Даниил

«Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского и вином, какое пьет царь, и потому просил начальника евнухов о том, чтобы не оскверняться ему. Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов; и начальник евнухов сказал Даниилу: боюсь я господина моего, царя, который сам назначил вам пищу и питье; если он увидит лица ваши худощавее, нежели у отроков, сверстников ваших, то вы сделаете голову мою виновною перед царем. Тогда сказал Даниил Амелсару, которого начальник евнухов приставил к Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарин: сделай опыт над рабами твоими в течение десяти дней; пусть дают нам. в пищу овощи и воду для питья; и потом пусть явятся перед тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как. увидишь. Он послушался их, в этом и испытывал их десять дней. По истечении же десяти дней лица их оказались красивее, и телом они были полнее всех тех отроков, которые питались царскими яствами. Тогда Амелсар брал их кушанье и вино для питья и давал им овощи. И даровал Бог четырем сим отрокам знание и разумение всякой книги и мудрости, а Даниилу еще даровал разуметь и всякие видения и сны. По окончании тех дней, когда царь приказал представить их, начальник евнухов представил их Навуходоносору. И царь говорил с ними, и из всех [отроков! не нашлось подобных Даниилу, Анании, Мисаилу и Азарин, и стали они служить пред царем. И во всяком деле мудрого уразумения, о чем ни спрашивал их царь, он находил их в десять раз выше всех тайноведцев и волхвов, какие были во всем царстве его» (Даниил 1:8-20).

В жизни веры детей Божиих есть множество вопросов великой важности, как, например: каково твое положение пред Богом, твое отношение к Нему, к Сыну Божию и к Духу Святому? Каково твое отношение к твоим братьям во Христе и ко всему Телу Господню? Также очень важно, как ты относишься к тем, которые вне, и т.д. Но один из величайших и важнейших из всех вопросов, от начала и до конца каждой жизни веры, будет следующий: как ты относишься ко греху? Некоторые из святых Божиих совсем порвали с грехом в тот день, когда Бог возродил их к живой надежде вечной жизни, и их жизнь стала светлой и благословенной как для них самих, так и для окружающих их. Бог благословил их, и они, в свою очередь, сделались благословением для всех, с которыми Бог дал им встретиться. Другие начали хорошо, потому что Бог всегда начинает с нами очень хорошо, но они очень скоро открыли только что закрывшиеся двери для лежащего перед нами греха. Он влек сначала, может быть, невидимо для других, и следовала печальная, все более темневшая жизнь, причинявшая им и другим многие скорби. Могли бы быть написаны объемистые книги о последних, если бы мы хотели описать совершенно вкратце и в нескольких чертах жизнь тех, которые встретились нам или которые проживают пред нашими глазами свою нечистую жизнь. Ведь у некоторых дело заходит так далеко, что они начинают любить свой грех, не могут жить без него и делаются рабами греха. Поэтому действительно уместно спросить: как же относимся мы ко греху — ты, я, каждый единичный среди нас? Как приятно, как живительно видеть дитя Божие, идущее незапятнанным через этот мир! В Данииле, будущем пророке, Господь представляет нам одного из таких детей Своих, который с первого начала принял своим принципом не оскверняться. Мы хорошо сделаем, если и сами последуем за ним и посмотрим, какая славная жизнь построилась на этом принципе.

Таким образом, Даниил стоит перед нами с решением не оскверняться. Хорошо, подойдем к этому ближе и рассмотрим

Решение Даниила

Заметьте, это самая первая черта, которую мы имеем перед собой из жизни Даниила. Однако как драгоценно, что мы сразу можем сказать, что это и осталось главной чертой всей его жизни от начала до конца. Иные, конечно, вступают с подобным решением в жизнь, но проходит немного времени, и чистота их сердца ушла. Грех, похоть, протягивает свои грязные нити сначала через их мысли и представления. Первый случай практически насладиться им не избегается, и скоро они делаются полем, на котором день и ночь продолжается посев и жатва нечистого. Слава Богу, у Даниила чистота сердца стояла на непоколебимой почве, и, вероятно, чрез него она тотчас сделалась главной чертой трех друзей его. Всегда, когда я читаю это первое сообщение о нем, предо мною как бы стоит первый библейский юношеский кружок, в котором председательствовал Даниил. Их устав не был разработан в длину и ширину, он заключал только один параграф: «Мы положили в сердца наши не оскверняться!» О, как я советовал бы всем юношеским и девичьим кружкам сделать этот устав их уставом и хорошо изучить тот первый вавилонский кружок!

Однако, о мои братья и сестры, кто бы вы ни были, молодые ли, старые, чистота сердца и жизни должна быть тоже и вашей первой и главной чертой жизни. Если вам недостает этой черты, то вы не можете свободно поднять глаза ваши ни перед вашим Отцом на небесах, ни перед церковью, ни даже перед теми, которые вне. Вся ценность, вся красота, вся годность и всякая надежда достигнуть славной цели Божией утрачена, если у чада Божия отсутствует чистота сердца и оно не старается возвратиться к ней. Поэтому моя просьба обращена особенно к вам, вы, молодые члены Тела Христова, вы, которые недавно омылись Кровию Христовой и преданы Ему в собственность, не будьте небрежны, не будьте равнодушны, пусть никто и ничто не соблазнит вас — хотя бы только в мыслях дать место греху: ваше блаженство продлится столько, сколько продолжится ваша невинность. Сохраняйте вашу совесть, не давайте лечь на нее первому пятну; если оно никогда не появится, то вы в великой радости будете проходить ваш жизненный путь. Если же вы сознаете, что вы каким-либо образом нарушили прекрасную белизну ваших одежд спасения, то спешите без промедления к Иисусу и не уходите от лица Его, пока все не будет восстановлено так, как было в тот день, когда Он простил все ваши грехи. Дорожите, как бы не дойти до того состояния, в котором находятся иные забывшие об очищении прежних грехов своих.

Да будет чистота сердец ваших первой и главной чертой всей вашей жизни веры, и вы будете все более преуспевать в благодати и сделаетесь украшением учения Господа нашего Иисуса Христа.

Даниил желал не оскверняться, и притом в совершенно маловажных вещах. Там сказано: «яствами со стола царского и вином, которое пьет царь» (ст. 8). Дело было в воздержании от различных кушаний и напитков, которые запрещались израильским обрядовым законом. Бог простил бы упущение таких предписаний, если бы не было никакого иного выхода, потому что они были скорее иносказательными и подразумевали воздержание сердца. Также они не заключали в себе нравственных преступлений ни против Бога, ни против ближнего. Но здесь мы видим то драгоценное, что Даниил и его друзья хотели и в этом стоять верно на стороне Божией. Они не приняли ложной свободы порассуждать о Божиих заповедях, малы или велики они. Для них было свято, что Он заповедал, что бы это ни было. Всегда будет великим вопросом, верны ли мы в малом, имеем ли мы нежное сердце по отношению к Отцу, не хотим ли причинить Ему боли в малейшем и не хотим ли допустить подняться у нас даже тени непослушания против Него. Потому совершенно верно: кто в малом верен по отношению к своему Богу, тот еще гораздо более будет верен в великом. И каждый может быть уверен: кто выдержит здесь испытание перед Богом, тот узнает, что его Отец вскоре доверит ему большее, как вы можете наглядно видеть на Данииле и трех его друзьях. Поэтому приноси, дорогое дитя Божие, все, даже самые ничтожные вещи, в соотношение с твоим Богом, делай это ежедневно, во всем сдавай угодный Ему экзамен, и ты никогда не раскаешься. И когда ты привыкнешь к этому, тогда повиновение Ему будет твоим блаженством, твоей пищей и питьем.

Какое это печальное явление в наши лаодикийские дни: те, которые уже прошли через тесные врата покаяния, вскоре свернули и не желают идти тем узким путем, который лежит перед ними; они нашли предшественников на пути плотской свободы и присоединились к ним. Для них ничего не значит легкомысленное слово, неправда; ложь для них — мелочь, лишь бы только она была хорошо прикрыта, о шутке со святыми предметами не стоит даже говорить. Поэтому они не хотят иметь никакого дела с серьезными, верными детьми Божиими и охотно уклоняются от них. Каждое слово любви, призывающее их ко Христу, обременяет их, и, как только оно раздастся, их сердце и ухо оказываются закрытыми. Дело у них идет все глубже в грех. Об этом времени апостол Павел писал так: «Ибо будет время, когда здравого учения принимать не будут, но по своим прихотям будут избирать себе учителей, которые льстили бы слуху; и от истины отвратят слух» (2 Тим. 4:3-4).

Ах, как многие на пути своем в малом бывают неверны Богу, они уподобляются людям, которые привыкли жить в нечистоте и в конце концов даже не чувствуют себя при этом плохо. Какой противоположностью этому был Даниил со своими друзьями!

«Не оскверняться» было решением Даниила — и это в таком затруднительном положении! Остановимся на одно мгновение и бросим взгляд на положение этих молодых людей. Кто был Даниил и его три друга? Они были военнопленные, уведенные далеко от своей родины. Здесь они находились среди язычников, которые не знали Бога. Но самое ужасное было то, что они находились во власти страшного тирана, который не признавал прав никакого человека, даже и в смысле его отношения к Богу. Воля царя, и только она одна, должна была быть законом для каждого из его подданных.

Особенно ярко проявился его жестокий деспотизм, когда он повелел сделать золотого истукана, которому должны были поклоняться все без исключения. Из всех вельмож и князей царя только три друга Даниила отказались сделать это. Царю донесли об этом; он так разгневался, что «вид лица его изменился на Седраха, Мисаха и Авденаго», и он повелел воинам связать их и бросить в печь, раскаленную в семь раз сильнее того, как обыкновенно разжигают ее (ст. 19-20). И это только за то, что юноши жили по своей вере! Не исполнить, обойти как-нибудь приказание такого тирана значило подвергнуть себя смертельной опасности.

В наши дни нам ничто такое не грозит. Нам легко жить чисто и свято. Все зависит только от нас самих. Никто нас ни к чему не принуждает, не заставляет ни от чего отказаться. Наоборот, некоторые из нас живут среди людей, которые и сами стремятся жить по Божиим законам. Как же в таком случае должны были бы они светить, как сиять, послушные Отцу до самых мелочей жизни!

Случается действительно и так, что мы бываем окружены людьми, жизненный элемент которых — грех, которые ненавидят нас и имеют притом власть над нами; наше нежелание жить, как они, возмущает сердце их. Что же тут нам делать? Уступить? Отказаться от своей веры?

Даниил и друзья его показывают, что даже и в том опасном положении, в котором они были и которое в настоящее время представить себе трудно, возможно остаться чистым среди нечистых. Можно остаться далеким от всех предложений, всех наслаждений, но это при одном только условии, при котором и эти отроки остались далекими от всего греха, окружавшего их в Вавилоне. Это условие — быть в тесном общении с Господом. Мы знаем, что те четыре действительно устояли. Как же Господь помог им? И хотим ли мы сами остаться чистыми?

Пойдем же дальше и посмотрим,

Как поступил Даниил, чтобы остаться чистым

О, каким примером может он послужить нам в этом отношении!

Прежде всего мы находим, что Даниил положил этому основание в сердце своем. Мы читаем так: «Даниил положил в сердце своем не оскверняться яствами со стола царского, и вином, которое пьет царь» (ст. 8). Мог ли он избрать более верный путь? Он именно «положил в сердце», а не только рассудком понял, что хорошо сохранять себя незапятнанным во всех отношениях. Рассудок бессилен удержать человека от зла, если сердцем он влечется к нему. Но из сердца ли исходит все то, что оскверняет человека (Мф. 15:19-20)? Только тогда, когда мы в глубине сердца стоим на стороне Божией, — только тогда мы на верном пути и можем установить правильное отношение ко всему, что касается нас.

Там, в глубине сердца, у Даниила было твердое решение: «Ничто нечистое не должно запятнать мое сердце и мое хождение здесь, в языческой стране, среди тех, которые не знают Бога». Бог всегда смотрит на сердце: каковы мы там, таковы мы в действительности. Блажен, кто в сердце так настроен! Он примет от Господа благодать на благодать, и сердце его будет все более укрепляться благодатью (Евр. 13:9). Удивительно ли, что любвеобильная улыбка Бога сопровождала Даниила всю жизнь и он постоянно слышал в свой адрес: «муж желаний» (Дан. 9:23; 10:11,19)?

Где в сердце обстоит так, как у Даниила, там не может возникнуть такой мысли: «А, ничего, эти люди ведь язычники, они не понимают, каково должно быть дитя Божие! Ничего не значит, если иной раз ты поступишь и не по заповеди Божией; и братья твои не здесь, никто не наблюдает за тобой».

К сожалению, еще многие не живут перед Богом: все их христианство состоит во внешнем, перед людьми, ничто в нем не является делом сердца. Где дело обстоит так, там сердце лукаво.

Как же стоишь ты, дорогой читатель, в этом отношении? Высказалось ли то же и из твоего сердца, когда апостол сказал: «Очистим себя от всякой скверны плоти и духа, совершая святыню в страхе Божием» (2 Кор. 7:1)? Твердо ли в твоем сердце стоит: чего бы это ни стоило, я хочу остаться чистым. Если да, если ты в сердце останешься чистым, то, без сомнения, и снаружи ты в действительности останешься чистым. От-вергнись от каждой нечистоты, и если обнаружишь какое-либо пятнышко, то очистись, прежде нежели дочитаешь до конца эти строки: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5:8).

Далее. Так как чистота Даниила касалась еще и других, он должен был сделать еще один шаг. Посмотрите, как он старается просьбами и любезностью приобрести тех, которые имели власть над ним и над его друзьями. Существуют некоторые очень сомнительные святые, которые, когда видят, что имеющие власть готовы принудить их поступать вопреки Богу, выступают с упрямством и даже делаются дерзкими в ответах. Эти бедняки очень далеки от того, чтобы сохранить себя от осквернения, потому что они находятся в осквернении еще прежде, нежели те сделают что-либо для того, чтобы принудить их: они оскверняются своим грубым поведением. Здесь мы читаем о Данииле, как он идет к начальнику евнухов и кладет ему на сердце дело свое (1:9,10), затем он идет к надзирателю, который должен был столовать их. Этому он делает разумное предложение: «Сделай опыт над рабами своими: в течение десяти дней пусть дают нам в пищу овощи и воду для питья. И потом пусть явятся пред тобою лица наши и лица тех отроков, которые питаются царскою пищею, и затем поступай с рабами твоими, как увидишь» (ст. 12,13). Какое признание власти своих начальников, какое нежное приближение к ним заключается в его поступке: там нет и тени вызова. И, с другой стороны, какое открытое упование на Бога — что Он даст им при овощах и воде лучшее преуспеяние, нежели тем, которые будут питаться с царского стола. Это истинное свидетельство, какое Бог хочет иметь от Своих детей: кротость по отношению к людям и непоколебимое упование на Бога (Флп. 4:4-5).

О, как многое могло бы совершаться в любви, без того чтобы вступать с людьми в распри или споры, и прежде всего с теми, которые имеют власть над нами! Если бы мы только стояли перед ними под руководством Духа Святого! Когда же они уже уязвлены нами, когда они вызваны нашим ветхим человеком и не видят в нас ничего от нового человека, когда мы после этого пострадаем чрез них, то мы уже страдаем не за Христа, как, может быть, воображаем, но за нашу несвятость и дерзость. Тридцать лет тому назад или более мне выпала задача посетить большое число сосланных братьев на Кавказе, чтобы принести им утешение и поддержку; я мог слышать от некоторых, как они исповедовали свою веру пред судом и перед единичными чиновниками и прославили Господа. Но там были и другие, которые употребляли очень дерзкие слова и еще там, в ссылке, торжествовали, что им удалось наговорить своим противникам жестких колкостей.

«Дорогие друзья, — должен был я сказать иным, — вы отнюдь не страдаете за вашего Господа или за вашу праведность, но вы страдаете за ваш язык и за ваше нехорошее поведение».

Братья мои и сестры, если вы хотите остаться чистыми и потому страдаете, будьте нежны, кротки и любезны даже и с теми, которые огорчают вас, со всеми, кто не понимает вас или не хочет понять. Не вызывайте никогда их на ссору жестокими словами или обхождением, которое говорит: «Я более святой, чем ты».

Рассмотрим же еще, что было следствием этого решения Даниила

Первым следствием было то, что Господь остался в тесном общении со всеми четырьмя отроками, — какое драгоценное приобретение во всех обстоятельствах жизни, особенно же в том, в котором были они! Господь ведь был с ними, когда они были приведены в Вавилон, потому что иначе они не имели бы желания остаться чистыми. Все, которые живут без такой жажды, могут быть вполне уверены, что они далеки от Него и Он не может быть с ними. Подумайте только, как Сын Божий говорит о Себе и об Отце! «Отец, — так исповедует Он перед иудеями, — не оставил Меня одного, ибо Я всегда желаю то, что Ему угодно» (Ин. 8:29). Не значат ли эти слова, что если бы каким-либо образом было возможно, чтобы Сын Божий сделал что-нибудь не угодное Отцу, то Он оставил бы Его одного? И вот в горячем стремлении Даниила и его друзей остаться чистыми заключалась жажда, чтобы Господь, Который был с ними, и остался бы с ними и у них в будущем, — и они достигли этого: вся жизнь их свидетельствует о том. Да, ничто не может разлучить нас с Богом и Его любовью. Так говорит и апостол, напоминая прежде всего тягчайшие страдания, могущие прийти на нас от мира (Рим. 8:35-36), а затем и те страдания, которые могли бы причинить нам сверхъестественные силы (Рим. 8:38-39). Но вот одно, что без всякого сомнения может привести нас к разделению, — это нечистота, грех, отделяющие нас от Бога (Ис. 59:2). Если мы терпим в себе нечистоту, какого бы рода она ни была, тогда, значит, мы не любим Бога и Он перестает быть нашим союзником.

Мы совершенно не можем себе представить, как ужасно и невыносимо было бы этим молодым иудеям там, в чужой стране, вдали от родины, от своих, вдали от святилища, среди врагов, — находиться еще и вдали от своего Бога. Он был единственным сокровищем, которое еще осталось у них и не могло быть у них отнято, если только они сами не повернулись к Нему спиной.

Но не менее ли печально для чада Божия и в наши дни стоять вне общения с Тем, Который возлюбил нас и омыл от грехов наших Своею Кровью и Который, что касается Его, с нами во все дни до скончания века? И все-таки, все-таки многие из детей Его живут без Него. Что за причина? Между ними и их Господом находится нечистота, и это уже из года в год, и каждый новый день прибавляет к ней новую. Не обольщайте себя жалким утешением: «Слава Богу, все обстоит хорошо!» — если жизнь ваша не святая жизнь, ибо «если мы говорим, что имеем общение с Ним, а ходим во тьме, то лжем и не поступаем по истине» (1 Ин. 1:6). Чистота и святость есть почва непрерывного общения с Ним.

Другим следствием было то, что Бог дал Даниилу милость в глазах тех, которые имели власть над ним: «Бог даровал Даниилу милость и благорасположение начальника евнухов» (ст. 9). Тот, перед которым он в ином случае должен был трепетать, сделался благорасположенным к нему. Мы, дети Божий, должны бы всегда, обращаясь с неверующими, иметь в виду цель приобресть их сердца. Мы совершенно не годны быть орудием нашего Господа, если люди должны привлекать и приобретать нас. Сами же мы можем приобретать и привлекать к себе людей только любезностью, кротостью и любовью в словах и делах. Это ключи, которые открывают сердца. Иные вовсе не могут иначе говорить о своем Господе, как подходя к ним с упреками и споря. Так они часто расходятся с ними, не дав им ни кусочка истинного хлеба жизни. Часто они даже сделали все, чтобы так замкнуть их сердце, что никто другой, даже с истинной любовью Христовой, не может подойти к ним. Как ужасна должна быть однако мысль: я ожесточил сердце того мужчины или той женщины, и что, если он (она) погибнет?

Но не странно ли это: «Бог даровал Даниилу милость» перед языческим чиновником? Не кажется ли нам обычно, что дитя Божие нуждается в милости только перед своим Богом и Искупителем? И все-таки написано: «Когда Господу угодны пути человека, Он и врагов его примиряет с ним» (Пр. 16:7). Но дети Божий никогда не должны иметь врагов по своей вине, и если они встречаются с такими, которые враждебны им без причины, то они должны стараться приобрести их с любовью, и даже если они не достигнут этого, продолжать их любить. Есть такой чудный стих, который в этом отношении должен был бы сказать нам многое, очень многое. Он гласит: «Иисус же преуспевал в премудрости и возрасте и в любви у Бога и человеков» (Лк. 2:52). Это означает, что не только Бог, но и люди чем далее, тем более любили Его, и последние делались все дружелюбнее к Нему. Так должно быть у нас, потому что так было некогда у первой Церкви Божией, о которой сказано: «народ прославлял их» (Деян. 5:13).

Как велико было то, что принесли эти четыре чада Божия в Вавилон! Этот деспотический царь многократно получал неизгладимые свидетельства об истинном Боге через них (Дан. 2:46-47); мудрецы и ученые всей страны узнали, что есть Бог, творящий чудеса, обнаруживающий тайны; однажды они узнали, что жизнь их всех была спасена через связь Даниила со своим Богом. И еще сегодня, как и в протекших веках, из числа верующих богословов многие держатся мнения, что те мудрецы с востока, которые пришли поклониться Господу вскоре после Его рождения (Мф. 2:1), были последователями тех мудрецов, которые некогда приняли свидетельство Даниила и его друзей. Какое благословение, продолжающее действовать 500 — 600 лет через чистое, святое свидетельство! Дети Божий, будьте чисты сердцем, и такая же благодать будет сопровождать вас.

Взгляните, наконец, еще раз на этих верных детей Божиих и обратите внимание, какие потоки благодати получили они сами. Посмотрите только, как почтил их Бог, как они привлекаются ко всему большому делу и везде являются полезными работниками, посмотрите, как зависть и хитрость их врагов ничего не может совершить против них. Бог проводит их блестяще через все опасности. Он совершает для них невиданные чудеса. Каким благословением становятся они для всей страны, в которой они были все же только чужестранцами! Взгляните на удивительные откровения, которые Бог дал даже одному Даниилу. Сколько света вышло от них для Израиля, для нас и для всего мира в течение столетий и будет исходить дальше, до дня пришествия Господня! Две с половиной тысячи лет прошло с тех пор, как их уже нет, и, хотя они умерли, они все же говорят светом своих откровений, своей жизнью, прожитой здесь, и их хождением в чистоте сердца. И все это было возможно только потому, что основная черта их сердца от начала до конца была — не оскверняться.

О, будьте уверены, Бог никогда не вливает Свои чистые воды в нечистые сосуды! Если вы любите нечистое, несвятое и грех — оставайтесь в этом, любите все это более, нежели слово Господне, предпочитая сохранить ваше нечистое, несвятое, плотское скорее, чем повиноваться слову; любите эту нечистоту более, нежели братскую любовь, нежели общение святых, пребывайте жестокосердными к тем, кто, по вашему мнению, оскорбил вас, и потому противьтесь примирению с ними; любите грех более, нежели трапезу Господню, охотнее поворачивайте спину этой трапезе, чем греху, ради которого вы считаете себя недостойными приближаться к ней; любите черное и мерзкое более, нежели блаженное общение с Отцом и Сыном и Духом Святым, ходя дни и недели, ничуть не беспокоясь без этого общения, — но знайте, что тогда вы закроете для себя двери ко всем благословениям Божиим, которые пришли на тех четырех. И то, что, по-вашему, вы имеете, будет взято от вас. Поэтому лучше для каждого чада Божия порвать еще сегодня с каждым, даже малейшим осознанным грехом, выбросить из храма Господня всякий мусор и сделаться чистым сердцем, потому что тогда приходишь к новому свету, новым откровениям, новым силам и потокам благодати Божией, которые изольются на нас и через нас на всех окружающих нас.

Зов любви Доброго Пастыря

Слышали вы что-нибудь о Добром Пастыре? Видели вы счастливых людей, которые говорят: «Господь — Пастырь мой»? Не звучали еще для вас дивными глаголами Его собственные слова: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас»? Тут вы слышите Его Самого, Его приглашение. Оно так чудно, потому что всех включает и никого не исключает. Оно потому так чудно, что и ныне имеет силу, как и тогда, когда оно было провозглашено, потому что оно обещает и дает то же, что дало и тогда, когда было высказано: «Придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас». Миллионы людей уже услышали это приглашение, приняли его, получив мир и радость, покой и жизнь вечную.

И вы все услышали теперь это приглашение. Вы все приглашены Им Самим, но что сделали некоторые из вас с этим приглашением? Они, быть может, сделали то, что и я некогда сделал: я взял и выучил наизусть: «придите ко Мне, все труждающиеся и обремененные, и Я успокою вас», — и был вполне уверен, что сделал этим угодное Ему. Но после многих лет Он снял с меня покрывало. «Ах, да ведь это было приглашение! Он звал меня, — подумал я, — а я не пошел». И многие делают это по сию минуту. Да даст Господь, чтобы открылись глаза и у вас, и вы получите то, что Он обещает.

Послушаем, как звучит Его чудное приглашение: «Придите ко Мне». Остановимся на первом слове: «ПРИДИТЕ». Что это значит? Дорогие, в этом — Евангелие, радостная весть. Она не повелевает вам, как закон, делать то-то и не делать того-то; если исполнишь — получишь жизнь, если не исполнишь — ты проклят. Он даже не говорит: «Исправьтесь», — но, без всяких условий: «Придите!» Разве это не радостная весть? Вы, которые не можете сказать: «Господь — Пастырь мой», — примите эту радостную весть! На основании Его собственных слов вы можете сказать: «Вот я иду к Тебе». Он не говорит: «Сначала исправься», — нет, ты можешь прийти к Нему именно таким, каков ты есть. Я чрезвычайно рад, что могу возвестить вам такое Евангелие.

Чудная любовь кроется в этом слове! Я думаю, что вы сами в достаточной степени понимаете эти слова. Тот, Который жил на этой земле, умер за вас и за меня, приглашает: «Придите!»

Но в этом чудном слове кроется нечто еще большее. Этим словом Он говорит, что мы далеки от Него. Дело обстоит вовсе не так, как полагают многие. Все ладно, все хорошо между ними и Господом; они не чужды, не далеки от Него. Если бы это было так, то не нужно было бы Его приглашение. Действительно, всякий, кто еще не пришел к Нему, тот далек от Него, подобно младшему сыну в притче, который, взяв свою долю от отца, ушел от него, не думал о нем и прожил все в дальней стороне. Твое состояние подобно этому, но ты приди, придите все, кто находится в таком печальном положении. Дал бы Господь, чтобы в твоем сердце зашевелилось желание и ты сказал бы: «Раз это так, пойду к Отцу такой, как я есть, встану, пойду к Доброму Пастырю. Он ведь зовет меня!»

Загляните еще глубже в это чудное слово: в нем вы найдете открытую дверь. Как это дивно! Если бы она не была открыта, Он не мог бы сказать «придите», потому что вы могли бы прийти и оказаться перед запертой дверью.

Несколько десятков лет тому назад жила одна вдова с дочерью. Грех овладел дочерью, и однажды ночью она исчезла из дому. Мать искала ее везде, но не находила. Любящее материнское сердце не могло успокоиться- на этом, и она решила с тех пор не запирать никогда на ночь дверь своей хижины. Мать сказала сама себе: «Если я не буду закрывать двери, то, когда вернется мое бедное дитя, ей не придется стучаться и она войдет в дом беспрепятственно». Так поступила мать. Нередко люди, овладеваемые грехом, устремляются в города, особенно в большие города. Бедная мать, о которой я рассказываю, думала так же. Она пошла искать свою дочь в ближайший город.

Имея при себе фотографию дочери, она везде показывала ее и спрашивала: «Не видели вы вот эту девушку?» Никто не мог ответить ей утвердительно, и сердце матери обливалось кровью от тоски. Наконец кто-то посоветовал выставить фотографическую карточку в окне магазина, так как обыкновенно у окон магазинов многие останавливаются. «Сделайте надпись на этой карточке, — посоветовали ей, — ваша дочь увидит и узнает ваш почерк». Мать так и сделала. Она написала: «Мария, приди домой, дверь открыта».

Так говорит и наш Добрый Пастырь: «Дверь открыта, приди, приди, приди!»

И в одну ночь Мария вернулась домой. Она увидела, что дверь была открыта, и тихонько вошла. Она подошла к матери, которая не слышала, как она вошла, обняла ее и поцеловала. Как радостно было их примирение!

Наш чудный Пастырь делает так же. Вы знаете, как Христос описывает отца в притче о блудном сыне. Когда сын был еще далеко, отец увидел его. Сын не видел отца, но отец уже увидел его. Грешник не видит Отца Небесного, но Отец видит его, потому что у Него очи любви. Они смотрят и на тебя, мой друг; есть ли в тебе желанье прийти домой? Он увидит твой первый шаг, который ты сделаешь по направлению к Нему.

Дальше в притче написано: «он сжалился», то есть что-то зашевелилось в его сердце. Да, у Него сердце любви. Любовь так обильна в Нем, что Он побежал навстречу сыну. У Него ноги любви. Он обнял его, потому что у Него руки любви’, Он целовал его, потому что у Него уста любви. Так поступает Добрый Пастырь.

Но вы спросите: «Как прийти к Нему?» Дорогие мои, как много людей спрашивали уже меня об этом. Во-первых, тебе не надо делать ни одного шага: там, где ты стоишь или сидишь теперь, на том месте ты можешь прийти к Нему. Ведь когда раздалось приглашение Христа «придите», оно относилось к людям, находившимся не в полуверсте от Него, — они были тут же. Они могли сказать: «Ведь мы здесь, около Тебя, куда же нам идти?» Нет, дорогой друг, это значит, что тебе нужно прийти к Нему всем сердцем, всем существом твоим. Сделай это, дорогая душа, и ты придешь к Доброму Пастырю.

Теперь перейдем ко второй части фразы — «КО МНЕ». Есть еще другое приглашение, оно звучит: «Придите, ибо все готово». Это приглашение на пир. На пир люди обыкновенно приходят скорее. Слушая глаголы вечной жизни, вы тоже присутствуете на пиру, который обилен хлебом жизни и воды живой. Но говоря «ко Мне», Христос зовет именно к Себе как к личности, которая когда-то была в неприступном свете, но потом пришла к нам и дала нам торжественное обещание: «Се, Я с вами во все дни». На основании этого я с уверенностью могу сказать, что Он здесь и кто хочет, может к Нему подойти. Именно в таком положении, в каком ты находишься сейчас — стоишь ты или сидишь, — ты можешь подойти к Нему. Он для того и пришел, чтобы быть близким нам. Вы скажете: «Итак, значит, можно прямо прийти ко Христу?» Да, да, прямо к Нему, не к посреднику, Петру, Павлу или другому кому-либо; если бы ты пошел к ним, Его, несомненно, это огорчило бы. Для чего тебе обращаться к ним, если доступ к Нему Самому так свободен! Многие из вас слышали о том, что прямо к Нему обращаться нельзя, нужно иметь ходатая. Нет, Он Сам Ходатай и зовет вас, чтобы вы пришли к Нему. Направившись к Нему, вы не ошибетесь. «Придите ко Мне, — сказал Он, — Я есмь путь, истина и жизнь». Пришедши к Нему, вы пришли к верному пути, к истине, к жизни, ваш путь будет далек от пути погибели.

Некоторые люди, слыша передаваемые нами приглашения Христа, говорят: «Вы зовете народ к себе». О нет, это великое заблуждение. Мы не зовем людей к себе, потому что спасти их не можем. Мы посылаем вас к Нему: Он, и только Он, может дать вам спасение.

Но может быть, между читателями есть такие, которые сомневаются, что призыв Христа касается именно их. Слушайте дальше. Кого Он зовет? Касается это вас или нет? Вот как Он говорит: «Придите ко Мне ВСЕ». Кто исключен тут? — Исключен только тот, кто сам себя исключает. И вина в этом не Его, а ваша.

Мне кажется, будто я Его вижу перед многомиллионной толпой; из уст Его раздаются слова: «Придите ко Мне ВСЕ». Но поколение людей, которое видело и слышало Господа Иисуса въявь, ушло, и его заменило другое поколение. Но не относилось ли и к нему чудное: «Придите ко Мне ВСЕ»? Дивный зов относится ко всем поколениям, не исключая и настоящего поколения. Ведь Он может успокоитьвсех, потому что Он — Бог. Он может успокоить добрых и худых, молодых и старых, нищих и богатых, знатных и простых, — всех, всех до одного. Всех, кто хочет и не хочет, Он все-таки приглашает, и вины с Его стороны уже не будет никакой. Если кто-нибудь из вас погибнет, мы не будем виноваты в вашей гибели, потому что мы передали Его приглашение, а тем более будет неповинен Он, Который неустанно из года в год, из века в век повторяет: «Придите ко Мне ВСЕ».

Следующее слово — «ТРУДЯЩИЕСЯ». Кто же это? Нас окружает много трудящихся. Большинство людей на земле — трудящиеся. Я видел, как много людей носит бремя болезни и труда. Мир часто бросает их и не обращает на них никакого внимания. К этим бедным, заброшенным Иисус говорит: «У Мены ты найдешь покой». Да, это верно: если вы придете к Нему, вы непременно найдете телесный и духовный покой. Но есть и другие трудящиеся. Есть трудящиеся в духовном отношении. Я видел, как некоторые трудились над собственным спасением. В основу своего труда они положили закон Божий, стремились его исполнить, исполняли все, что им предписывали, и все-таки не имели покоя. Когда приходилось говорить с ними, они признавались, что они недовольны собой, — а как может быть доволен ими Бог? Конечно, Бог не может быть доволен ими. Да, бедные трудящиеся, слушайте и вы голос Доброго Пастыря: «Придите ко Мне, Я успокою вас. Вы много трудитесь, но не находите успокоения». К труженикам этого рода относится слово из пророчества Исайи: «Слишком коротка будет постель, чтобы протянуться; слишком узко и одеяло, чтобы завернуться в него» (28:20). Все те, которые трудятся, чтобы спастись, не найдут места, где бы они могли успокоиться. Поэтому Он и говорит: «Придите ко Мне, Я дам вам покой».

Дорогие мои, Он обращает Свой призыв и к тем, имя которым ОБРЕМЕНЕННЫЕ. Мы так мало видим, какие тяжелые бремена носят люди, а между тем как много этих несчастных и как тяжела их ноша! Часто встречаются люди с веселыми лицами, и кажется, будто и на душе у них так же весело. Но на самом деле это не так.

Однажды я ехал в вагоне железной дороги. Рядом со мной, у окна, сидел гражданин, а напротив его — дама. Они разговаривали и шутили между собой. Но на одной из остановок он вышел, и я сел против дамы, у окна. Я заговорил с ней, конечно, не шутил, но беседовал серьезно, и увидел тяжелое бремя на этой душе. Она жила на юге России. У нее была сестра, которая потеряла мужа и осталась с четырьмя детьми. Вскоре умерла и сестра, оставив на нее своих детей. Видно, что это было тяжело ей. Теперь моя соседка намеревалась купить землю в Финляндии. Я описал ей условия жизни в Финляндии: Рассказывая мне, она чуть не плакала — так тяжело было ее бремя, и она сгибалась под ним.

Мы часто не замечаем бремени у людей. Многие носят бремена больного тела. Пусть они идут с бременем к Иисусу Христу. Другие носят бремена чисто нравственные; Господь и с такой ношей примет их. Но есть и такие, которые носят на себе бремя греха. Этого особенно часто мы не замечаем. Недавно я видел одну женщину: она плакала, с ней молились. Ее бременем был грех. Да, да, бедная женщина, твое бремя ты можешь сложить только у ног Доброго Пастыря, Он успокоит тебя.

Итак, вы видите, что все, все приглашаются, особенно трудящиеся и обремененные. Иисус дает чудное обещание: «Я успокою вас». Он обещает покой обремененным и трудящимся, несчастным и бедным. Удалите от себя всякие сомнения, придите в Его объятия, и вы получите неизъяснимо сладостный покой.

Господь дал мне испытать это самому, и потому я могу свободно говорить об этом.

Я знал многих людей, которые много жертвовали, ездили за границу, делали все подобное, чтобы только найти покой; конечно, они не находили его, потому что покой этот только у Христа, покой, который дается навеки, дорогой друг, навеки!

Лет пятнадцать тому назад мне пришлось слышать об одном человеке, жившем в Америке. Он не имел забот и был счастлив. У него была жена и единственная дочь. Но вот жена его заболевает. Ему кажется, что врачи могут исцелить его жену. Он приглашает самых лучших врачей города, но убеждается, что они не все могут; их помощь оказалась бессильной; больная таяла как свечка, и через некоторое время ее не стало. С ее смертью из души ее мужа ушли покой и счастье, и всю свою любовь и внимание он перенес на дочь. Ей было 19 лет. Она была живым портретом матери, но в ней остался зародыш болезни ее матери, который развился в болезнь, и через короткое время умерла и она. Осиротевшего отца охватила такая тоска, что он не знал, чем бы угасить ее, так как жизнь его стала невыносимой. Он взял с собой много средств и переехал в Европу, объехал большие города и столицы всех государств, и не было увеселительного места, где бы он не побывал. Из своего путешествия он возвратился с седой головой. Его стали навещать друзья, звали его к себе, но всем он говорил одно и то же: «Оставьте меня, вы не можете мне сказать, где моя жена, где моя дочь и где буду я. Вы мне не можете дать покоя».

Дорогие мои, не ищите покоя там, где его нельзя найти. Слава Богу, что никто не может успокоить нашу душу; Бог оставил это право за одним Собой, и потому Он зовет нас к Себе, обещая: «Я успокою вас».

Этого успокоения не нужно заслуживать; оно дается без всяких условий. Единственное условие, которое требуется, — это поверить, что Он дает покой, и в доказательство твоей веры прийти к Нему, как пришла грешница, когда Он находился в доме фарисея. Она пришла с уверенностью, что Он даст ей покой. Нужно, чтобы ты доказал Ему свою веру, как доказал ее когда-то разбойник, висевший на кресте. Он был вполне уверен в том, что получит покой. И ты, если придешь к Нему, получишь покой и уверенность в прощении так же, как великая грешница пошла с миром и прощением по слову Христа: «Прощаются тебе грехи», — как разбойник ушел от своей виселицы прямо в рай. Тебе нужно только одно: прийти. Никто другой не может сделать этого за тебя, как никто не может за тебя есть или пить. Он хочет, чтобы ты пришел к Нему сам.

Сегодня звучит слово «приди», но завтра может зазвучать слово «отойди»: «Отойдите от Меня, проклятые!». Куда? Туда, куда мы не послали бы нашего злейшего врага, — в огонь вечный, который приготовлен для дьявола и ангелов его.

Дорогой друг, если ты отвернешься теперь от Христа и пойдешь за Его врагом, то попадешь туда, где будет дьявол. Ты можешь продолжать свой путь так, как ты идешь теперь, но знай, что окончится он с дьяволом и ангелами его в вечном огне.

Итак, будьте мудры не для кого-нибудь другого, но для самих себя. Придите, придите ко Христу, скажите Ему от глубины вашей души: «Сделайся и моим Добрым Пастырем!»

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s

%d такие блоггеры, как: