОТЕЦ ВСЕХ ВЕРУЮЩИХ АВРААМ

Призвание Авраама

Быт. 12, 1-3

В земле, где жил наш Господь Иисус Христос и где родилась Его новозаветная Церковь, жил за 2000 лет до Христа человек по имени Авраам. Это была земля Ханаанская, но она не была родной землей для Авраама. Он пришел сюда, по повелению Господню, из другой страны — Месопотамии. Как Господь призвал Авраама, об этом нам Слово Божие говорит очень ясно: «И сказал Господь Аврааму: пойди из земли твоей, от родства твоего и из дома отца твоего, в землю, которую Я укажу тебе. И Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя, и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение. Я благословлю благословляющих тебя, и злословящих тебя прокляну; и благословятся в тебе все племена земные».

Если Господь дал повеление Аврааму оставить свою родную землю, свое родство, отца и мать и направиться в землю, которую Он ему укажет, то, значит, Авраам уже знал Бога, Который призывал его принести такую великую жертву. Нас всех интересует вопрос: как в языческой Месопотамии, в доме идолопоклонника Фарры, отца Авраама, могла зародиться в сердце Авраама вера в единого и истинного Бога? Зарождение веры в сердце Авраама до сего дня остается тайной.

Но тайной остается зарождение веры и в любой человеческой душе. Правда, рассказывая о нашем обращении к Господу, мы говорим о проповедниках, которые повлияли на нас своими проповедями, или о книгах, которые нас пробудили духовно, или о каком-либо верующем человеке, беседа с которым оставила на нас свой глубокий след. Но ведь этих же проповедников слушали и другие души, которые остались равнодушными к Богу; эти же книги читали и другие люди, но они не произвели на них никакого впечатления. Одни и те же слова Писания в одних душах порождали веру, а в других не нашли никакого отклика.

В чем же дело? Почему в одних людях зарождается вера во Христа, а в других нет и они умирают без веры? Не открывает ли нам Христос тайны зарождения веры в человеческих сердцах словами, которые находятся в Ев. Иоанна 5, 40: «Вы не хотите придти ко Мне, чтобы иметь жизнь».

Нужно «хотение» со стороны человека, чтобы в нем зародилась вера. Если есть такое хотение или желание, Бог приведет желающего к вере, обязательно приведет! Мы читаем об этом в Книге Второзаконие 4, 29: «Когда ты взыщешь там Господа, Бога твоего, то найдешь Его, если будешь искать Его всем сердцем твоим и всею душою Твоею».

Жертва, которую потребовал Господь от Авраама, была чрезвычайно большой жертвой. Оставить все, что было мило и дорого сердцу, и вступить на новый, совершенно неизвестный путь жизни, — это было равносильно тому, как если бы сесть в маленькую лодку и отправиться в неизведанный океан, полный бурь, трудностей и опасностей. Давая такое повеление Аврааму, Господь указывает ему на одну чудесную путеводную звезду, на которую он, вступив на новый путь жизни, должен взирать неизменно.

Господь указывает Аврааму на Себя как на его Вождя на новом трудном пути. Он говорит ему: «Я укажу тебе землю… Я произведу от тебя народ… Я благословлю тебя… Я возвеличу имя твое…» Другими словами, Господь, призывая Авраама на новый путь жизни, говорит ему: «И будет Господь вождем твоим всегда» (Ис. 58, 11). Теперь мы поймем, почему Авраам оказался способным принести такую большую жертву — оставить родную землю и направиться в совершенно неведомый край. С таким Вождем, как Сам Господь, не может быть «неведомых» краев! Ведь мы поем о нашем Господе: «Он знает путь, Он знает путь…»

Жертва, которую принес Авраам, вступая на новый путь жизни, была первой жертвой; дальнейшая жизнь Авраама была цепью разных жертв, которые он приносил из любви к Господу.

Первую жертву, которую принес Авраам из любви и послушания Господу, принесли все, которые вступили на путь следования за Христом. Всем нам, последовавшим за Христом, было дано услышать Его слова: «Идите за Мною» (Ев. Матф. 4, 19). Таким образом Христос объявляет всем нам, последовавшим за Ним, что Он будет нашей путеводной звездой, что задачей нашей является: «следовать за Агнцем, куда бы Он ни пошел» (Откр. 14,4).

Многое пришлось нам оставить из того, что нам было дорого, но что никак нельзя было совместить со следованием за Христом. Путь жизни для каждого, идущего за Христом, намечен особый, как и для Авраама был назначен Богом путь совершенно особый. Но что роднит всех следующих за Господом, так это то, что Вождем всех их является Христос. Поэтому и для нас, последовавших за Христом, нет «неведомых» краев или неведомых путей. Все наши пути проложены Христом, и наша задача — идти туда, куда Он нас поведет.

Первая наша жертва для Господа, которую мы принесли в день, когда мы пошли за Христом, не будет единственной нашей жертвой. Истинное христианство — это длинная цепь жертв для нашего Господа Иисуса Христа. Но ни одна из наших многих жертв не будет сверх наших сил. Мы призваны Христом идти радостно за Ним, как за нашим Вождем, хотя бы путь шел от жертвенника к жертвеннику.

Мы, верующие, должны знать одну великую и драгоценную истину, а именно: путь следования за Христом идет под яркими звездами великих обетовании Божиих. Смотрите, какие яркие обетования Божий засияли перед Авраамом, вступившим на путь следования за Господом: «Я произведу от тебя великий народ, и благословлю тебя и возвеличу имя твое; и будешь ты в благословение…» Как должны были ободрять Авраама эти драгоценные обетования на его дальнейшем, полном бесчисленных трудностей пути жизни!

Мы, последовавшие за Христом, готовы, вместе с апостолом Петром, сказать Ему: «Вот, мы оставили все и последовали за Тобою; что же будет нам?» (Ев. Матф. 19, 27). Последователи Христа должны идти за Ним не ради «почести и славы», то есть не ради какой бы то ни было награды здесь на земле, или там в небесах, а только ради Самого Христа, только из любви к Нему. Самым драгоценным обетованием Божиим для всех, идущих за Христом, должно быть обетование: «…и будешь ты в благословение»! Идя за Христом, будем желать одного: быть благословением для всех в этом мире!

Трудный, но благословенный путь Авраама

Быт. 12, 4-9

«И пошел Аврам, как сказал ему Господь…» Небольшое слово «пошел» раскрывает перед нами вею сущность веры как Авраама, так и любого истинно верующего человека. Вера делает нас способными двигаться. Каждое движение имеет направление, и вера направляет верующего человека к Богу, ко Христу. До веры движения к Богу нет. Авраам пошел, перед ним была ясная цель: Сам Господь! Он идет не один — его сопровождают вышедшие с ним из Халдеи: Сарра, его жена, Лот, его племянник, и слуги.

Вера не делает нас отшельниками — нет, она влечет нас к людям. И вместе с тем вера поднимает наш взор к небесам, где царствует Бот и Спаситель наш — Господь Иисус Христос. Вера — это глаз, которым мы видим Господа. Путь веры — длинный путь, но путь без остановок.

Авраам идет этим путем от одной трудности к другой. Скоро у него будет большое затруднение с женой своей Саррой, затем с племянником Лотом. Ему семьдесят пять лет, и возраст будет давать себя чувствовать. Да и в характере его мы увидим немало отрицательных качеств. Но он идет и идет вперед, не останавливаясь на своем пути ни при каких обстоятельствах. Он идет за Тем, Кто сказал ему: «Следуй за Мною!»

Трудности на пути Авраама начались сразу же, как только он покинул Месопотамию, то есть Халдею, и вступил на землю Ханаана. Ведь на каждом шагу он встречал вражду хананеев; только силою Божией он был охраняем от смерти. С большим трудом он должен был находить пастбища для своего скота, но не потому, что путь его проходил по бесплодным пустыням, наоборот, — он шел по земле, где текли молоко и мед (признаки богатой растительности), а потому, что жители земли, по которой проходил его путь, совсем не были расположены предоставлять ему своп пастбища.

Мы никогда не должны забывать об этой постоянной трудности в жизни Авраама, чтобы понимать, какое великое значение имела для него вера в живого и всемогущего Бога, за Которым он следовал и на Которого взирал неизменно. Именно в этом следовании за Господом и неизменном взирании на Него Авраам, как «отец верующих», является благословенным примером для всех нас, следующих за Иисусом Христом. Именно в этом отношении Авраам является «отцом» и всех новозаветных детей Божиих, и в этом отношении мы ходим «по следам веры отца нашего Авраама» (Римл. 4, 12).

Каков же путь веры новозаветных верующих? Нам всем ясно, что мы идем за Христом и стараемся неизменно взирать на Него. В этом отношении наш путь так сходен с путем Авраама, который шел за Господом и неизменно взирал на Него очами веры. И если мы сказали, что Авраам шел, идя за Господом, от одной трудности к другой, то это же самое можно сказать и о каждом чаде Божием, идущем за Христом.

Мы, идя за Христом, переходим с места на место не в физическом смысле, как шел Авраам по земле Ханаанской, и наше движение по пути веры — не физическое движение: мы можем прожить всю свою жизнь на одном месте. Но в духовном смысле путь веры очень длинный и разнообразный, и каждый верующий делает очень много движений, проходя им к своей небесной отчизне.

Автор книги «Путешествие пилигрима в небесную страну» очень хорошо рисует нам этот длинный путь веры и те места на этом пути, которыми проходят все идущие за Христом. Эти места очень трудные, и автор книги «Путешествие пилигрима» дал им названия, которые говорят сами за себя: «Топь уныния», «Тесные врата», «Гора затруднение», «Аполлион» (то есть диавол), «Долина тени смертной», «Ярмарка суеты», «Замок сомнений»… Со всеми этими местами мы, верующие, знакомы очень хорошо, и знаем еще и другие, не менее трудные.

Вернемся к пути Авраама, который описывается нам Словом Божиим: «И прошел Аврам по земле сей до места Сихема, до дубравы Море. В этой земле тогда жили хананеи. И явился Господь Авраму, и сказал: потомству твоему отдам Я землю сию. И создал он там жертвенник Господу, Который явился ему. Оттуда двинулся он к горе, на восток от Вефиля… и создал там жертвенник Господу… и поднялся Аврам и продолжал идти к югу». О чем говорят нам эти слова? О том, что путь Авраама был не только трудным путем, но он был и путем все новых и новых откровений от Господа. В Сихеме явился ему Господь и дал очень важное откровение, а именно, что Ханаанская земля будет принадлежать только его потомству. В дальнейшем Авраам получит от Господа еще более подробное откровение относительно Ханаанской земли. Он получит еще и многие другие откровения.

Да, таков путь веры, идущий от одной трудности к другой, но и от одного откровения Божия к другому. Благословенный путь! Идя за Христом, мы познакомились уже со многими трудностями, познакомимся еще и с другими, ибо таков путь веры, путь следования за Христом. Но и наш путь богат откровениями от Господа! Каждая страница Библии несет нам все новые и новые откровения от Господа! В каждой проповеди нам может явиться Христос и сказать нашему сердцу что-то новое и драгоценное. Таков путь веры: путь все новых и новых откровений от Господа!

«Поток Божий полон воды» (Пс. 64, 10), а мы вошли в него, может быть, только «по колено» (Иезек. 47, 4). Всех, идущих путем веры и любви к Нему, Христос хочет повести в такую глубину Своих божественных откровений, чтобы они «могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и [высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы нам исполниться всею полнотою Божиего» (Ефес. 3, 18-19). Какой благодатный (путь — путь следования за Христом!

Говоря о пути Авраама, мы должны сказать, что он был не только путем, богатым откровениями, но и «жертвенниками». Мы читаем все снова и снова об Аврааме: «И создал он там жертвенник Господу». В атмосфере, в которой жил Авраам, в атмосфере языческого идолопоклонства, опасность охладеть в любви и преданности живому Богу была очень велика, и поэтому была необходимость все новой отдачи себя Господу. Эти «жертвенники» так необходимы и нам в нашей христианской жизни для обновления отдачи наших сердец Господу, поскольку вокруг нас так много того, что охлаждает нашу любовь ко Христу.

На (Своих многочисленных жертвенниках Авраам приносил и особые жертвы своему Господу — жертвы хвалы и благодарения за Его постоянную помощь на трудном пути веры. Вот этих жертвенников так мало в жизни детей Господних: они так бедны бывают хвалой и славословием в честь Господа Иисуса Христа, своего Искупителя.

Среди всех жертвенников Авраама особенно выделяется один, на котором был положен Исаак — единственный сын Авраама. Таких жертв Господь от нас не требует, но принесение в жертву всего того, что становится между нами и Господом, для Христа очень драгоценно. И, может быть, сегодня кто-то из идущих за Христом говорит Ему: «И если Ты захочешь взять, что мне больней всего отдать,- о, дай мне радостно сказать: как хочешь Ты!»

Грех неправды в жизни Авраама

Быт. 12, 11-13

Путь веры — путь трудностей, и путь Авраама шел от одной трудности к другой. Мы читаем: «И (был голод в той стране; и сошел Авраам в Египет, пожить там, потому что усилился голод в земле той». Мы не сомневаемся, что Господь мог бы чудом прокормить Авраама со всем его домом и скотом даже в самые голодные дни. Но Господь не творит на сей раз чуда, а направляет Авраама в изобилующую хлебом страну фараонов, с целью не только спасти его и домашних его от голодной смерти, но и дать ему возможность лучше познать себя, свое сердце.

Голод был большой трудностью для Авраама в Ханаанской земле, но в стране фараонов его ожидала еще большая трудность: поколебавшись, может быть, в своем уповании на Господа, он наполнился страхом за свою жизнь. Боясь, что фараон убьет его за его красивую жену, он избирает неправильный путь для спасения своей жизни: он научает Сарру сказать ложь, что она не жена, а сестра ему. Какое тяжелое время пережил Авраам в стране фараонов: жена его уведена во дворец фараона, а сам он дрожит изо дня в день, боясь, что его обман обнаружится, и тогда фараон не пощадит его.

(Мы не сомневаемся, что Господь не допустил фараона до греха в отношении жены Авраама. Тяжкими ударами поразил Господь фараона и этим удержал его от греха.

Авраам же впал в грех, как и жена его Сарра, говоря явную неправду, что они не являются мужем и женой. Библия не скрывает грехов праведников. Как больно говорить вообще о грехах, но особенно больно говорить о грехах праведников, в том числе и о грехе «отца всех верующих» — Авраама. Но знающие Писание могут нам сказать: а ведь Сарра на самом деле была сестрою Авраама, о чем мы читаем в Быт. 20, 10-13: «И сказал Авимелех (царь Герарский) Аврааму: что ты имел в виду, когда делал это дело? Авраам сказал: я подумал, что нет на месте сем страха Божия, и убьют меня за жену мою. Да она и подлинно сестра моя; она дочь отца моего, только не дочь матери моей; и сделалась моею женою. Когда Бог повел меня странствовать из дома отца моего, то я сказал ей: сделай со мною сию милость, в какое ни придем мы место, везде говори обо мне: «Это брат мой».

В чем же тогда грех Авраама? В том, что, говоря, что Сарра его сестра, он не прибавлял слов: но она и жена моя; и зтим он постоянно толкал ее на опасный и скользкий путь. Только Господь оберегал ее от греха, — так было во дворце фараона, так было и во дворце царя Герарского Авимелеха, которому Бог сказал ночью во сне: «вот, ты умрешь за женщину, которую ты взял; ибо она имеет мужа» (Быт. 20,3).

Грех Авраама заключался в том, что он старался убеждать людей, от которых он мог ожидать для себя опасности, что Сарра — не жена ему, а только сестра. Но это была неправда, а Сло1во Божие говорит очень определенно: «Всякая неправда есть грех» (1 Иоан. 5, 17). Вот почему с большой печалью мы должны говорить о грехе такого великого праведника, каким был Авраам.

И чтобы мы не соблазнились и не споткнулись на грех праведников и никогда не делали их своим культом, Слово Божие говорит нам, как Господь смотрит на праведников и что Он, всевидящий, видит в их сердцах. Прочтем Иов. 15, 15: «Вот, -Он и святым Своим не доверяет, и небеса нечисты в очах Его». Этот же Иов пишет: «Вот, Он и слугам Своим не доверяет; и в ангелах Своих усматривает недостатки» (Иов. 4, 18). И если это так, то да сохранит нас Господь от преклонения перед кем бы то ни было из людей, или даже из ангелов! Да будет у нас /преклонение только перед Иисусам Христом — «непорочным и чистым Агнцем» (1 Петр. 1, 19).

Говоря о грехе неправды в жизни Авраама, мы можем без всякого преувеличения оказать, что трех неправды является самым распространенным и самым частым грехом в жизни детей Господних. Чтобы убедиться в этом, достаточно каждому христианину и каждой христианке (Проверить себя в своей повседневной жизни. Если мы, верующие в Господа Иисуса Христа, установили, «что в нашей жизни самым частым грехом является грех неправды, то задачей нашей должно быть самое серьезное отношение к этому греху и самая серьезная борьба с ним.

В Книге Песни Песней 2, 15 мы читаем: «Ловите нам лисиц, лисенят, которые портят виноградники, а виноградники наши в цвете». «Лисиц» мы стараемся не допускать в наши виноградники, а если мы их заметили, то стараемся скорее избавиться от лих. Но «лисенята» нас не пугают, и мы способны уживаться с ними.

Большие, заметные грехи страшат нас, и мы стоим на страже, чтобы не допускать их в наши «виноградники», то есть в наши сердца и в нашу жизнь. А вот «малые» грехи, незаметные для других, к которым мы относим и грех неправды, не пугают нас, и с таким грехом, как неправда, мы, может быть, давно уже сжились, и он не тревожит нас. Особенно после того, как мы узнали, что есть грех к смерти и грех не к смерти (1 Иоан. 5, 16-17), мы, (возможно, перестали бояться «лисенят».

Если учение Слова Божия о грехах не к смерти приносит нам успокоение,- хотя Слово Божие говорит о них не для нашего успокоения, а для предохранения нас от отчаяния,- то слова Писания о «лисенятах», портящих наравне с «лисицами» наши «виноградники», должны исполнить нас самым великим беспокойством. Пока мы боимся только погибели наших душ, слова о грехах не к смерти могут нас утешать и успокаивать, но как только мы поймем, что «порча» наших сердечных «виноградников» является тоже великим несчастьем в нашей христианской жизни, то вопрос о «лисенятах» в наших виноградниках, то есть вопрос о так называемых «грехах не к смерти» приобретает очень важное значение.

Ведь наше нездоровое христианство — это результат работы «лисенят». Грехов, которых мы не боимся, грехов, которых мы не считаем грехами к смерти или к погибели,- этих грехов очень много, и они наносят большой вред нашему внутреннему человеку.

Не будем думать, что только неправда, исходящая из наших уст, является наиболее частым грехом христиан. Небрежное отношение к молитве, небрежное отношение к Слову Божию никто из нас не называет «грехом к смерти», но это «лисенята», которые приносят величайший вред нашей душе. Возьмем наши распри с людьми,- мы их грехом к смерти тоже не считаем. А ведь распри в семьях, распри в церквах — это «лисенята», которые перепортили много цветущих виноградников. Гнев, который мы носим в своем сердце на кого-либо, не является грехом к смерти, и все же это опасный грех, от которого апостол Павел советует избавляться еще до захода солнца (Ефес. 4, 26).

Список «лисенят» мы могли бы еще продолжить, но сказанного вполне достаточно, чтобы нам понять, как опасны для нашей духовной жизни так называемые «грехи не к смерти», которым мы порой не придаем значения. Будем бояться и этих грехов, ибо они «портят» наше христианство! И большие грехи, и малые, и грехи к смерти и не к смерти бесславят имя нашего Господа Иисуса Христа, и поэтому ради славы и возвеличения Его в нашей жизни будем сражаться и с «лисицами» и с «лисенятами».

Сомнения Авраама

Быт. 15, 1-5

Как странно говорить о сомнениях у «отца верующих» — Авраама. Но и о них говорит нам Библия, и поэтому мы будем неправы, если умолчим о них. В чем же заключались сомнения Авраама? Можно сомневаться в человеческих словах, и это так понятно, поскольку человек способен на неправду. Мы видим из Писания, как был способен сказать неправду даже такой праведник, как Авраам.

Но можно сомневаться и в словах Божиих. Мы знаем, как апостол Фома сомневался в воскресении Христа, но он сомневался потому, что не имел веры в слова Христа, которые Он сказал еще до Своих страданий на Голгофе и Фома их слышал: «Сын Человеческий предан будет в руки человеческие, и убьют Его, и в третий день воскреснет». Слова Христа о Его воскресении не были восприняты апостолами с верою, и поэтому как Фома, так и все другие апостолы оказались скептиками, то есть сомневающимися в отношении великого факта воскресения своего Учителя.

Если мы говорим словами книги «Песни Песней», что «лисицы и лисенята», то есть как большие, так и малые грехи портят «цветущие виноградники» наших сердец и наших церквей (П. П. 2, 15), то и сомнения наши принадлежат к числу этих «лисиц и лисенят», портящих виноградник нашей веры.

Авраам был истинным столпом веры, но и столпы могут колебаться. Колонны знаменитого Исаакиевского собора требуют периодического укрепления, потому что, несмотря на свою солидность, они приходят в колебание. Еще в Харране Бог дал Аврааму Свое великое обетование: «Я произведу от тебя великий народ…» (Быт. 12, 2). Аврааму надо было только ухватиться рукою веры за эти слова Божий и непоколебимо держаться за них, а он неоднократно терял веру в них или забывал о них, и в результате оказался столпом, способным колебаться.

Мы видим это колебание у Авраама в стране фараонов, куда он пошел спасать себя и свой дом от голода и где он был полон страха, что фараон убьет его. Он забыл обетование Божие о великом народе, который должен произойти от него. Как же фараон мог убить его и тем самым упразднить слова Божий? Такое же колебание веры видим мы у Авраама и в земле царя Герарского Авимелеха, где он также ожидал смерти и тем показал свое сомнение в словах Господних.

И, наконец, сомнение мы видим у Авраама, когда он говорит Богу: «Владыка Господи! что Ты дашь мне? Я остаюсь бездетным; распорядитель в доме моем этот Елиезер из Дамаска… вот, Ты не дал мне потомства, и вот, домочадец мой — наследник мой». Господь спешит укрепить колеблющуюся веру Авраама и говорит ему: «Не будет он (Елиезер) твоим наследником; но тот, кто произойдет из чресл твоих, будет твоим наследником… посмотри на небо, и сосчитай звезды, если ты можешь счесть их… столько будет у тебя потомков».

Эти слова как будто укрепили веру Авраама; мы читаем: «Авраам поверил Господу…» (Быт. 15, 6). Поверил, но только на время, и доказательством, что непоколебимость веры Авраама в этом случае была недолгой, служит история с Агарью и ее сыном Измаилом (Быт. 16, 1-4). Авраам как бы решает помочь Богу в исполнении Его обетования и приобретает себе сына Измаила, но приобретает его не по плану Божию и поэтому боится, как бы он не умер. Он говорит Богу: «О, хотя бы Измаил был жив пред лицом Твоим!» (Быт. 17, 18). Итак, мы видим сомнения Авраама, но мы не судим его — нет. Когда мы впадаем в сомнения и маловерие, он, Авраам, наоборот, является для нас утешением и ободрением!

Мы, хотя и дети Господни, все способны сомневаться и колебаться в вере. На страницах Библии мы встречаем великое множество божественных обетовании. Но бывают в нашей жизни дни, когда те или другие обетования Божий вызывают в нас сомнения. Это бывает особенно тогда, когда мы смотрим на внешние обстоятельства, а не на нашего невидимого Господа, стоящего за каждым из данных Им обетовании.

По этой же причине колебалась вера и у Авраама. Он смотрел на внешнее и видел, что Сарра уже не может стать матерью (Быт. 18, 11). А невидимый Господь говорит Аврааму: «Есть ли что трудное для Господа? В назначенный срок буду Я у тебя в следующем году, и у Сарры будет сын» (Быт. 18, 14).

Среди великого множества Господних обетовании в нас может вызывать сомнение, например, такое обетование: «И будет одно стадо и один Пастырь» (Ев. Иоан. 10, 16). Почему это драгоценное обетование Христа порой вызывает у нас сомнение? Потому что мы привыкли смотреть на видимое и так мало способны смотреть на невидимого и всемогущего нашего Господа. Ведь перед всеми нами такое раздробленное христианство, занятое обрядами, формами, вероучениями, церковными уставами и, что самое печальное,- борьбой между собой. И это не только среди мертвых и лаодикийских христиан, но и в цветущих церквах и общинах нашего Господа Иисуса Христа.

Нас всех интересует вопрос: как объединит Господь всех детей Своих, рассеянных по бесчисленным христианским уголкам земли, особенно если принять во внимание, что у тысяч из них нет даже желания быть в одном «стаде». Но, среди всех трудностей на пути к единству, мы слышим голос незримого Пастыря: «Есть ли что трудное для Господа?.. Будет одно стадо и один Пастырь!»

И еще есть одно обетование, которое трудно дается нашей вере. Оно выражено в словах Откров. 11, 15: «Царство мира соделалось Царством Господа нашего и Христа Его, и будет царствовать во веки веков». И опять, когда мы смотрим на видимое — на разделенные враждой народы, на зло и грех, расхаживающие по земле, на распространенное в широких масштабах равнодушие ко Христу,- нам трудно понять, как это царства мира могут сделаться «Царством Господа и Христа Его». Это все равно как если бы мы услышали пророчество: все горы земли с их бесплодным камнем превратятся в плодоносные долины. Но как только мы устремляем наш взор на Христа, мы видим уже новую землю с Царем Христом на ней!

Сомнения Авраама не остановили плаиов Господних,- не остановят их и наши сомнения!

Духовный рост Авраама

Иак. 2, 21-23; Римл. 4, 16-22; Евр. 11, 3-12, 17-19

Говоря о сомнениях Авраама, Слово Божие ничуть не унижает его этим в глазах человечества. Даже тогда, когда мы в Книге Бытие 17, 15-17 читаем такие слова об Аврааме: «И сказал Бог Аврааму: Сару, жену твою, не называй Сарою; но да будет имя ей Сарра. Я благословлю ее, и произойдут от нее народы, и цари народов произойдут от нее. И пал Авраам на лице свое, и рассмеялся, и сказал сам в себе: неужели от столетнего будет сын? и Сарра, девяностолетняя, неужели родит?» — и эти слова Писания ничуть не унижают в наших глазах «друга Божия» и «отца верующих» Авраама.

Все то, что мы читаем об Аврааме в Новом Завете,- все это является как бы хвалебной песней Духа Святого в честь этого великого мужа веры. Но мы глубоко ошибемся, если будем видеть какое-то «противоречие» между словами Ветхого Завета об Аврааме и словами Нового Завета о нем. Слова Писания о сомнениях Авраама, о сомнениях апостолов Христа в день воскресения Его ничуть не уничижают ни их самих, ни нашего Господа.

О недостатках апостола Петра Евангелие говорит немало, и все же Петр стоит перед нами таким, каким мы видим его в Книге Деяний Апостолов,- исполненным силой свыше, силой Духа Святого.

Духовные высоты, высоты духовного совершенства достигаются не сразу. Вера Авраама, которая так восхваляется в Новом Завете, достигла совершенства не сразу. «Твердость» и непоколебимость в вере была достигнута Авраамом путем духовного роста. Из Харрана Авраам вышел еще не таким, каким мы видим его в 11-й главе Послания к Евреям.

Закон духовного возрастания неминуем для всех праведников Божиих! Закону духовного возрастания подчинился и наш Господь Иисус Христос, как мы читаем об этом в Ев. Луки 2, 40: «Младенец же возрастал и укреплялся духом, исполняясь премудрости…» По этому закону духовного роста возрастал и «отец верующих» Авраам. Из младенца в один день не получится взрослый человек. И духовный младенец за один день не может сделаться мужем веры.

Нет сомнения, что Авраам из языческой Месопотамии вышел именно «духовным младенцем» — со всеми свойствами младенца: и совершать ошибки, и допускать «лисенят», то есть «малые грехи» в своей жизни, и сомневаться. Но, возрастая духовно, возрастая в вере, Авраам достиг таких высот, такого «совершенства в вере», что стал поистине «отцом всех верующих».

Вера, как и все другие свойства верующего, способна расти и умножаться. Христос говорит о вере «с горчичное зерно» и о вере, способной творить дела даже большие, чем дела, которые творил Он, живя на нашей земле (Ев. Матф. 17,20 и Ев. Иоан. 14, 12).

Так и в жизни Авраама вера его росла и росла, пока не достигла «совершенства». И вышедший из Харрана «младенец» сияет теперь в, списке «героев веры» в 11-й главе Послания К Евреям.

Как же рос духовно Авраам? Мы должны помнить, что в его дни еще не было «чистого словесного молока», от которого растут духовно «новорожденные младенцы» (1 Петр. 2,2); не было писаного Слова Божия, которое производит веру в человеческих сердцах (Римл. 10, 17).

О Моисее Господь говорит в Книге Числа 12, 8: «Устами к устам говорю Я с ним, и явно, а не в гаданиях, и образ Господа он видит…» Вот так устами к устам говорил Господь и с Авраамом, указывая ему путь жизни и поучая его. Господь был непосредственным Учителем и Воспитателем Авраама, и в этой благодатной небесной школе он возрастал духовно и переходил от «веры в веру» (Римл. 1, 17)), пока не получил великого звания «друга Божия» (Иак. 2, 23).

И нам необходим духовный рост и возрастание в вере. Возрастание от «младенческого» состояния до «полного возраста Христова» (Ефес. 4,13). В нашем «младенческом» возрасте мы способны на многое, что нельзя оправдать в более зрелом духовном возрасте. Господь дал нам все необходимое для нашего духовного роста. Прежде всего Он дал нам «чистое словесное молоко», то есть Слово Божие, драгоценную Книгу- Библию, которая умножает наше знание истин Божиих и ведет нас к все большему познанию Иисуса Христа (Ев. Иоан. 5,39).

Господь дал детям Своим также драгоценнейшую духовную литературу в виде духовных книг и журналов, за которые следует благодарить день и ночь нашего Господа. Господь послал в наши сердца великого Наставника — Духа Святого, Который наставляет нас на всякую истину (Ев. Иоан. 16, 13).

Господь дал нам благословенные собрания, которые являются «злачными пажитями» для питания нашего внутреннего человека (Пс. 22,2). И, наконец, мы имеем Христа, Который говорит: «Я есмь Хлеб жизни… идущий хлеб сей жить будет вовек» (Ев. Иоан. 6, 48 и 58). Вот действенные средства для нашего духовного роста!

Авраам и Лот

Быт. 13, 1-12

Авраам и Лот — это два рода верующих в ветхозаветном народе Божием. И они же являются прообразом двух родов верующих в новозаветной Церкви Христовой. На протяжении всей истории христианства видим мы Авраама и Лота — эти два вида христиан. В каждой поместной церкви встречаются эти два рода верующих — Авраамы и Лоты, или как говорит апостол Павел, «сильные» и «бессильные» (Римл. 15, 1). Вот почему мы должны изучать не только образ Авраама, но и образ Лота.

Изучая эти два образа, мы получим великие уроки для нашей христианской жизни. Не забудем, что Лот, покинув, как и Авраам, свою родину, шел с ним одним и тем же путем, взирая на того же Господа, как на путеводную звезду. Мы видим его странствующим вместе с Авраамом по земле Ханаанской; мы видим его вместе с Авраамом в Египте; мы видим его вместе с Авраамом при выходе из Египта. Они всюду вместе до того дня, когда их стадам стало тесно и они должны были разлучиться.

Мы имеем свидетельство о Лоте также и в Новом Завете, и нам необходимо познакомиться с этим свидетельством, с этой характеристикой Лота, которая нам дана в 2 Петр. 2,7-8: «…праведного Лота, утомленного между людьми, неистово развратными, избавил, ибо сей праведник, живя между ними, ежедневно мучился в праведной душе, видя и слыша дела беззаконные…» Как мы видим, Слово Божие дает о Лоте хорошее свидетельство. Оно называет его «праведным Лотом», «праведником», говорит о его душе, как о «праведной душе».

Слово Божие говорит о Лоте, что он не только не сжился со грехом Содома, но томился им и ежедневно мучился, видя и слыша дела беззаконные. Пока Лот был с Авраамом, он находился под его благотворным влиянием, и под его руководством он двигался вперед. Но, отделившись от Авраама, Лот начал духовно слабеть. Он не был приспособлен к самостоятельной духовной жизни. Мы знаем, что есть растения, которые нуждаются в колышках, чтобы расти нормально. Таким «колышком» был для Лота Авраам.

Сколько в церквах детей Божиих, которые нуждаются в том, чтобы опираться на проповедников или на более сильных, чем они сами, верующих. И пока они имеют такую опору, они стоят и даже идут вперед. Но они ослабевают духовно, как только теряют своих «Авраамов». Какое драгоценное качество христианина или христианки — духовная самостоятельность, духовная независимость! И как мало верующих, обладающих ею. Большинство членов в церквах — это «Лоты», нуждающиеся в поддержке «Авраамов». Есть у них духовная поддержка — они процветают; нет ее у них — они начинают ослабевать и падать.

Все дети Божий должны стремиться к тому, чтобы делаться самостоятельными и независимыми от других. Надо уметь справляться со своей духовной жизнью, научиться самостоятельно поддерживать ее Словом Божиим и молитвой. Надо уметь находить в себе духовные болезни и вылечиваться от них. Надо учиться самостоятельно трудиться для Господа, находить свое место в Его винограднике и не проводить в нем дни своей жизни праздно. Словом, надо научиться расти духовно без «колышек», опираясь только на Христа.

В своей трудной жизни Авраам имел только одну опору — своего всесильного Господа! Ни Лот, ни Сарра, ни Елиезер из Дамаска не могли быть для него «колышками». Только Господь был его опорою, Наставником и Советником. Будем стремиться к тому, чтобы быть Авраамами, а не Лотами в наших церквах! Я иногда думаю о евнухе, нашедшем Христа через Филиппа. Кем он стал — Авраамом или Лотом?

Где причина духовной слабости Лота? В том, что он прельстился красотами Содома и перестал искать прежде всего Царствия Божияи правды его. Царствие Божие заняло у него второе место. Авраам благородно предоставил выбор Лоту: «Если ты налево, то я направо; а если ты направо, то я налево». И что же делает Лот? «Он возвел очи свои и увидел всю окрестность Иорданскую, что она… вся до Сигора орошалась водою, как сад Господень… и избрал себе Лот всю окрестность Иорданскую… Авраам стал жить на земле Ханаанской; а Лот стал жить в городах окрестности, и раскинул шатры до Содома».

Лот не ушел от Господа, он не потерял веру в истинного и живого Бога, не впал в грехи Содома, но, оставаясь праведником, перестал быть светом и солью для Содома. Он перестал быть тем, кем он был, когда жил и ходил с Авраамом. Грехов Содома он избегал, но дух Содома проник в его сердце и сделал его бескрылым — из орла летающего он превратился в орла сидящего.

Один мальчик, желая дать своей канарейке подышать свежим воздухом, вынес ее клетку в сад, где чирикало множество воробьев, и как же он удивился, когда в пении канарейки он обнаружил потом дух воробьиного пения. Нечто подобное случилось в Содоме с Лотом. Оставаясь верующим, он перестал пылать ревностью по Боге. Как много Лотов в Церквах Христовых. Не горящих и не светящих! Несмотря на свои многие недостатки, Авраам был ярким светильником среди окружающих его людей. Когда умерла Сарра и Авраам обратился к сынам Хетовым с просьбой дать ему место для погребения ее, он услышал от них слова, которые свидетельствуют о большом уважении к нему язычников.

Прочтем из Быт. 23, 6: «Послушай нас, господин наш; ты князь Божий посреди нас; в лучшем из наших погребальных мест похорони умершую твою; никто из нас не откажет тебе в погребальном месте, для погребения умершей твоей». Такие слова почтения и уважения слышит Авраам из уст язычников; и это потому, что жизнь его была светом и солью для них.

Другой причиной духовной слабости Лота была его жена. Можно не сомневаться, что Лот взял себе в жены язычницу, которая склоняла его не к Царствию Божию, а к сокровищам Содома. Христос говорит: «Вспоминайте жену Лотову» (Ев. Лук. 17, 32)-как она погибла из-за привязанности к Содому. Крылья многих христиан связаны мужьями или женами, подобными жене Лотовой.

Есть христиане авангардные, то есть находящиеся впереди других, и есть христиане арьергардные, находящиеся позади других. И не по причине скромности они позади, а ввиду своей духовной слабости. Авраам был в авангарде, Лот — в арьергарде, а мы с вами где? Будем благословенными Авраамами, и да сохранит нас Господь от духовной слабости Лота!

Встреча Авраама с Мелхиседеком

Быт. 14, 17-29

В природе существуют так называемые метеоры. Они падают на нашу землю из межпланетного пространства в виде чего-то ослепительно яркого, но тут же исчезающего. Библия говорит нам об одном человеке, который является своего рода удивительным «метеором». Он появился на страницах Библии на самое короткое время, просиял ярким, ослепительным светом и исчез, чтобы больше нигде не появиться.

Кто же это такой? Это Мелхиседек. «Мелхиседек» означает: «царь правды», но он же был и царем Салима (будущего города Иерусалима), то есть «царем мира» (Евр. 7,2). И не только царем был Мелхиседек, но и «священником Бога всевышнего». В Послании к Евреям 7,3 мы читаем о Мелхиседеке непонятные слова: «…без отца, без матери, без родословия, не имеющий ни начала дней, ни конца жизни…» Эти слова давали повод думать, что Мелхиседек был существом неземным, но он был самым настоящим человеком и имел, конечно, и отца и мать, и родословие. Но он не имел левитского родословия, что требовалось, причем очень строго, для всякого священника в народе израильском.

Насколько строго требовалось родословие каждого израильского священника, то есть сведения об его отце, матери и предках, видно из Книги Ездры 2,59 и 62: «И вот вышедшие из Телмелаха, Тел-Харши, Херуб-Аддан-Иммера, которые не могли показать о поколении своем и о племени своем… они искали своей записи родословной, и не нашлось ее; а потому исключены из священства».

Мелхиседек был священником не по чину Левия, и не по чину Аарона, и потому ни в каких родословных записях не нуждался. Он явился внезапно Аврааму как светлое небесное явление, дал ему хлеб и вино, и благословил его. Для Авраама этого было достаточно, чтобы признать в Мелхиседеке «священника Бога всевышнего», и это признание выразилось в том, что Авраам дал Мелхиседеку десятую часть из всего, что он имел.

Мелхиседек явился Аврааму как светлая звезда, и тут же исчез. Но несмотря на такое короткое свое появление, он стал одним из великих прообразов Господа нашего Иисуса Христа. Как чудесный прообраз Иисуса Христа, Мелхиседек должен быть близок и нашим сердцам. Христос- Царь правды и мира! И Христос — Первосвященник Своей Церкви.

Псалмопевец Давид был убежден, что Мелхиседек был истинным прообразом Христа Мессии, и в Псалме 109,4 он торжественно провозглашает: «Ты священник вовек по чину Мелхиседека». В Послании к Евреям Христос неоднократно называется «священником по чину Мелхиседека». Как дорог нам Христос и как Царь правды и мира — как Царь Царствия Божия, и как Первосвященник созданной Им Церкви!

Мелхиседек подкрепляет Авраама хлебом и вином, в чем Авраам очень нуждался после бессонной ночи и тяжелого сражения с Кедорлаомером. Кроме того, Аврааму предстояло огненное искушение: царь Содомский предложит ему большое имущество. Аврааму нужна была большая сила, чтобы преодолеть и свою усталость и предстоящее искушение.

Разве хлеб и вино царя Салима Мелхиседека не напоминают нам хлеба и вина, протянутого Иисусом Христом Своим ученикам в том же городе Иерусалиме во время Тайной Вечери? Подавая хлеб и вино Своим ученикам, Христос объяснил им, что истинной пищей для их душ является Он Сам, умерший за грехи мира Спаситель. Не будем искать другой пищи для наших душ, чтобы нам не заменить Хлеба жизни какими-либо жалкими рожками.

Дорога к нему — трудная дорога, и только во Христе мы найдем ту силу, которой будут преодолены все преграды на нашем пути. Лозунгом каждого идущего за Христом человека должны быть слова апостола Павла: «Все могу в укрепляющем меня Иисусе Христе» (Филип. 4, 13).

Мелхиседек благословил Авраама. В день Своего вознесения Христос уходил с нашей земли с поднятыми, в знак благословения, руками (Ев. Лук. 24,50). Будем всегда помнить, что путь Христа полон благословений! Но как мало мы их замечаем! Как часто мы бываем похожи на избалованного ребенка, переставшего ценить чудесные игрушки, которыми окружила его любовь родителей. Равнодушие к получаемым от Господа в изобилии благословениям является одним из многих недугов нашей христианской жизни.

Авраам дал Мелхиседеку десятую часть из всего, что имел. Перед нами сегодня вопрос о десятине. Как часто мы проходим с полным равнодушием мимо этого вопроса, говоря, что это вопрос ветхозаветный, а мы люди Нового Завета, и находимся не под законом, а под благодатью, и поэтому закон о десятине нас не касается. Но Авраам жил до закона и дал десятую часть из всего, что имел, Мелхиседеку не по велению закона, а по велению своего сердца.

Для строительства Царствия Божия десятина имеет весьма большое значение, ибо она научает нас жертвовать на дело Господне. Что же говорит Господь о десятине, добровольно уделяемой на Его дело? Прочтем Мал. 3, Ю: «Принесите все десятины в дом хранилища… и хотя в этом испытайте Меня… не открою ли Я для вас отверстий небесных и не изолью ли на вас благословения до избытка?»

Испытание любви и веры Авраама

Быт. 22, 1-13

Событие, которое совершилось на вершине одной из гор в земле Мориа, без сомнения принадлежит к числу самых известных событий Ветхого Завета. И действительно, кто из читателей Библии не знает о случае, когда Авраам был готов принести в жертву Исаака? Проходят века, а интерес к этому необыкновенному событию не остывает. Все снова и снова берем мы в руки наши Библии, чтобы прочесть чудесное повествование об удивительном послушании Авраама Богу.

С чего же начинается это повествование? Мы читаем: «И было, после сих происшествий Бог искушал Авраама…» Нас могут смущать слова: «Бог искушал Авраама». Ведь слово «искушать» как в Библии, так и в нашей повседневной жизни означает: соблазнять, обольщать, толкать на грех. Разве можно допустить, чтобы Бог в этом смысле искушал Авраама? О диаволе можно говорить как об обольстителе и искусителе, поскольку цель всей его деятельности заключается в вовлечении человека в грех. Но о Боге мы читаем в Послании апостола Иакова 1, 13: «В искушении никто не говори: Бог меня искушает; потому что Бог… не искушает никого».

Вот почему в новейших переводах Библии сказано, что Бог «испытывал» Авраама. Разница между искушением и испытанием большая, настолько большая, что в отношении искушения в молитве «Отче наш» мы говорим Отцу Небесному: «И не введи нас в искушение, но избавь нас от лукавого» (Ев. Лук. 11, 4). А в отношении испытания мы имеем замечательную молитву псалмопевца Давида. В. Псалме 138,23 он говорит Господу: «Испытай меня, Боже, и узнай сердце мое; испытай меня и узнай помышления мои».

-Именно в смысле испытания говорит Давид об искушении Господом в Псалме 25, 2: «Искуси меня, Господи, и испытай меня…» Об испытании нас Господом Слово Божие говорит во многих местах, и когда мы читаем об этих испытаниях нас, детей Господних, у нас может явиться вопрос: разве нужно нашему всеведущему Господу испытывать нас, когда мы перед Ним, как раскрытая книга, «и нет твари, сокровенной от Него, но все обнажено и скрыто пред очами Его» (Евр. 4,13). Это

да и аминь, но все мы должны знать, что испытание нас Господом нужно не для Него — всеведущего и всевидящего, а для нас, поскольку мы очень мало знаем самих себя и очень часто страдаем самомнением, то есть высоким мнением о себе.

Испытания — это наша постоянная доля на земле, и это естественно, поскольку мы нуждаемся в «зеркале», которое постоянно показывало бы нам нашего внутреннего человека. Конечно, лучшим зеркалом, показывающим нам нас самих, является Слово Божие. Но прекрасным зеркалом, отражающим нашего внутреннего человека, являются и все наши испытания.

«После сих происшествий Бог искушал Авраама…» Происшествия, за которыми последовало величайшее в жизни Авраама испытание, были его предыдущие испытания, пережитые им и в дни разлуки с родиной, и в Египте, и при разделе с Лотом, и в сражении за освобождение Лота, и в дни неприятностей с Агарью и Измаилом, и многие другие испытания.

Но не только жизнь Авраама была длинной цепью испытаний, — и жизнь каждого христианина, и каждой христианки является длинной цепью испытаний. Но испытания различны по своей силе и трудности их перенесения. Раздел с Лотом, конечно, не может быть сравним с испытанием Авраама, когда он поднимался на гору, чтобы расстаться со своим сыном навсегда. И наши испытания различны, и мы все можем поведать о переживаниях, которые нам было особенно трудно перенести.

В чем же заключалось самое трудное испытание в жизни Авраама? «Бог сказал: возьми сына твоего, единственного твоего, которого ты любишь, Исаака; и пойди в землю Мориа, и там принеси его во всесожжение на одной из гор, о которой Я скажу тебе». Самым трудным испытанием является отдача чего-то очень дорогого нашему сердцу, и чем для нас дороже это дорогое, тем труднее нам расстаться с ним.

Каждое слово, которое исходило от Бога, подчеркивало драгоценность сокровища, которое Бог потребовал от Авраама. Авраам имел много разных сокровищ: у него были стада, он имел золото и серебро, у него была любимая жена Сарра, он имел также дорогого для него слугу Елиезера из Дамаска. Но самым дорогим его сокровищем был Исаак, о котором Бог ему говорит: «Возьми сына твоего, единственного твоего», которого он так долго ожидал и наконец дождался. А теперь Бог требует от Авраама расстаться с ним навсегда. «Возьми,- говорит Бог Аврааму,- сына твоего… которого ты любишь…»

Авраам любил Исаака не только потому, что он был единственным сыном, но и потому, что он был чудесным юношей, душа которого сияла небесной красотой, что мы видим из его поведения, когда он поднимался с отцом на вершину горы, где он так спокойно дал себя связать и положить на жертвенник. «Возьми сына твоего, Исаака…» Господи,- мог бы сказать Авраам,- ведь Ты же мне Сам сказал, что «в Исааке наречется мне семя», и что от него Ты произведешь народ (Быт. 21, 12-13).

Мы можем себе представить, каким огненным было это испытание для Авраама! Три дня длился путь до указанного Богом места, и каждый шаг на этом пути был полон слез. Три дня звучал милый голос сына, шагавшего рядом с ним; три дня он смотрел ему в глаза и знал, что они скоро закроются навсегда. И вот, они уже у самой вершины горы. Выдержит ли Авраам это ни с чем не сравнимое испытание до* конца? Да, он выдержал его, и весь мир теперь знает, как было предано сердце Авраама Богу. Любовь его к Господу выдержала все испытания, которые, одно за другим, обрушивались на него. И, наконец, на вершине горы, в земле Мориа, он выдержал самое большое испытание своей веры и любви.

Смотрите на этот величественный подвиг любви, веры и послушания Богу на вершине горы в Мориа: «И пришли на место, о котором сказал ему Бог; и устроил там Авраам жертвенник, разложил дрова и, связав сына своего Исаака, положил его на жертвенник поверх дров. И простер Авраам руку свою, и взял нож, чтобы заколоть сына своего». Сердце Авраама обливалось кровью, когда он стоял с поднятым над сыном ножом. Но эта небывалая картина говорит об удивительной любви Авраама к Богу. До последнего акта — до убиения сына — Бог не допустил Авраама, но для доказательства его любви и преданности Богу было достаточно того, что он сделал.

Какое замечательное свидетельство об Аврааме мы слышим из уст Самого Бога: «Теперь Я знаю, что боишься ты Бога и не пожалел сына твоего, единственного твоего, для Меня». Есть ли у нас такая любовь к нашему Спасителю Иисусу Христу? Готовы ли мы ради Него на любую жертву? Какими испытаниями в нашей жизни доказана наша любовь и преданность Христу?

У гроба Сарры

Быт. 23, 1-2

«Жизни Сарриной было сто двадцать семь лет: вот лета жизни Сарриной. И умерла Сарра в Кириаф-Арбе, что ныне Хеврон, в земле Ханаанской. И пришел Авраам рыдать по Сарре и оплакивать ее». Авраам рыдает и плачет. О чем говорит нам эта траурная картина? О том, что слезы являются уделом всех, без исключения, людей на земле.

Не исключены из этого общего правила и самые мужественные люди и самые великие праведники. Плакал наш Господь Иисус Христос; плакал Его величайший служитель-апостол Павел; плакал апостол Петр; плакали пресвитеры, прощаясь с апостолом Павлом. Немало плакали и мы с вами. Причин для слез на земле много, потому что наша жизнь богата горестями.

Но далеко не все горести вызывают слезы. Мы слышим рыдания Авраама — этого славного героя веры — у гроба Сарры. Но едва ли кто слышал его рыдания, когда он покидал свою родную землю или когда прощался со своим сыном на горе Мориа. Мы можем не сомневаться, что причиной такой удивительной стойкости Авраама при прощании с родиной, а также при прощании с сыном было сознание, что он исполняет повеленное ему Господом. Сознание, что та или другая горесть определена нам свыше, может и нам дать силу воздержаться от слез.

Но и другой урок преподают нам слезы Авраама. Дело в том, что есть люди, которые считают, что верующим в Бога не приличествует плакать, так как они должны принимать все горести, как посланные свыше. Да, мы должны бы так принимать все горести нашей земной жизни, но, с другой стороны, да сохранит нас Господь от того, чтобы вера наша превратила нас в какие-то бесчувственные камни. Не должны ли мы, наоборот, сказать, что жалок тот человек, который не способен плакать. Нет! Способный плакать Христос не освобождает нас от слез, и Своих последователей Он не превращает в каменные изваяния.

Среди бесчисленных горестей есть одна, которая вызывает не только слезы, но и рыдания. Это смерть дорогого и близкого нам человека; и слезы льются особенно обильно тогда, когда мы остаемся наедине с умершим, когда перед нами проходит все, что мы пережили с ушедшим от нас человеком. Тогда накопившееся в нашем сердце горе трудно сдержать, и оно выливается в слезах, как туча выливается в дожде.

Сарра умерла, будучи 127 лет. И в таком возрасте не спрашивают о диагнозе болезни и о причине смерти. В таком возрасте причина смерти одна — старость. Можно не сомневаться, что Сарра умерла тихо и безболезненно. Но не все проходят такими тихими и безболезненными «долинами смерти». Бывают долины смерти, полные великих страданий.

Авраам рыдает над прахом Сарры… Сто лет прожили они вместе! Сколько скорбей и трудностей жизни пережили они вместе, но не меньше- радостей и благословений Господних! Аврааму есть что вспомнить, но в каждом его воспоминании были потоки новых слез. Теперь он остался один. Исаак вот-вот женится, а Измаил далеко от него. Печальным явлением на земле является одинокий старец; но не менее печальным зрелищем является и одинокая старица. В дни такого одиночества в памяти проходит вся прожитая совместно жизнь.

Кем был почивший для нас, и кем мы были для него или для нее? Что мы могли бы сделать для покинувшего нас и чего мы не сделали? Счастливы старцы и старицы, которых ободряют слова Господа в Ис. 46, 4: «И до старости вашей Я тот же буду, и до седины вашей Я же буду носить вас… и буду поддерживать и охранять вас».

Авраам рыдает у праха Сарры, и мы не сомневаемся, что его слезы были слезами самой глубокой любви и преданности почившей. Но у открытой могилы бывают и другие слезы: слезы воспоминания о причиненных сердцу умершего человека огорчениях, воспоминания резких слов и несправедливых поступков по отношению к тому, кто закрыл теперь свои глаза навсегда. О, если бы можно было все это исправить, попросить прощения, примириться… Но поздно, возможность делать добро тому, чей прах лежит перед нами, утрачена навсегда!

Авраам плачет и рыдает у праха Сарры, но не потому, что в чем-то он виновен перед ней, а потому, что потерял в ее лице самого близкого и чудесного друга. Дни скорби, причиненной нам смертью дорогого и близкого человека,- это дни нашей Гефсимании, где так трудно покорно смириться перед волей Господней и сказать Ему Его собственными словами — хотя бы и сквозь слезы и рыдания: «Да будет воля Твоя!»

Говоря о слезах, без которых ни один человек не проживет на земле, мы должны сказать, что есть слезы, которые высыхают еще при нашей жизни на земле и в осушении которых мы можем принимать участие. Вот почему ко всем нам, верующим, звучит призыв нашего Господа: «Утешайте, утешайте…» (Ис. 40, 1).

Миссия утешения плачущих должна быть миссией каждого христианина и каждой христианки; и если мы не хотим быть «жалкими утешителями» (Иов. 16, 2), то мы должны всем плачущим нести истинное лекарство от слез, а не паллиативы, то есть временно облегчающие средства. Где же нам взять это истинное лекарство от слез? Слава Господу! Мы имеем его — это Христос, могущий отереть всякую слезу с очей человеческих (Откр. 21, 4).

Кончина Авраама

Быт. 25, 1-11

В лице Сарры Авраам потерял большого друга и верную помощницу в следовании за Господом и в служении Ему. Ее кончина была не только для Авраама тяжелой утратой, но и ее сын Исаак не мог нигде найти утешения после ее смерти, пока не приобрел подругу жизни в лице Ревекки, и только тогда он «утешился в печали по матери своей» (Быт. 24, 67).

Вторая жена Авраама Хеттура была далеко не той женщиной, какой была Сарра. И с шестью сыновьями от нее Авраам расстался без боли, отпустив их на жительство в какую-то далекую «землю восточную». Можно предполагать, что второй брак Авраама высушил только внешние слезы его, но рана, нанесенная его сердцу смертью Сарры, давала себя чувствовать до последнего дня его жизни. Сердце наше может чувствовать боль от разных ран — без появления при этом слез в наших очах. Есть такие трудно заживаемые раны.

Слово Божие говорит: «Дней жизни Авраамовой… было сто семьдесят пять лет». Библия говорит об особо длинной жизни Мафусала, который прожил 969 лет, то есть почти тысячу лет. По сравнению с такой длинной жизнью Авраам прожил немного. Но если, как говорится в Псалме 89,10 «дней лет наших семьдесят лет, а при большей крепости восемьдесят лет»,- то Авраам прожил в два раза больше. Но и о Мафусале, и об Аврааме мы читаем одни и те же слова: «… и он умер». Жизнь каждого человека на земле кончается одними и теми же словами: «и он умер» или «и она умерла».

Об Аврааме говорится, что он «умер в старости доброй». В других переводах Библии сказано, что Авраам умер «в старости благословенной». Но что означает «благословенная старость»? Это старость при сердце без морщин, это дряхлость плоти при молодости души. Это старость, о которой с торжеством возвещает апостол Павел в 2 Кор. 4, 16: «Мы не унываем, но если внешний наш человек и тлеет, то внутренний со дня на день обновляется», то есть молодеет.

Но эта вечная молодость души является уделом только тех, кто стал ветвью на «дереве жизни», ветвью Господа нашего Иисуса Христа (Ев. Иоан. 15,5). Во Христе и со Христом мы вечно молоды душой! Таким был и 175-летний старец Авраам, о котором Христос сказал: «Авраам, отец ваш, рад был увидеть день Мой: и увидел и возрадовался» (Ев. Иоан. 8, 56). И Авраам оставался молодым душой и с внутренним человеком без морщин, пребывая в вере в грядущего Христа!

Авраам умер и «приложился к народу своему». К какому народу? К народу Божию. Смерть — это переход в «небесный Иерусалим и к тьмам ангелов, к торжествующему собору и Церкви первенцев, написанных на небесах… и к духам праведников, достигших совершенства» (Евр. 12, 22-23). Приложиться после смерти к народу Божию — это значит, как говорится в одной евангельской песне, «там увенчанных славой увидеть друзей, победивших в боренье со злом; духам тьмы не увлечь их с небесных путей — там в сиянье они пред Творцом… Моисей, Авраам, светлой веры герой, Павел, Петр и страдалец Стефан, с миллионной спасенных по вере толпой,- крестной смертью им мир Его дан…» Вот к этому народу Божию приобщимся и мы, когда закроем наши глаза для этой земли.

О погребении Авраама Библия говорит очень коротко: «И погребли его Исаак и Измаил, сыновья его, в пещере Махпеле… Там погребены Авраам и Сарра, жена его». Была ли при погребении Авраама Хеттура и ее шестеро сыновей,- Библия об этом не говорит. Но нам отрадно слышать, что в погребении отца участвовали оба сына — Исаак и Измаил. Ах, если бы сегодня примирились их воюющие друг с другом потомки на Ближнем Востоке! Пещера Махпела, где покоится прах Авраама и Сарры, цела до сего дня, и над нею высится роскошная мечеть магометан, которые чтут Авраама не менее, чем евреи и христиане.

Что же говорит Христос об Аврааме? Мы уже слышали слова Христа об Аврааме — как он жаждал увидеть Христа, потому, что он не надеялся на свою собственную праведность; он знал, что его человеческая праведность — как «запачканная одежда» (Ис. 64, 6), поскольку и он не был без греха, и он жаждал праведности Христовой, в которой только и можно устоять перед престолом Всевышнего. «Авраам,- говорит Христос,- рад был увидеть день Мой». Какой день? День Голгофы. «И увидел,- говорит Христос,- и возрадовался».

Когда же увидел Авраам день Христов, день Голгофы и возрадовался? Это было на горе Мориа, когда Авраам принес в жертву овна вместо сына своего Исаака (Быт. 22, 13). Вот здесь Авраам уразумел самую главную из всех истин Писания — что Христос на кресте Голгофы понес наказание за грехи всех грешников земли.

Мы знаем еще и другие слова Христа об Аврааме. В притче о богаче и Лазаре Христос говорит, что Лазарь умер и «отнесен был ангелами на лоно Авраамово» (Ев. Лук. 16,22). Ветхозаветные праведники жаждали после своей земной жизни попасть на «лоно Авраамово», как в место покоя и счастья. Теперь, в новозаветное время, все искупленные Кровью Голгофы жаждут быть не на лоне Авраамовом, а со Христом в Его славном, вечном Царстве (Филип. 1,23). Покаявшемуся на Голгофе разбойнику Христос не говорит: «Ныне же будешь на лоне Авраамовом», а обещает ему другое место: «будешь со Мною в раю».

В тот час, когда Христос испустил дух, то есть умер за грехи мира, все ветхозаветные праведники перешли как бы на лучшее лоно, чем лоно Авраамово,- они все перешли на лоно Христово. Когда и для нас настанет день расстаться навсегда с землей, мы будем взирать не на Авраама, как он ни дорог нашим сердцам, а на Агнца Божия Иисуса Христа, Который взял грех каждого из нас на Себя. Как ни прекрасен Авраам, но он только

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: