Христос у Понтия Пилата

Матф. 27, 1 — 2

Прежде всего нам необходимо познакомиться с Понтием Пилатом. Все громадное Римское государство было разделено на провинции. И в каждой провинции был представитель римской власти, так называемый прокуратор. Одной из провинций Рима была Палестина, и там тоже был представитель Рима — прокуратор, правитель.

В дни Иисуса Христа таким правителем был Понтий Пилат.

Рим не любил Палестину, но и Палестина ненавидела Рим. Почему? Потому что Палестина, то есть Израильский народ, никогда не забывал своего прежнего величия, величия времен Давида и Соломона, и всегда он стремился вернуться к этому величию, оторвавшись от Рима. Восстание за восстанием происходили в Палестине. Для Рима Палестина была самой неспокойной провинцией.

Прокураторы направлялись туда с большой неохотой, потому что очень трудно было управлять этой страной.

Понтий Пилат много лет провел в Палестине. Значительная часть жизни Христа проходила на его глазах. Он много слышал о Христе. Имя Христа было ему хорошо известно, но он никогда еще не встречался с Ним. Он жил в своем роскошном дворце в городе Кесарии, на берегу Средиземного моря, а в Иерусалиме бывал редко, в большие иудейские праздники, и особенно в дни Пасхи.

И вот в ранний утренний час Пилату сообщают, что к нему привели узника по имени „Иисус Христос. О, знакомое имя! — думает Пилат. Наконец-то он увидит Того, о Ком неслась слава по всей Палестине. Он выходит на судебное место. Его окружают воины в шлемах и панцирях. По обе стороны — его секретари. Перед ним — члены Синедриона и связанный Иисус.

О чем же просит глаза Синедриона — первосвященник Каиафа Понтия Пилата? Страшно сказать: первосвященник просит казнить Иисуса!

Перед нами сегодня два мира: языческий и иудейский. Между обоими была великая пропасть: иудеи с язычниками не сообщались; между ними была высокая стена. И вот перед нами Христос. Он стоит между этими двумя разобщенными мирами, между Понтием Пилатом — представителем языческого мира, и Каиафой — представителем иудейского мира. Сегодня Христос умрет, и смерть Его соединит навсегда оба мира. Уничтожит пропасть, разрушит стену. Христос прольет кровь за оба мира! И Его кровь объединит разрозненное человечество.

Пилат спрашиваете вине узника Иисуса. Прочтем Иоан. 18, 29 — 32. Они привели Иисуса к Пилату как злодея. Злодей — значит деятель зла. Какое же зло делал Иисус? Об этом и опрашивает их Пилат. Прочтем Марк. 15, 3 — 5. Но из всех многих обвинений были три обвинения очень определенные. Прочтем Лук. 23, 2:

а) Он развращает народ наш;

б) Он запрещает давать подать кесарю;

в) Он называет Себя Христом-царем.

Но о богохульстве ни слова, а ведь именно за это они сами присудили Его к смерти. Если бы они с таким обвинением против Христа пришли к Пилату — он просто прогнал бы их от себя. Богохульство его не интересовало.

В связи с этим стоит прочесть Деян. Ап. 18, 12 — 16. И здесь клевета на Иисуса, как и в Синедрионе. Он развращает народ! Разве это не клевета? Он запрещает давать подать кесарю! Разве это не клевета? Он называет себя царем (они хотели сказать: римским)! Разве это не клевета?

Пилат был умный человек. Он вое прекрасно понял. Он тонко вскрыл истинную причину всей их вражды и ненависти к Иисусу. Прочтем Матф. 27, 18. Зависть — мать клеветы!

Пилат прогнал бы их со всей их клеветой, но обвинение, что Христос называет себя царем, было таким, что пройти мимо него было нельзя. В этом вопросе он был обязан разобраться (Иоан. 18, 33 — 38). Христос внутри претории. Христос и Пилат вдвоем. Пилат — судья, Христос — подсудимый, связанный узник.

Но на самом деле: судья — Христос, Пилат — подсудимый и узник греха и порока.

Христос осветил Своим светом Пилата с ног до головы, как лучами Рентгена, и обнаружил все плохое и хорошее в нем.

1 Кто стоит перед Иисусом, на того падает Его свет и помазывает все хорошее и все плохое, что есть в человеке (Евр. 4, 12 — 13).

Вдвоем со Христом — чтобы проверить наше отношение к Нему! В нашем отношении к Нему — всё! Есть отношение вражды, равнодушия, любви, но любовь имеет ступени. Высшая ступень — отдача всего себя любимому!

Пилат оказался равнодушным ко Христу. Вражды у него не было и любви не было, но равнодушие было полное.

Члены Синедриона — образец вражды ко Христу.

А кружок апостолов — это образец любви ко Христу, но и образец неодинаковой любви ко Христу.

Пилат вдвоем со Христом. Беседа о Царстве Христа: Иоан. 18, 33; 18, 36; 18, 37.

Учение Xриста о Своем царстве очень ясное: оно — внутреннее, духовное, не территориальное. Христос говорит об этом царстве: Оно не от мира сего, не придет приметным образом (Лук. 17, 20 — 21). Оно — внутри человеческого сердца. Его признаки (Римл. 14, 17): праведность и мир и радость. Теперь нам будет понятно, почему его не наследуют враждующие, ссорящиеся, завистливые, гневающиеся, сеющие разногласия и распри, ненавидящие, бесчинствующие. Прочтем Галат. 5, 20 — 21. Потому что нельзя сохранить праведность, мир и радость, делая такие дела.

Пилат после общения со Христом пришел к выводу, что это кристально чистая личность, солнце без малейшего пятна, источник без малейшей мути. И выйдя к членам Синедриона и к народу, он заявил (Иоан. 18, 38-6): Я никакой вины не нахожу в Нем! Какое прекрасное свидетельство умного, образованного, проницательного язычника!

Никакой вины в Иисусе! Абсолютная чистота и непорочность! Таков наш Христос!

 

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: