ПРАВДА О БАПТИСТАХ (Часть 1)

Введение

 За последнее время освободительное движение заняло внимание нашего общества и отодвинуло на задний план интерес к религиозным вопросам.

Но религия имеет господствующее значение в жизни человечества. Ею регулируются, как жизнь отдельного человека, так и взаимные отношения людей, поэтому общество не должно относиться равнодушно к религиозным вопросам и движениям. Все эти движения показывают недовольство установленными догматами и искание вечной истины, которая одна может удовлетворить запросы человеческого духа.

Наш русский народ принял христианство не по убеждению, но по приказанию великого князя Владимира.

Исторические обстоятельства сложились неблагоприятно для духовного развития народа: междоусобия удельных князей, татарское иго, крепостное иго, все это не позволяло ему сознательно отнестись к религии, и в своей массе он доныне знаком лишь с внешнею стороною религии: обрядами, постами и прочее.

Лишь с освобождением крестьян от крепостной зависимости начинается, с семидесятых годов прошлого столетия, пробуждение религиозного сознания русского народа, которое выразилось в движении, получившем название “штундизма”. Хотя под эту рубрику духовенство и бюрократия подводило людей с весьма разнородными религиозными убеждениями, ибо, по закону, урядники, старосты и становые пристава должны были на месте, при составлении протокола, решить богословский вопрос — к какой секте принадлежат люди, отпавшие от православной церкви и заводящие свои религиозные собрания, хотя часто “хлысты” и другие сектанты подводились под эту рубрику, однако штундистское движение в своей массе и по существу есть не что иное, как евангельское учение, известное на Западе под именем баптизма. Главные отличительные признаки баптистского учения: отвержение крещения младенцев, учреждение независимых, самоуправляющихся общин, доступ в которые возможен только по исповедании веры и крещении, усвоены были так называемыми штундистами. Наконец и по своему происхождению это религиозное движение ведет свое начало непосредственно от баптистов и доныне находится под их руководством.

Настоящим очерком мы желали бы познакомить наших слушателей с историей баптистов с первых времен христианства и до наших дней, как за границей, так и в России, с устройством их общин и учением, чтобы наши читатели могли иметь ясное представление о баптистах и не верили нелепым утверждениям, которые часто распространяются о них как о какой-то социалистической секте, угрожающей потрясти весь строй нашей гражданской жизни. Насколько основательны эти утверждения предоставляем судить нашим читателям.

I. Начало истории баптистов

Баптисты имеют славную историю, которой нет нужды стыдиться им; историю благородных имен и дел, которая имеет за собой много веков и которой может хвалиться настоящее поколение.

От дней Иоанна Крестителя и доныне не прекращался в ней род славных свидетелей истины, которые ради нее терпели узы, побои, лишения имения и даже саму смерть.

В христианской мартирологии (Истории мучеников) нет более кровавой и более блестящей страницы, как та, которая повествует, хотя и не полно, о гонениях и страданиях баптистских исповедников ради истины, каковые гонения они терпели не столько от язычников-варваров, сколько от своих же собратий-христиан. К чести их служит и то обстоятельство, что они, терпя гонения за истину, никогда не преследовали других за свободу совести — никогда!.. Да и как они могли делать это, когда одним из их главных принципов был и есть — полная свобода совести и богослужения, без чьего бы то ни было вмешательства?

Одно великое драгоценное наследство оставили они миру, которым пропитана современная, как религиозная, так и гражданская, жизнь мира, а именно: полная религиозная свобода веры, слова и богослужения и полное отделение церкви от государства.

На вопрос — когда и где начинается история баптистов, кто были основатели их общества, мы без колебания отвечаем: они начинают свою историю с Иоанна Крестителя или с самого Иисуса Христа, главы церкви. А первые их единоверцы были Его ученики, насадившие первоначальные церкви. И хотя при тусклом неверном свете последующих веков ужаса и испорченности мы не всегда можем открыть их след или с полною уверенностью указать на их присутствие, однако мы чувствуем несомненную уверенность в их всегдашнем существовании. Они подобны реке, которая идет своим путем от гор до моря и никогда не пересыхает, но местами протекает по тесным ущельям, по непроходимым пустыням и подземным пещерам, но мы знаем, что она где-либо течет, хотя и не можем указать следа ее; но мы узнаем ее, когда она снова появится на свет Божий — более полноводной и быстрой.

Баптисты не утверждают, что они документально могут доказать непрерывное преемство своих общин по форме и названию, подобно другим церквам, возводящим свое преемство к временам апостольским.

Такое притязание сделало бы их смешными, подобно некоторым другим церквам, заявляющим такую претензию. Это притязание было бы невозможно да и бесполезно доказывать. Ложь и заблуждение также имеют за собой седую древность, от Эдема до нашего времени. Баптисты не придают значения тому, что известная церковь имеет непрерывное преемство от апостолов в рукоположении, но тому, чтобы церковь была преемницей духа, учения и жизни апостолов. Важно не преемство, а обладание этими благами.

II. Ранние секты

Все допускают, что со времен апостольских до Реформации существовали собрания и общества, которые отделялись от господствующих церквей и которые утверждали о себе, что они имеют первоначальную и, следовательно, чистейшую веру.

Так как господствующие церкви вступили в союз с государством, искали его покровительства, сделались раболепствующими его духу, гордыни испорченности, и плотскими, уклонившимися от простоты и духовности Евангелия, то эти отделившиеся общества вели свое особливое существование: они одни поклонялись и служили Богу по велениям своей совести и сохраняли свое евангельское учение почти первобытной его чистоте, как оно было передано сначала святыми и верными последователями Христова учения среди господствовавшей тогда тьмы и упадка. Уже в век апостольский в христианское исповедание вкралось немало заблуждений из языческо-философских систем, но когда эта вера была принята государями и сделалась национальной, то ее повреждения сделались многочисленнее и искажения грубее.

В течение всех мрачных веков, наступивших после появления царства Христова на земле, эти собрания и общины, бесспорно, существовали. Они были известны под различными названиями и несколько различались между собою в различные века и в разных странах. Господствующие церкви клеймили их названием еретиков, и их поносили и постоянно гнали не язычники и варвары, но их же собратия, именовавшие себя христианами. Еретиками обыкновенно называют тех, кто отличается в учении от большинства, имеет столько совести и мужества, что отваживается защищать свое положение и даже, в случае нужды, страдать за свою веру. Тысячи, десятки тысяч таких разномыслящих христиан (раскольников) преданы были смерти посредством мучительных пыток не за какое-либо преступление, а лишь за то, что вера, которую они исповедовали, была чище веры их гонителей, и за то, что они держались своей, более чистой, веры, исповедовали и защищали ее. А тех, кого оставляли в живых, присуждали терпеть ужасные мучения. Императоры, цари и князья, папы и народ, сенаты, синоды и соборы, преследовали их всякого рода жестокостями, которые только злоба могла изобресть или власть исполнить, чтобы стереть и истребить их с лица земли. Невозможно описать дьявольские ужасные жестокости, причинявшиеся невинному, беспомощному и, большею частью, несопротивляющемуся народу Божию теми, кто мог призывать гражданскую власть для приведения в исполнение своих кровожадных приговоров.

Их было немного среди множества; они были слабыми, которых притесняли сильные; у них не было никого, к кому бы из людей они могли обратиться с жалобой для защиты своих прав, поэтому им не оставалось ничего делать, как только страдать. Хотя их враги клеветали на них, обвиняя их во всех преступлениях и безобразиях, но они были лучшими людьми своего века и страны, в которой они жили. Догматы и установления евангельские они сохраняли, если не в полной, то почти во всей их первоначальной чистоте.

Большая часть из них никогда не соединялась с римско-католической иерархией, а многие, которые были соединены с нею, отделились от нее, чтобы пребывать в истинной церкви Христовой. Они были подобны речке, которая течет рядом, но никогда не сливается с широкой и мутной большой рекой.

Этот народ происходит от первых веков христианства, сохраняя и передавая потомству чистейшие формы вероучения и практического благочестия, известные истории в течение последующих долгих веков тьмы и испорченности. Они терпели укоризны и гонения за то, что свидетельствовали против господствующих заблуждений, совершавшихся папскою церковью во имя религии. Нет сомнения, что эти люди имели некоторые ошибки, и, может быть, держались некоторых заблуждений. Но как и могло быть иначе, когда они были окружены атмосферой церковной лжи и испорченности.

В I и II столетиях некоторые из этих сект известны были под именем мессалиан, евтихиан и монтанистов.

В III, IV и V столетиях появились новациане и сделались весьма многочисленными, распространившись по Римской империи, несмотря на опустошение, которое производило среди них гонение.

В VII и VIII столетиях возникли павликиане, которые обратили на себя внимание, сделавшись многочисленными, и навлекли на себя ненависть и вражду господствующей церкви.

Английский историк Джонс подтверждает, что в первой четверти IX столетия жил Клавдий, епископ Туринский, истинно благочестивый и евангельский человек, который проповедовал праведность и сопротивлялся господствующей порче догматов и нравов.

Джонс говорит: “Своими проповедями и своими ценными писаниями он распространил учение о Царствии Божием. Его учение сильно возрастало. Долины Пьемонта наполнялись его учениками, и в то время, как полночная тьма царила почти над всеми частями земного шара, вальденсы сохраняли Евангелие у себя в его первобытной чистоте”.

Если эти люди технически не были баптистами, однако главные пункты учения, в которых они отличались от господствующих церквей и за которые они подвергались преследованиям, были те же самые, которые баптисты всегда подчеркивали и в отношении которых они сильно разнятся от других обществ. Они признавали, что только возрожденные люди должны быть принимаемы в члены церкви; они отвергали крещение младенцев; они совершали крещение посредством погружения, как то делало и все христианство в первые века своего существования;

они перекрещивали у себя верующих, переходивших к ним из римско-католической церкви, и по этой причине их называли анабаптистами (перекрещенцами). Это суть отличительные признаки их всех, более или менее ясно означенные, как известно, их врагами, от которых мы заимствуем большую часть наших сведений о них, потому что их собственные сочинения большею частью погибли в жестоких и кровавых гонениях, которым они подвергались. Историк Робинзон называет их “тринитарианскими баптистами” (баптистами, признающими Святую Троицу).

Павликиане сделались весьма многочисленными и преследовались так жестоко, что, говорят, императрица Феодора, конфисковав их имущество, велела предать смертной казни не менее ста тысяч этих мирных граждан. Они преподавали установления (таинства) лишь возрожденным, отвергали крещение младенцев и перекрещивали верующих, принимаемых в их общение. Их называли также богомилами, именем, которое сделалось знаменитым в летописях гонения. Эти общества продолжали свое существование несколько следующих столетий и распространялись на Востоке и на Западе.

Почти в конце Х столетия делаются известными петфины. В сущности это те же общины, которые раньше существовали под другим названием. Истинно, эти разные секты были родоначальниками и наследниками друг другу в вере и практике.

В XI и следующих столетиях вальденсы, альбигойцы, вамдуанцы, катары, бедняки Лиона и анабаптисты обращали на себя усиленное внимание в Европе и в течение целых поколений продолжали возрастать и умножаться, они лишь слегка отличались между собою, но назывались различными именами, смотря по местности или обстоятельствам, при которых они обратили на себя внимание публики. Их преобладающие отличительные черты были те же, о которых мы упоминали выше. Они наполнили собою даже Италию, саму резиденцию и центр папской власти, испорченности и преступлений, своим учением и истинами, которые они признавали.

В XII столетии их влияние сделалось столь великим, в особенности под руководством Арнольда Бресчио, ученика знаменитого Абеляра, что даже престол папы поколебался в своем основании. Арнольд был такой же смелый реформатор, каким был четыреста лет спустя Лютер и, может быть, столь же учен. Но время еще не благоприятствовало такой реформе, которую предпринял потом немецкий реформатор. Но реформа Бресчиа не удалась, потому что его не поддержало, как Лютера, могущественное дворянство, не было опытных и мудрых вождей народных, а духовенство, несмотря на свои пороки, все еще было очень влиятельно.

Можно сказать, что со времен апостольских до Реформации эти различные сектанты составляли истинную церковь Божию. Их вера была настоящая библейская, и их жизнь была самая чистая, какую только видел мир. Конечно, они не были совершенны. И как они могли быть таковыми в такой среде? И если они иногда имели несогласие между собой, то разве это удивительно в века сомнения, испорченности и беспокойства, когда наиболее искренние люди были поносимы и наиболее чистые были гонимы! В XVI столетии они стали известны обществу, большею частью под руководством Менно Симона, которого историки называют реформатором, труды которого и апостольский дух еще не оценены по достоинству. От него они получили название меннонитов и распространились десятками тысяч по всей Европе. Меннонитами назвали себя нидерландские баптисты в первый раз в 1536 году. Несомненно, что они были благочестивейшие христиане, каких когда-либо видел мир и достойнейшие граждане, которых когда-либо имело государство.

Они толпами переселялись в Россию, ища себе здесь убежища, которое они и нашли, и прекрасно устроились.

Во время Лютеровой реформации все эти различные секты в обширной мере побратались со множеством реформаторов и слились с ними. Они были очень рады найти нечто, что, если и не вполне отвечало их желаниями, но все же было лучше прежнего, существовавшего в папской церкви, и найти сильных вождей, а также некоторое убежище от гражданских и церковных гонений, так что они приняли Реформацию, несмотря на ее несовершенство, как благо небесное. Вальденсы Пьемонта и другие секты оставили крещение чрез погружение, приняли крещение младенцев чрез окропление, слились с государственными церквами и кальвинистскими реформатами. Вообще они отождествили себя с массами протестантских детокрещенцев и потерялись в них. Не так случилось с баптистами, или анабаптистами, как их обыкновенно называли их противники. Они удержали свою веру и свое положение не только в отношении к своим противникам, папистам, но и в отношении к протестантским друзьям, о реформации которых они утверждали, что она нуждается в дальнейшей реформации.

Ко всем этим протестующим людям по временам присоединялись энтузиасты и фанатики или же таковые отделялись от их общества, подобно “сумасбродному Фоме Мюнстерскому”, сумасбродства которого навлекли порицания на все братство, которых оно не заслужило, потому что их враги пользовались всяким благоприятным случаем для того, чтобы преувеличить всякую ошибку и нескромность до крайних пределов. Но баптисты, в общем, стояли настолько выше в вере и жизни сравнительно с господствующими церквами, что вызывают к себе удивление и почитание тех, кто в духе справедливости изучают теперь отрывки их истории. Все они, более или менее, сильно высказывались за следующие положения своего вероучения:

      1. Библия есть единственное и достаточное правило веры и авторитета в религиозных вопросах.
      2. Полная свобода совести, исповедания и богослужения для всех.
      3. Полное отделение церкви от государства, признание главою церкви единого Владыки, то есть Христа.
      4. Церкви должны состоять только из духовных членов, из таких, которые возрождены Святым Духом.
      5. Крещение должно совершаться посредством погружения.
      6. Крещение младенцев отвергается, как чуждое Новому Завету.
      7. Общины (церкви) должны иметь самоуправление и быть свободными от власти мирских и духовных господ.

Такие факты отождествляют их с баптистами позднейших веков, чего не могут утверждать о себе другие исповедания.

Источник: http://rusbaptist.stunda.org/pavlov.html

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: