БЛАГОДАТНАЯ ГОРНИЦА

«Настал же день опресноков, в который надлежало закалать пасхального агнца» (Ев. Лук. 22, 7). В этот день все благочестивые иудеи закалали пасхального агнца и вечером собирались вокруг него за пасхальной трапезой в своих домах.
Христос и Его ученики соблюдали также религиозные обычай своего народа и, как иудеи, должны были соблюсти и «день опресноков», а именно: заколоть пасхального агнца и собраться вокруг него для пасхальной трапезы. Но где собраться? Где устроить эту трапезу? Вифания, дом Марии, Марфы и Лазаря были бы самым подходящим местом для Христа и Его апостолов, чтобы разделить пасхальную трапезу. Но по иудейскому закону пасхального агнца можно было вкушать только в городе Иерусалиме. Но где найти Христу уголок во враждебно настроенном к Нему Иерусалиме?
Этот вопрос, без сомнения, тревожил апостолов Христа, тем более что «день опресноков» уже настал, а места для пасхальной трапезы еще не было. Но Сам Христос был совершенно спокоен. Он знал, что в Иерусалиме есть человек, который уже приготовил комнату в своем доме — «горницу, большую устланную» — для Него и Его учеников. И Он посылает Петра и Иоанна к этому таинственному незнакомцу, который показал им эту прославленную во всем христианском мире горницу. «Они пошли… и приготовили пасху».

Закланный агнец на столе; Христос и двенадцать апостолов возлежат вокруг стола; горница ярко освещена; сквозь ее окна видно небо, усеянное мириадами сияющих звезд. Но что это? Христос вдруг встает из-за стола и направляется к двери, где находилась умывальница и вода для омовения ног. В чем же дело? Апостолы упустили совершить обычай своей страны: омыть ноги, прежде чем приступить к трапезе. В споре между собой, кто из них должен почитаться большим, ни один из них не захотел взять на себя роль раба или слуги.

И вот Иисус снимает с Себя верхнюю одежду и, взяв полотенце, препоясывается; затем вливает воду в умывальницу и начинает умывать ноги ученикам и отирать полотенцем. Если бы я был художником, я написал бы четыре картины: на одной картине я изобразил бы нашего драгоценного Спасителя как плотника, то есть таким, каким Он был в Назарете; на второй картине я изобразил бы Христа препоясанным полотенцем и умывающим ноги Своим ученикам; на третьей картине я изобразил бы чело Христа в терновом венце; а на четвертой картине я нарисовал бы Христа в царственном венце, каким рисует Его последняя книга Библии — Книга Откровения.

Каждый из этих четырех образов Христа об очень многом говорит нашим сердцам. Образ Христа как назаретского плотника зовет пас к радостному исполнению наших повседневных обязанностей, нашего повседневного труда. Образ Христа, умывающего ноги ученикам, зовет нас к радостному служению нашим ближним. Образ Христа в терновом венце говорит нам о том, как велика Его любовь к нам. А образ Христа в царственном венце зовет нас к послушанию Ему и постоянному выполнению Его царственной воли.

Омовение ног окончено, и Христос снова за столом в кругу Своих апостолов. И здесь за столом мы видим чудесное зрелище: это Иоанн, возлежащий на груди Христа. Не зовет ли этот апостол, возлежащий на груди Учителя, всех нас, учеников и учениц Иисуса, к этому самому благословенному месту в нашей земной жизни? Об этом месте мы поем прекрасную песнь: «Мир, полный мир! Хоть зло вокруг кипит… но на груди Христовой мир царит…» А как необходим всем нам этот глубокий, как океан, мир!
Вечер, который провел Христос со Своими учениками в горнице, был прощальным вечером. Прощальные вечера — печальные вечера. Но в Иерусалимской горнице печаль прощания была пронизана ярким солнечным лучом обетования о ниспослании Духа Святого. «Не оставлю вас сиротами, приду к вам», — говорит Своим ученикам Христос (Ев. Иоан. 14, 18). И Он пришел к ним в Духе Святом, чтобы остаться с ними навеки. Не оставлены сиротами и мы. В Духе Святом пришел Христос и к нам, чтобы пребыть навеки с нами. Прощание в горнице превратилось в безразлучное общение учеников с Учителем. О, это благословенное общение со Христом в Духе Святом!

И вот пасхальная Вечеря окончена. Прощальные слова Иисуса сказаны и вошли, как драгоценные наставления, в сокровищницу Евангелия. После пасхальной Вечери Христос устанавливает новозаветную трапезу — Вечерю Господню. Ветхозаветная Пасха была установлена для воспоминания о спасении Израиля от физической смерти в земле Египетской. Вечерю Господню Христос установил в Своей Церкви для воспоминания о Его смерти, которая спасла нас от вечной духовной смерти.

Прочтем, как Христос установил Вечерю Господню: «Взяв хлеб и благодарив, преломил и подал им, говоря: сие есть тело Мое, которое за вас предается; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, говоря: сия чаша есть новый завет в Моей крови, которая за вас проливается». Хлеб и вино стали знаками воспоминания о смерти Христа и будут ими, доколе Он придет (1 Кор. 11, 26). А когда Он придет, что будет тогда с Вечерей Господней? Послушаем, что говорит Христос Своим ученикам в горнице: «Сказываю вам, что не буду пить от плода виноградного, доколе не придет Царствие Божие». Этими словами Христос говорит, что в Царствии Божием будет другая вечеря — нескончаемая вечеря Агнца. Во время этой нескончаемой вечери Агнца перед нами будет стоять во веки веков Христос, «как бы закланный» (Откр. 5, 6), в одежде, обагренной кровью (Откр. 19, 13). Горницей нашего общения со Христом будет «новое небо и новая земля». Сам Христос будет «Словом Божиим» (Откр. 19, 13). В этой вечной горнице Христос будет «хлебом жизни» и «вином радости» для всех Своих искупленных.

Мы все знаем слова Христа: «Лисицы имеют норы, и птицы небесные — гнезда; а Сын Человеческий не имеет, где приклонить голову» (Ев. Лук. 9, 58). Изучая земную жизнь нашего Господа Иисуса Христа, как она описана на страницах Евангелия, мы видим, что Христос много времени проводил на лоне природы. Горные вершины и пустынные места в долинах были излюбленными местами нашего Господа, где Он имел общение с Отцом. Свою замечательную Нагорную проповедь Он произнес на горе под лазурным безоблачным небом. Свои яркие притчи о Царствии Божием Он произнес с удивительной кафедры — с лодки, которая покачивалась на водах Геннисаретского озера. Он указывал на птиц, которые распевали свои песни на ветвях дерев, и на лилии полевые, которые красивым ковром покрывали поля Галилеи. Чудесная беседа Христа с самарянкой и благословенные наставления толпам народа — все это происходило под синим куполом неба.

Но Христос являл Свой чудный свет и в домах, в жилищах людей. Первое Свое чудо Он совершил в брачном чертоге в Кане Галилейской. Свое великое слово о рождении свыше Он сказал Никодиму в жилище, предоставленном Ему кем-то для ночлега. В доме Симона-фарисея Он дал новое сердце великой грешнице — Марии Магдалине. А в страстной четверг мы вспоминаем «горницу большую устланную», в которой Христос имел прощальный вечер со Своими апостолами и подарил Своей Церкви чудную заповедь хлебопреломления.

Где же обитает теперь наш Господь Иисус Христос? Небеса небес не могут вместить Его — так Он велик и достославен. Покинув нашу землю, Он занял престол Своей небесной славы. И вместе с тем мы слышим Его слова: «Се, стою у двери и стучу: если кто услышит голос Мой и отворит дверь, войду к нему и буду вечерять с ним и он со Мною» (Откр. 3, 20). Что же это за «дверь», в которую стучит наш Господь Иисус Христос? Это «дверь» нашего сердца. Христос, заняв наше сердце, превращает его в Свое жилище, в Свою «горницу», и вечеряет с нами, то есть дает нам Свое благословенное, полное самой глубокой радости общение.
Горница — это самая верхняя комната в доме. Что превращает наше сердце в «горницу», то есть что приближает наше сердце к горнему, к небесному, к Самому Христу? Это тройные крылья, которые поднимают нас ко Христу: крылья веры, крылья надежды и крылья любви. Но особенно любовь ко Христу сближает нас с Ним, поднимает наше сердце к Нему.

Что видим мы в Иерусалимской горнице, где Христос возлежит со Своими учениками? Мы видим, что горница большая, вместительная. Она вместила и Христа, и друзей Его, но и недруга Его — Иуду. Не все сердца детей Господних представляют из себя «большую горницу». Нам часто хочется, чтобы только Христос занимал наше сердце. Но не забудем, что Христос — не один; Он создал Церковь, и притом вечную Церковь, которую не одолеют «врата ада». В дни земной жизни нашего Господа Его Церковь была еще небольшая. Но сегодня ее членов невозможно сосчитать. Где сердца, которые способны вмещать Господа с Его Церковью? Будем помнить, что в Церкви Христа много весьма несовершенных членов. Несовершенных членов было много даже в апостольских церквах. Коринфской церкви апостол Павел писал: «Я не мог говорить с вами, братья, как с духовными, но как с плотскими» (1 Кор. 3, 1). Галатийским церквам апостол Павел писал: «О, несмысленные галаты! Кто прельстил вас не покоряться истине…» (Гал. 3, 1). Филиппинской церкви апостол Павел писал о многих верующих своего времени: «Все ищут своего, а не того, что угодно Иисусу Христу» (Филипп. 2, 21).

Апостол Павел вмещал в своем большом сердце всех, даже самых несовершенных, христиан. Он вмещал в своем любвеобильном сердце и плотских коринфян, и несмысленных галатов, и верующих, ищущих своего, а не того, что угодно Иисусу Христу. Сердце апостола Павла было большой горницей, в которой находили место даже самые несовершенные члены Церкви Христовой.
Кто превратил его сердце в такую большую горницу? Христос! Христос, Который вмещал в Своем сердце даже Своего предателя Иуду и оказывал ему Свою любовь до последнего момента.

Будем молиться, чтобы наши маленькие сердца Христос превратил в большие горницы.
Горница в Иерусалиме была устланной горницей, устланной красивыми коврами. Что может украшать наше сердце, нашу сердечную горницу? На этот вопрос апостол Павел отвечает в Филип. 2, 5; «В вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе». Лучшим украшением детей Божиих являются свойства Иисуса Христа, и особенно Его любовь, о которой наш Господь сказал, что если она будет в наших сердцах, то все узнают, что мы — Его ученики (Ев. Иоан. 13,34). Любовь — это самый красивый ковер нашей сердечной горницы. Будем стремиться к этому чудесному украшению наших сердец — к любви, которая «долготерпит, милосердствует, не завидует, не превозносится, не гордится, не бесчинствует, не ищет своего, не раздражается, не мыслит зла, не радуется неправде, а сорадуется истине; все покрывает, всему верит, всего надеется, все переносит…» (1 Кор. 13, 4 — 7). Украшена ли наша сердечная горница этими прекрасными свойствами любви — Христовой любви? Знаем ли мы, как подготовлялись жилища иудеев для празднования Пасхи? Ветхозаветная заповедь гласила: «Семь дней ешьте пресный хлеб: с самого первого дня уничтожьте квасное в домах ваших» (Исх.. 12, 15). «Квасное», то есть закваска была образом греха и нечистоты. С величайшей тщательностью очищались жилища израильтян от «квасного». С такой же тщательностью была убрана и горница в Иерусалиме,. в которой Христос совершил Пасху с Своими учениками.

А как обстоит дело с горницей нашего сердца? Наши сердца должны сиять чистотой и святостью Христа! Но это идеал, высокий, прекрасный идеал, а жизнь наша показывает, что в сердцах наших еще много «квасного», еще много греховной закваски и особенно «закваски фарисейской» — гордости, довольства собой, нашего большого «я», ищущего своего.

Христос призывает нас к чистоте сердца. Он говорит: «блаженны чистые сердцем». Будем чаще осматривать нашу сердечную горницу; будем испытывать, какая нечистота гнездится в нашей сердечной горнице. И пусть всякий грех станет нам ненавистным. Пусть возрастает в нас любовь ко Христу, но пусть возрастает в нас и ненависть ко греху!

В горнице Иерусалимской все говорило о Голгофе: и агнец закланный, и хлеб, и чаша с вином, и беседа Христа с учениками, и заповедь хлебопреломления, данная здесь Христом Своей Церкви на земле, — все в горнице говорило о кресте Голгофы, об Агнце Божием, о Его ранах и Его крови.

Пусть и наша сердечная горница будет полна воспоминаний о том, что совершил Христос для нашего спасения на Голгофе. Пусть неумолчно звучит в наших сердцах песнь хвалы Агнцу Божию — Иисусу Христу, закланному за грехи наши.
Повествуя о пасхальной трапезе в Иерусалимской горнице, Евангелие говорит нам и о тайном друге, и о тайном враге Христа. О тайном друге Христа в Иерусалиме Евангелие повествует: «И посылает двух из учеников Своих и говорит им: пойдите в город и встретится вам человек, несущий кувшин воды; последуйте за ним. И куда он войдет, скажите хозяину дома того: «Учитель говорит: где комната, в которой бы Мне есть пасху с учениками Моими?» И он покажет вам горницу…» Не будем гадать, кто этот безымянный хозяин горницы, в которой была совершена первая Вечеря Господня. Но будем радоваться, что это был искренний друг Христа, хотя и тайный. Хозяин горницы был таким же тайным другом Христа, как и хозяин осла, на котором Христос так торжественно вошел в Иерусалим.

Обычно тайные друзья Иисуса встречаются там, где царит атмосфера ненависти ко Христу. Так было и в Иерусалиме — этом центре фарисеев и книжников, с великой ненавистью относившихся ко Христу. Пусть будут нам дороги и близки как открытые последователи Христа, так и тайные ученики Его.

Но у Христа есть и тайные враги. Таким тайным врагом Христа был Иуда — один из двенадцати апостолов. Он так скрывал свою вражду ко Христу, что все апостолы были удивлены, когда услышали из уст Учителя слова: «Истинно говорю вам, один из вас, ядущий со Мною, предаст Меня» (Ев. Марк. 14, 18).

В Иерусалимской горнице Христос озарен лучами божественного всеведения. Он знал, что в момент прибытия в Иерусалим двух Его апостолов им встретится «человек, несущий кувшин воды». Он знал, что хозяин дома покажет Его ученикам «горницу большую, устланную, готовую». Точно так же засияло всеведение Христа перед Его торжественным входом в Иерусалим, когда Он, может быть, тем же двум апостолам сказал, что при входе в селение они найдут «привязанного» осла, на которого никто из людей не садился (Ев. Марк. 11, 1 — 2). Закрытое накрепко для окружающих людей сердце предателя Иуды было настежь открыто для всевидящих очей Христа. Вот какого Господа мы имеем в лице Христа: всевидящего и всезнающего!
То, что хозяин осла и хозяин горницы с такой готовностью предоставили Иисусу Христу то, в чем Он так нуждался, — говорит о том, что Христос очаровал их сердца Своей божественной красотой. Если мы очарованы Христом, то мы все отдадим Ему, нам ничего не будет жаль для Него.

В Иерусалимской горнице мы видим глубокое самоиспытание учеников Христа. Когда Иисус сказал им, что один из них предаст Его, то они «опечалились и стали говорить Ему, один за другим: не я ли? И другой: не я ли?» Они не стали показывать Христу пальцем на других, а каждый из них устремил свой взор на свое собственное сердце: не я ли виновник пред Господом?
Вот это постоянное глубокое самоиспытание необходимо каждому чаду Божьему. Три вопроса помогут нам при нашем самоиспытании: 1) какова моя любовь ко Христу, то есть люблю ли я Его всем сердцем, всею душой, всем разумением и всею крепостью? 2) не встало ли что-либо между Христом и мной? будь то человек или какое-либо земное сокровище; 3) какой грех появился в моем сердце или в моей жизни, который печалит моего Спасителя?

Хозяин Иерусалимской горницы был безымянным другом Христа, но на Тайной вечере мы его не видим, поскольку он не принадлежал к кругу Его апостолов. Но можно не сомневаться, что в день Пятидесятницы, в этой же горнице, он был исполнен вместе с апостолами силой свыше, силой Духа Святого.

Когда я в Париже стоял у знаменитой могилы «Неизвестного солдата», я думал: сколько в воинстве Христа неизвестных солдат. Сколько у Него безымянных друзей, сердца которых бьются беспредельной любовью к Нему и через которых много было сделано и еще будет сделано для славы Христа!

Как дорога Иерусалимская горница всем христианам мира! Чем-то родным и близким веет от нее, как будто мы сами возлежали в ней с нашим Господом. Много существует прекраснейших храмов и соборов на земле, поражающих своей грандиозностью, красотой и роскошью, но эта благодатная горница в Иерусалиме для истинных христиан дороже всех соборов мира.
Нам будет полезно еще раз остановиться на некоторых событиях, связанных с этой горницей. Возьмем омовение ног. Какой урок смирения в этом деле Христа! Ведь омовение ног на востоке было делом рабов. И вот в горнице Иерусалима мы видим особенно яркое осуществление слов послания к Филиппшцам 2, 7: «(Христос) уничижил Себя Самого, приняв образ раба…» Как важно всем нам исполняться смирением Христа. Будем помнить, что смирение — это лучшее украшение каждого христианина и каждой христианки.

Омовение Христом пыльных ног апостолов должно говорить нам, верующим, о готовности Христа ежедневно омывать наши пыльные ноги, то есть омывать наши повседневные согрешения, но не водою, а кровью Голгофы. Мы все нуждаемся в этом ежедневном очищении.

Вспомним еще раз Иуду. Ему Христос на Тайной Вечере дал еще одну возможность для покаяния. Иуда — это образец человека, похулившего Духа Святого. Фарисеи и книжники в дни Христа были близки к совершению этого греха. Иуда совершил его. Сколько любви оказал ему Христос, но она не тронула его сердца. Сколько Солнце правды — Христос излил Своих божественных лучей в мрачное сердце Иуды, но они не растопили льда его души. И здесь, в горнице, Христос омывает и ему ноги, аза трапезой еще раз указывает ему на пропасть, на краю которой он стоял. Некоторые, может быть, склонны оправдывать грех Иуды, говоря: без предательства Иуды не было бы Голгофы. Но это не так: Христос ради нашего спасения Сам отдал бы Себя в руки врагов. Иуда и на Тайной Вечере не был тронут любовью Христа. Из его очей не полились слезы покаяния, как они полились из очей Петра, когда он отрекся от своего Учителя. Наоборот: после обличения Христа Иуда встал и тотчас вышел; он спешил совершить свой грех — предать Христа (Ев. Иоан. 13, 30). Вот пример хулы на Духа Святого!

В благодатной горнице Христос имел большую прощальную беседу с учениками. Все верующие должны хорошо знать ее и особенно все то, что Христос сказал о Духе Святом в этой беседе. Он сказал, что Дух Святой придет, что Он пошлет Его как бы взамен Себя; что Он будет для Его учеников тем же Обличителем, тем же Учителем и Наставником, тем же Утешителем, то есть всем тем, чем был Христос Сам для Своих учеников во время Своей жизни на земле. Обратим наше особое внимание на эти слова Христа о Духе Святом, и особенно на слова: «Он прославит Меня» (Ев. Иоан. 16, 14).

Пусть в Иерусалимской горнице Дух Святой особенно станет дорог нашим сердцам. Ведь можно не сомневаться, что в день Пятидесятницы ученики Христа были собраны именно в этой же самой горнице, чтобы стать свидетелями исполнения драгоценного обетования своего Учителя о пришествии Духа Святого на землю.

Как мало мы уделяем внимания Духу Святому в нашей христианской жизни. А между тем Дух Святой — это образ ипостаси Христа, это как бы незримый Христос в нашем сердце и в нашей жизни. Дух Святой — это наша сила, это наш огонь, это наша чистота и святость, без которой мы не увидим Господа. Нашей постоянной задачей является: исполняться Им каждый день!
Закончим нашу беседу о благодатной горнице в Иерусалиме кратким размышлением о Вечере Господней, совершенной в ней Самим Христом. Здесь, в этой горнице, простой хлеб и обыкновенное вино Христос сделал знаками воспоминания о Своих страданиях и смерти на Голгофе. Основной истиной Евангелия является истина, что Христос пострадал и умер за наши грехи. И об этой основной истине Евангелия говорят нам хлеб и вино во время Трапезы Господней. Хлеб и вино — это как бы Евангелие в самом сжатом виде и в весьма наглядном образе. Не удивительно, что на одре смерти дети Божий легче всего воспринимают проповедь «хлеба» и «чаши с вином» об искупительной жертве Христа на Голгофе.

Будем благодарны нашему Господу Иисусу Христу за Его заповедь хлебопреломления и за эти простые знаки — хлеб и вино, возвещающие нам о нашем искуплении страданием и смертью Христа. Но этим глубокое значение Трапезы Господней еще не исчерпывается. Слово Божие говорит, что, с одной стороны, хлебопреломление соединяет нас, верующих, со Христом и Его жертвой на Голгофе, а с другой стороны, хлебопреломление соединяет нас друг с другом. Об этом двойном единстве в хлебопреломлении — единстве со Христом и единстве друг с другом — очень ясно говорит апостол Павел в 1 Кор. 10, 16 — 17: «Чаша благословения, которую благословляем, не есть ли приобщение Крови Христовой? Хлеб, который преломляем, не есть ли приобщение Тела Христова? Один хлеб, и мы многие одно тело; ибо все причащаемся от одного хлеба». Слово Божие говорит также, что хлебопреломление является возвещением о смерти Христа. Мы читаем в 1 Кор. 11, 26: «Всякий раз, когда вы едите хлеб сей и пьете чашу сию, смерть Господню возвещаете, доколе Он придет». Слова «доколе Он придет» говорят о том, что хлебопреломление должно совершаться в церквах Христовых на земле до дня пришествия Христа.

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: